22 March 202101:00

Интервью Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова СМИ Китая, Москва, 22 марта 2021 года

531-22-03-2021

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: В текущем году Китай и Россия отмечают 20-ю годовщину подписания Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. Есть информация, что стороны договорились продлить договор, а также придать ему новое наполнение с учетом реалий новой эпохи. Как Вы считаете, в чем заключаются «реалии новой эпохи»? КНР считает, что у китайско-российского сотрудничества нет пределов и «запретных зон», а также ограничений для развития. Согласны ли Вы с этим? Что Вы ожидаете от дальнейшего развития отношений России и Китая?

С.В.Лавров: Связи между Китайской Народной Республикой и Российской Федерацией характеризуются нашими руководителями и гражданами как лучшие за всю историю двусторонних отношений. Думаю, это абсолютно заслуженная, справедливая характеристика. В значительной степени эти связи вышли на такой беспрецедентный уровень благодаря Договору о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, подписанному Президентом России В.В.Путиным и Председателем Китайской Народной Республики Цзян Цзэминем в Москве 16 июля 2001 года. Документ, безусловно, исторический. Он заложил политический и юридический фундамент для формирования между нашими странами отношений нового типа – всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. Отношений, вступающих в новую эпоху.

Динамичное сотрудничество, характеризующее наши связи за последние 20 лет, говорит о том, что Договор успешно прошел проверку временем и зафиксированные в нем обязательства свято выполняются. Напомню, обязательства заключаются в том, чтобы передавать дружбу между нашими народами новым поколениям. Это уникальная правовая формула, которую я не видел больше нигде, кроме как в отношениях между Россией и Китаем. Это обязательство уважать суверенитет, территориальную целостность друг друга, констатация отсутствия территориальных претензий и решимость превратить границу между Российской Федерацией и КНР в границу вечного мира и дружбы. Это тоже очень необычная формулировка для официальных документов. Это говорит о том, что характер отношений действительно обладает уникальным качеством. Данная модель взаимодействия между Россией и Китаем абсолютно свободна от каких-либо идеологических ограничителей. Она носит самоценный характер, не подвержена каким-либо конъюнктурным факторам и при этом не направлена против какой-либо третьей страны. Лидеры наших стран неоднократно это подчеркивали.

Учитывая, что в этом году 16 июля будет отмечаться двадцатилетие Договора, мы подготовим специальный документ – совместное заявление лидеров, посвященное этому юбилею. В нем будет отраженно дополнительное качество, приданное нашим отношениям за истекшие 20 лет. 28 февраля 2022 г. исполнится 20 лет вступления в силу этого Договора. 16 июля 2001 г. он был подписан, а 28 февраля 2002 г. он уже был ратифицирован. Мы исходим из того, что, когда в феврале 2022 г. наступит двадцатилетие вступления в силу Договора, он, в соответствии со статьей 25, будет автоматически продлен на очередной пятилетний период.

Рассматриваем новую эпоху российско-китайских отношений, упомянутую Вами, прежде всего, в контексте широкой ситуации, складывающейся на международной арене. Она претерпевает очень глубокую трансформацию, укрепляются новые центры экономического роста, финансового могущества и политического влияния. К сожалению, этим объективным тенденциям становления подлинно многополярного, демократичного мира пытаются помешать некоторые западные государства во главе с США, которые хотят любой ценой сохранить свое доминирование в глобальной экономике и международной политике, навязать всем и вся повсюду свою волю и требования. Россия с КНР в ответ продвигают конструктивную, объединительную повестку дня. Мы заинтересованы в том, чтобы международная архитектура была справедливой, демократичной, обеспечивала устойчивость и опиралась на широкое взаимодействие государств и их интеграционных объединений, как мы и делаем с китайскими друзьями, развивая интеграционные процессы в Евразии.

Для нас КНР – это по-настоящему стратегический партнер, настоящий единомышленник. Наше сотрудничество на международной арене оказывает стабилизирующее влияние на глобальную и региональную обстановку. Россия исходит из того, что наш доверительный, взаимоуважительный диалог с КНР должен служить примером для других стран, в том числе для пытающихся выстраивать отношения с Россией и Китаем на несколько иных, не совсем равноправных принципах. Это не приемлемо ни для нас, ни для наших китайских друзей. Будем продолжать выстраивать свою внешнюю политику созидательно, конструктивно, гибко, всегда проявляя готовность к компромиссам, но исключительно на основе взаимоуважения и поиска баланса интересов.

Вопрос: 2020 и 2021 гг. были объявлены Годами научно-технического и инновационного сотрудничества между Китаем и Россией. Какие результаты уже достигнуты в рамках проведения перекрестных Годов? Какое значение имеет проведение таких грандиозных мероприятий?

С.В.Лавров: Традиция проведения перекрестных годов была начата у нас еще в 2006 году. Считаю, что она отражает то самое качество отношений между Россией и Китаем, которое вызывает только позитивные характеристики у всех беспристрастных и объективных наблюдателей. В 2006 г. были организованы национальные Годы России и Китая. Затем состоялись Годы русского и китайского языков, Годы молодежных обменов, Годы туризма и другие аналогичные масштабные проекты. Конечно, их значение, прежде всего в том, что в рамках этих годов планируется множество (десятки, порой даже сотни) мероприятий, которые реально способствуют цементированию наших отношений в самых разных областях. Они обеспечивают интенсивные прямые контакты между людьми, тем самым значительно укрепляется основа, фундамент нашей дружбы. Обогащается палитра наших отношений. Подчеркну, укрепляется общественная база российско-китайских партнерских связей. В рамках этих мероприятий реализуется положение российско-китайского Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, предусматривающее передачу традиций нашей дружбы молодым поколениям.

Нынешние Годы, Годы научно-технического и инновационного сотрудничества, проводятся в 2020-2021 годах по совместной договоренности Президента Российской Федерации В.В.Путина и Председателя Китайской Народной Республики Си Цзиньпина. Старт был дан в августе 2020 г. в рамках церемонии, которую посетили и на которой председательствовали вице-премьеры наших стран.

Значение наращивания обменов в высокотехнологичной сфере сегодня трудно переоценить. Если мы говорим об этих Годах научно-технического и инновационного сотрудничества, то планом их проведения предусмотрено более тысячи мероприятий. Это такие сферы как робототехника, материаловедение, биотехнологии, информационные технологии, искусственный интеллект, математика, физика, экология, медицина, но также ещё и история, языкознание, культура, социология, – в общем множество направлений, охватывающих практически все мало-мальски значимые сферы, от которых зависит уровень развития современного государства.

К сожалению, из-за коронавирусной инфекции большинство мероприятий в рамках этих годов проходят в видеоформате. В прошлом году состоялось более 500 мероприятий, в основном, онлайн. В текущем году должно состояться ещё около 500 мероприятий. Надеюсь, что коронавирусная инфекция будет отступать и какие-то важные встречи сможем провести и в очном формате.

В рамках этих годов целый ряд мероприятий, конференций был посвящён обмену опытом по борьбе с коронавирусной инфекцией. Так что у нас очень тесное взаимодействие, которое началось с самых первых сообщений о появлении этого вируса. Тут же была проявлена взаимопомощь – мы оказывали содействие наших китайским друзьям, затем они помогали Российской Федерации. Ещё раз подчеркну, – это пример для подражания для любых стран, когда они выстраивают отношения между собой.

Вопрос: США и их союзники всё чаще стали прибегать к тактике вмешательства во внутренние дела других стран. В последнее время происходит нарастание беспочвенных санкций со стороны Вашингтона. Совсем недавно мы слышали также неуважительные лексические выражения уже из уст главы Белого дома. Как Вы считаете, каким образом в таких условиях современная дипломатия могла бы наиболее активно реагировать на подобные шаги со стороны Запада?

С.В.Лавров: Это очень важный вопрос. Считаю главным инструментом действий не только США, но и Запада в целом на международной арене именно санкции. Они по большому счёту разучились применять классическую дипломатию. Дипломатия – это отношения между людьми, это умение слушать друг друга, слышать друг друга и умение находить баланс интересов. Это ровно те ценности, которые в дипломатии продвигает Российская Федерация и Китайская Народная Республика.

Когда же разговор на дипломатическом, политическом уровне приобретает характер ультиматумов, и от партнёра ждут исключительно «признания своих ошибок» и согласия на выдвигаемые требования, – это не дипломатия. Как только наши западные партнёры (которые такими методами пользуются) встречают вежливый отпор, они тут же переходят к санкциям.

Это манеры, которые, к сожалению, укоренились в США. Началось это ещё с администрации Б.Обамы, продолжилось в рамках 4 лет, когда Президент Д.Трамп руководил Белым домом. Сейчас мы наблюдаем те же «инстинкты», проявляемые уже новой Администрацией США. То, что санкции ни к чему хорошему не приводят видно на примере Европейского союза. Он пошёл по той же «дорожке», объявил санкции против Российской Федерации под вымышленным предлогом, обвиняя нас в том, что никто никогда не доказал и даже единого факта нам не предъявил.

Вы слышите, как европейский бизнес высказывает недовольство тем, что он несёт убытки, а тем временем его нишу на российском рынке занимают другие страны, которые руководствуются своими национальными интересами, интересами развития своей экономики, поддержки бизнеса, а не логикой наказания кого-то за что-то. Наказывать на современной международной арене кого бы то ни было вообще неправильно, а пытаться подходить с таким аршином к России и КНР – это просто неумно.

Сейчас санкции особо остро ощущаются в развивающихся странах, в бедных странах в условиях, когда пандемия серьёзно осложнила возможности государств обеспечивать нормальную жизнедеятельность своих граждан. Неслучайно Генеральный секретарь ООН А.Гуттереш, а вслед за ним Верховный комиссар ООН по правам человека М.Бачелет выступили с предложением заморозить санкции, санкционные режимы и сделать из них изъятия для товаров, необходимых для обеспечения населения в условиях коронавирусной инфекции.

Наши западные коллеги полностью проигнорировали эту инициативу, равно как они игнорировали предложение Президента Российской Федерации В.В.Путина, которое он выдвинул в рамках видеосаммита «двадцатки» весной 2020 г. о том, чтобы в рамках международной торговли были созданы «зелёные коридоры», свободные от санкций и других искусственных барьеров. Мы вместе с Китайской Народной Республикой, с большим количеством других единомышленников твёрдо ставим этот вопрос на международных площадках, включая ООН. Там принято немало резолюций, которые объявляют нелегитимными односторонние экономические и прочие санкции, которые вводятся в обход Совета Безопасности ООН, и особенно те меры, которые имеют экстерриториальный характер.

Когда США вышли из иранской ядерной сделки, которую сейчас пытаются реанимировать, то они не просто прекратили выполнять свои обязательства, они всем остальным странам запретили выполнять резолюцию Совета Безопасности ООН. На Западе в целом это воспринималось, как «ну что поделать, вот так Соединённые Штаты решили; конечно, хорошо бы они продолжали выполнять резолюцию по иранской ядерной программе, но вот это реальность». Это не реальность, а грубейшее нарушение международного права, демонстрация полной недоговороспособности государства. Надеюсь, что сейчас Администрация США, изъявившая желание вернуться в ядерную сделку, выполнит своё намерение.

Но в любом случае инициативы, направленные на изъятие из международной жизни такого нелегитимного инструмента, как односторонние санкции, заслуживают всяческой поддержки. В ООН Венесуэла выступила с предложением создать коалицию против односторонних принудительных мер. В организации, кстати сказать, есть специальный представитель, специальный докладчик по вопросам преодоления односторонних санкций. Докладчик выступает с очень взвешенными, объективными оценками. Такого рода инициативы должны поощряться. Мы должны сформировать максимально широкую коалицию стран, которые будут принципиально противодействовать этой незаконной практике.

Параллельно нужно укреплять свою самостоятельность. Вы видите, как США объявляют своей задачей ограничить возможности технологического развития и Российской Федерации, и Китайской Народной Республики. Поэтому нам нужно снижать санкционные риски путём укрепления своей технологической самостоятельности, путём перехода к расчётам в национальных валютах и в мировых валютах, альтернативных доллару. Нужно отходить от использования контролируемых Западом международных платёжных систем.

Жизнь заставляет нас выстраивать свою линию в экономическом и социальном развитии таким образом, чтобы не зависеть от тех «причуд», которые демонстрируют наши западные партнеры. Они продвигают свою идеологизированную повестку дня, нацеленную на сохранение своего доминирования за счет сдерживания развития других стран. Эта политика идет вразрез с объективной тенденцией и, как было принято говорить, находится «на неправильной стороне истории». Исторический процесс все равно возьмет свое.

Вопрос: Как Вы оцениваете перспективу введения «прививочных паспортов» и возобновления туристических обменов между Россией и Китаем, Азией и Европой?

С.В.Лавров: Это сейчас актуальная тема. Все пытаются определить пути продолжения нормального функционирования стран, народов и граждан в период, когда коронавирусная инфекция еще остается достаточно серьезным вызовом для многих регионов мира. В этом контексте обсуждается тема использования т.н. «прививочных паспортов».

На саммите «Группы двадцати» в ноябре 2020 г. Председатель КНР Си Цзиньпин выдвинул инициативу о разработке «электронных паспортов здоровья» для международных поездок. Видим, как в Китае предпринимаются соответствующие шаги. Изучаем китайский опыт и подходы других стран к этому вопросу, в том числе в рамках Евросоюза. Важно дополнительно взвесить и оценить все аспекты этих инициатив, соблюдая принцип добровольности вакцинирования и равноправный подход, чтобы возможные инновации в той или иной стране были взаимоприемлемыми. Иначе будем создавать разделительные линии. Нельзя допускать, чтобы наличие или отсутствие такого сертификата (не хочу называть паспортом) ущемляло права человека и права путешественника. Люди много ездят. Это уже данность, новая реальность в международной жизни. ВОЗ пока не высказала своего окончательного мнения по поводу таких паспортов или сертификатов, придерживается весьма сдержанного подхода.

На данный момент наш опыт находится на стадии формирования и заключается в следующем. Тот, кто сделал прививку, может оформить «сертификат вакцинации» в бумажном и в электронном виде. Данные заносятся в федеральный регистр вакцинированных граждан. Такой документ подтверждает, что человек был вакцинирован, получил препарат. Но пока мы еще не дошли до применения этого документа в иных целях. Взвешиваем все аспекты этой инициативы.

У нас очень крупные туристические обмены с Китаем. За последние годы они значительно возросли. В 2019 г., когда еще не было пандемии, почти 2 млн граждан Китая побывали в России. Коронавирус нанес серьезный ущерб туристическому сектору. Убежден, что по мере нормализации эпидемиологической обстановки – а такая тенденция уже налицо – сможем совместно сделать все необходимое для скорейшего открытия границ и восстановления взаимных поездок. Постепенно смягчая, необходимо отменить действующие строгие карантинные ограничения.

Вопрос: Многие китайцы любят русскую литературу и искусство. Они приглашают русских друзей приехать в Китай для знакомства с восточной цивилизацией. Обмены в области культуры и образования между Китаем и Россией серьезно пострадали от пандемии. Многие китайские студенты не могут вернуться в Россию. По Вашему мнению, какие конкретные меры необходимо принять, чтобы гуманитарные обмены вернулись на прежний уровень?

С.В.Лавров: Отвечая на предыдущий вопрос, я сказал, что для возобновления туристических обменов требуется принятие решения о снятии карантинных ограничений. Российские граждане также не могут приехать в Китай, пока они существуют. Министерства иностранных дел играют здесь далеко не главную роль – «первая скрипка» принадлежит структурам здравоохранения и правительствам наших стран, вице-премьерам, отвечающим за санитарную обстановку.

Эпидемия внесла коррективы во все сферы наших контактов, в том числе в гуманитарную, культурную и образовательную. Постепенно восстанавливаем учебу в университетах. Иностранные студенты тоже возвращаются. В каждом конкретном случае решение принимает руководство вузов после консультаций с соответствующими органами здравоохранения. Все зависит от региона, где находится высшее учебное заведение, и от того, какая ситуация в той стране, откуда приезжают студенты.

Лишь в январе 2020 г. культурные мероприятия прошли в традиционном, очном формате. Все остальные концерты, выставки, конференции проходили в режиме онлайн. Это тоже хорошо, но никогда не заменит личное общение. Рассчитываю, что в самое ближайшее время сможем постепенно возвращаться к нормальному взаимодействию и в этой сфере.

С китайскими друзьями уже согласована Программа сотрудничества между министерствами культуры России и Китая на 2020-2023 года. Постарались подстраховаться и предусмотрели возможность учета эпидемиологических ограничений. Будем стремиться максимально проводить их в очном режиме. Программа начала реализовываться в 2020 г. и сразу столкнулась с этими сложностями. Продолжаем культурные и гуманитарные контакты в режиме онлайн и готовимся к их возобновлению в традиционном формате.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Advanced settings