Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам визита в США, Вашингтон, 10 декабря 2019 года

2572-11-12-2019

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Завершаем визит в США по приглашению Госсекретаря М.Помпео. В дополнение к переговорам с М.Помпео и его командой, по итогам которых мы провели пресс-конференцию в Государственном департаменте США, состоялась встреча в Белом доме с Президентом США Д.Трампом, которая прошла, я считаю, в атмосфере взаимопонимания, прежде всего, в том, что касается ответственности России и США за положение дел в мире.

Констатировали наличие целого ряда серьезных проблем, от них никуда не деться. Мы понимаем специфику нынешней ситуации, прежде всего, внутриполитической обстановки в США, но с обеих сторон есть нацеленность на то, чтобы в тех областях, где мы можем взаимовыгодно и результативно работать, делать больше, прилагать больше усилий для того, чтобы достигать конкретных результатов.

Особое внимание мы уделили стратегической стабильности, глобальной безопасности, положению дел в сфере контроля над вооружениями и нераспространения. Ситуация очень серьезная. Остался только один действующий договор между Россией и США – имею в виду Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений, т.н. CНВ-3. Подтвердили наше предложение о том, чтобы этот Договор был продлен. Причем принять решение о таком продлении мы считаем важным чем раньше, тем лучше - уже до конца этого года, как недавно предложил Президент Российской Федерации В.В.Путин.

Мы, естественно, принимаем во внимание ситуацию вокруг Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД). Напомнили предложение Президента Российской Федерации В.В.Путина ввести взаимный мораторий на создание и развертывание тех вооружений, которые были запрещены ДРСМД. Будем готовы обсуждать это с американскими коллегами, если они проявят к этому интерес. Если нет, то тут ничего не поделаешь. Как подчеркивал В.В.Путин, наша безопасность надежно обеспечена. Но мы понимаем нашу ответственность за то, чтобы все-таки сохранять и укреплять какие-то инструменты в сфере разоружения, контроля над вооружениями и распространением. По нашей инициативе на тему сохранения таких инструментов и их укрепления была 174 голосами принята резолюция ГА ООН. Никто не голосовал «против». «За» голосовали все западные страны, включая США. Это, по крайней мере, создает небольшую, но все-таки надежду на то, что понимание не допустить развала всей этой системы в Вашингтоне сохранилось.

В целом ряде других областей у нас есть возможность полезно сотрудничать и для наших отношений, и для международной стабильности. Имею в виду диалоги, которые продолжаются, механизмы, которые работают по Сирии, Афганистану, ядерной проблеме Корейского полуострова.

Говорили сегодня о том, что необходимо все-таки предпринять какие-то шаги, чтобы не допустить усугубления кризиса в Персидском заливе, а также по решению проблем, возникших из-за одностороннего выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию иранской ядерной программы.

В завершение говорили о перспективах экономического сотрудничества. Объем взаимной торговли вырастает за этот год примерно на 25% по сравнению с 2016 годом. Мы понимаем, что, хотя этот рост происходит в условиях санкций, конечно же, это не предел для наших потенциалов. Есть интерес бизнеса с обеих сторон развивать взаимовыгодное сотрудничество. 

Вопрос: Удалось ли еще раз пригласить Президента США Д.Трампа в Москву на юбилей Дня Победы? Был ли от него какой-нибудь ответ? Обсуждалась ли тема возможной полноформатной встречи президентов России и США?    

С.В.Лавров: Президент России В.В.Путин пригласил Президента США Д.Трампа на торжества по случаю Дня Победы 9 мая 2020 г. в Москве на их встрече в Японии «на полях» «Группы двадцати» в июне этого года. Сегодня по поручению В.В.Путина я подтвердил это приглашение. Д.Трамп его рассматривает.

Мы надеемся, что, если такая возможность представится, конечно же, можно будет провести полноформатный двусторонний разговор.

Вопрос: Накануне Конгресс США согласовал проект военного бюджета, в который включены возможные санкции против «Северного потока-2» и «Турецкого потока». Затрагивалась ли эта тема? Если ограничения будут введены, а Конгресс настроен весьма решительно, насколько это повлияет на достройку наших проектов?

С.В.Лавров: По-моему, Конгресс сейчас буквально обуреваем желанием сделать все, чтобы разрушить наши отношения. Дело, начатое администрацией Б.Обамы, продолжается. Как я уже сказал, мы привыкли к такого рода нападкам. Мы знаем, как реагировать на них. Уверяю Вас, что ни «Северный поток-2», ни «Турецкий поток» не остановятся.

Вопрос: Сегодня Вы имели возможность пообщаться с М.Помпео и Д.Трампом. Скажите, жаловался ли Вам Д.Трамп (возможно, в частной беседе) на демократов, которые начали процесс импичмента? С Вашей точки зрения, случайно ли, что Д.Трамп принял Вас в Белом доме сегодня – как раз в тот день, когда демократы начали новую стадию импичмента?

С.В.Лавров: Отвечая на первый вопрос, я уже упомянул, какие темы мы обсуждали. Во вступительном слове также сказал, что больше ни о чем речь не шла. Насчет расписания заседаний Конгресса, честно говоря, им не интересовался. Вы думаете, они назначали заседание, когда узнали, что я сегодня приезжаю?

Вопрос (перевод с английского): В ходе обсуждения с Д.Трампом и М.Помпео ситуации в Сирии отметили ли Вы какую-либо новую позицию, которая способствовала бы политическому урегулированию в этой стране?

С.В.Лавров: Мы обсуждали с М.Помпео проблемы сирийского урегулирования. У нас общая позиция, которую мы сегодня подтвердили: военного решения нет, нужно продвигать инклюзивный общенациональный диалог, используя для этого, прежде всего, политический процесс в рамках начавшего работу в Женеве Конституционного комитета и обязательно изыскивая пути вовлечения в политический процесс курдов, прежде всего, через налаживание их контактов (это уже наша убежденность) с центральным правительством Сирии. Мы с ними об этом разговариваем, показывая, что это единственный надежный путь обеспечить интересы и курдских, и других этнических и конфессиональных групп в САР. У нас с США по Сирии есть канал диалога, который развивается, прежде всего, по линии военных ведомств в рамках «деконфликтинга». Есть контакты по линии министерств иностранных дел.

Вопрос (перевод с английского): Каковы Ваши оценки происходящего в Ливане и Ираке?

С.В.Лавров: У нас есть позиция, которая заключается в том, что преодолеть нынешние кризисные явления в этих странах возможно исключительно через национальный диалог с вовлечением всех политических и этноконфессиональных групп. В Ливане – с уважением тех принципов, на которых зиждется ливанская Конституция. Считаем это принципиально важным. Необходимо не допускать ситуации, когда та или иная этническая группа будет отстранена от этих процессов, в том числе под предлогом необходимости формирования неких технических органов власти. Это будет серьезно отклоняться от тех традиций, которые позволяли ливанскому обществу сохранять свою целостность и обеспечивать суверенитет своей страны.

Мы солидарны с Правительством Ирака, которое вынуждено бороться с остатками террористических группировок и одновременно добиваться консолидации общества на той же межэтнической и межконфессиональной основе с участием и шиитов, и суннитов и с учетом того места, которое в иракском государстве занимает Курдистан. Недавно я был в Ираке, посещал Багдад и Эрбиль. Мы выразили солидарность с усилиями иракского руководства на этом направлении.

Надеюсь, ни в ливанском, ни в иракском случае не будет деструктивного вмешательства внешних сил, а все внешние игроки будут настраивать и ливанцев, и иракцев именно на достижение согласия на национальном уровне. Только так можно стабилизировать эти страны, да и регион в целом.

Вопрос: Госсекретарь США М.Помпео, выступая на совместной с Вами пресс-конференции, высказался в том смысле, что США, несмотря на все разногласия, настроены на расширение сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом и торговлей наркотиками. Не могли бы Вы привести детали этой части дискуссии? Были ли достигнуты договоренности о восстановлении полноценной и регулярной работы двусторонней рабочей группы по борьбе с терроризмом или других форм взаимодействия правоохранительных органов двух стран?

С.В.Лавров: Президент Российской Федерации В.В.Путин и Президент США Д.Трамп, когда встречались в Хельсинки еще летом прошлого года, поддержали наше предложение о налаживании контртеррористического сотрудничества. Оно осуществлялось в рамках рабочей группы при администрации Б.Обамы. Потом в разгар антироссийских решений, которые принимались в США, было заморожено по инициативе Вашингтона, наряду со многими другими направлениями наших контактов. В нынешнем году по решению президентов В.В.Путина и Д.Трампа мы возобновили диалог в этом формате – регулярные консультации на уровне заместителей Министра иностранных дел и Госсекретаря. От нас эти консультации ведет заместитель Министра О.В.Сыромолотов, от США его партнером был Дж.Салливан, который завершает процедуру слушаний перед назначением Послом в Российскую Федерацию. Надеемся, что замену руководителю делегации США подыщут оперативно. Между прочим, и наша, и американская делегации имеют межведомственный характер – там представлены и дипломаты, и военные, и службы, которые имеют прямые обязанности бороться с террористической угрозой. Это очень полезный механизм, который позволяет всесторонне подходить к объединению наших усилий в этой злободневной сфере.

Вопрос (перевод с английского): Похоже, что вы не сильно продвинулись в переговорах  с США по продлению срока действия СНВ-3. Вы как-то «подвесили» идею о том, что Москва может пойти и на продление СНВ-3 на на срок менее пяти лет. Вы предлагали это в ходе Ваших бесед с  Госсекретарем США М.Помпео и Президентом США Д.Трампом? Получили ли Вы положительный ответ?

С.В.Лавров: Мы предложили Вашингтону любые варианты продления СНВ-3. Вот так коротко отвечу - это охватывает смысл нашей дискуссии.

Вопрос (перевод с английского): Какие санкции в отношении КНДР надо отменить, чтобы переговоры между Пхеньяном и Вашингтоном продолжились?

С.В.Лавров: Мы считаем, что санкций против КНДР было принято уже предостаточно. Может быть, даже больше, чем достаточно, если еще иметь в виду односторонние санкции, которые были приняты сверх решений Совета Безопасности ООН. Мы считаем, что, поскольку в каждой резолюции, которая вводила санкции по линии Совета Безопасности ООН, содержалась констатация необходимости и политического процесса, то здесь надо проявить гибкость. Помимо всего прочего, есть гуманитарные вещи, которые так или иначе затрагиваются действующим санкционным режимом.

Показательный пример, который я сегодня обсуждал с М.Помпео, и он обещал вникнуть в эту ситуацию. Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО), которая расположена в Риме, имела проект по доставке гуманитарной помощи абсолютно легально, открыто в КНДР. Номенклатура этой помощи никоим образом не нарушала запретов, введенных Советом Безопасности ООН, и никаким «боком» не затрагивала односторонние санкции, которые ввели еще и американцы дополнительно. Но попытки ФАО найти поставщика и, главным образом, того, кто доставит эту помощь в КНДР, натолкнулись на серьезную проблему, потому что все просто боятся подписываться на операцию, которая никем и ничем не запрещена. Отказ от этого «дамоклова меча» надо было бы каким-то образом оформить. Наши американские коллеги понимают эту проблему. Надеюсь, они также понимают необходимость стимулировать КНДР к сотрудничеству путем принятия шагов навстречу Пхеньяну в ответ на то, что он уже сделал, заморозив на долгое время испытания и не дождавшись каких-либо позитивных действий в ответ. Мы будем продвигать план действий, который Россия разработала вместе с КНР с учетом тех комментариев, которые мы получили от американской стороны, от Республики Корея. Надеемся, что этот план действий поможет сторонам возобновить прямые переговоры и не пытаться выдвигать друг другу ультиматумы.

Я говорил и скажу еще раз: нереалистично ожидать, что КНДР сделает все, чего хотят американцы, завершит денуклеаризацию и только потом получит какие-то выгоды в плане облегчения ее экономического положения, снятия санкций и гарантий ее безопасности. Термин, который используют американские коллеги – денуклеаризация КНДР – неаккуратен и неточен, потому что речь во всех договоренностях идет о денуклеаризации Корейского полуострова. Как вы понимаете, это немного разные вещи. Будем продолжать побуждать стороны к тому, чтобы они все-таки возобновили диалог, но для этого необходимо обеспечить встречные шаги в ответ на те действия, которые КНДР уже предприняла.

Вопрос: Сегодня М.Помпео сказал, что в ближайшее время Белый дом готов сделать некое большое заявление об экономическом сотрудничестве с Россией. Знаете ли Вы, о чем идет речь? Обсуждалось ли это?

С.В.Лавров: Мы обсуждали сегодня, как идет рассмотрение принципиальной договоренности президентов наших стран, которая была достигнута в Хельсинки в прошлом году по предложению В.В.Путина. Имею в виду создание Консультативного делового совета, в который вошли бы лидеры частного бизнеса - по семь-десять человек с каждой стороны, который бы пользовался поддержкой и Москвы, и Вашингтона и вырабатывал бы прагматичные, ориентированные на взаимную выгоду договоренности о проектах в экономической и инвестиционной сферах. Наши коллеги сказали, что поддерживают эту идею. По поручению Д.Трампа они сейчас формируют свою конкретную реакцию на нее. Наверное, М.Помпео это имел в виду.

Вопрос (перевод с английского): Вы уже три года наблюдаете Д.Трампа на посту Президента США «в действии». Считаете ли Вы, что он для России – надёжный партнер, на которого можно положиться, который делает то, что Вы хотите, чтобы он делал и что он обещает делать.

С.В.Лавров: Судить о деятельности Президента США Д.Трампа – прежде всего американскому народу. Что касается отношений с Российской Федерацией, у нас нет оснований сомневаться, что Д.Трамп искренне понимает выгоду для американцев, американского бизнеса, США в целом и для ситуации в мире от добрых отношений между Российской Федерацией и США. От отношений, которые не должны содержать элемент одолжения чего-то кому бы то ни было, в одну или в другую сторону, которые должны опираться на баланс интересов, на прагматизм и обоюдную выгоду. Это наше впечатление о Президенте США Д.Трампе. Мы знаем, что далеко не все в США разделяют его настрой, пытаются всячески затормозить нормализацию наших отношений, «обкладывать» нас все новыми и новыми санкциями. Я слышал, что в Конгрессе сенатор от Демократической партии Р.Менендес требует ввести санкции уже за то, что российский народ «страдает» от олигархов. Это интересная юридическая новелла. Повторю, у нас нет сомнений в искренности Президента США Д.Трампа и в его понимании выгоды для США от нормальных отношений с Россией.

Вопрос (перевод с английского): В свете импичмента и давления, которому подвергаются американо-украинские отношения, дает ли это России какой-либо рычаг воздействия в ее диалоге с Украиной по вопросу прекращения конфликта между двумя странами?

С.В.Лавров: Я не понял, какое отношение мы имеем к связям между США и Украиной, и какой рычаг воздействия может быть здесь применен. Это отношения между двумя суверенными державами. В качестве таковых мы их и рассматриваем.

Вопрос (перевод с английского): Вселили в Вас переговоры в Вашингтоне большую надежду на продление СНВ-3 по сравнению с той, с какой Вы приехали сюда? В какой момент, на Ваш взгляд, наступит точка невозврата, когда будет уже слишком поздно продлевать соглашение?

С.В.Лавров: Такой датой является 5 февраля 2021 г. До этого момента все остается в наших руках и в руках США. Наши предложения – «на столе». Нас услышали – это я понимаю. Теперь решать Вашингтону.

Вопрос (перевод с английского): Белый дом выпустил заявление по итогам Вашей встречи с Д.Трампом, в котором говорится, что он предостерег Россию от вмешательства в выборы в США, а также призвал к скорейшему разрешению конфликта с Украиной. Обсуждали ли Вы эти вопросы? Могли бы Вы подробнее рассказать об этой дискуссии?

С.В.Лавров: Выборы мы вообще не обсуждали. Что касается Украины, я рассказал Д.Трампу и М.Помпео о моих впечатлениях от вчерашнего саммита «нормандской четверки», который состоялся в Париже. Эти впечатления основаны на итоговом документе саммита, который был принят и распространен, в том числе среди СМИ.

Вопрос (перевод с английского): Как Вы оцениваете подходы США к ситуации в Сирии? Готова ли Администрация Д.Трампа к сохранению у власти режима Б.Асада? Критиковалась ли российская позиция по Сирии, российские бомбардировки Идлиба? Обсуждалась ли возможность открытия посольства США в Дамаске? Каково, на Ваш взгляд, отношение США к режиму Б.Асада?

С.В.Лавров: О том, как США относятся к законному правительству САР, нужно спрашивать у американских властей. По крайней мере, поддержка, которую США оказали – правда, не сразу – процессу работы Конституционного комитета в Сирии, который, как Вы знаете, состоит из трех частей: одна часть представляет интересы правительства, вторая – оппозиции, третья сформирована из представителей гражданского общества, - говорит о том, что США воспринимают и принимают реалии, которые существуют в САР. Именно на этих реалиях и сформирован Конституционный комитет. Сегодня я услышал заинтересованность Госсекретаря США М.Помпео в том, чтобы Комитет достиг результата в работе над конституционной реформой, как это и предусмотрено резолюцией Совета Безопасности ООН.

Что касается Идлиба, я сам рассказывал М.Помпео, что город стал рассадником терроризма. К сожалению, наши турецкие коллеги пока не могут выполнить своего обязательства отделить вооруженную оппозицию, которая не запятнана террористическими действиями, от «Джабхат ан-Нусры», которая сейчас мимикрировала в «Хейят Тахрир аш-Шам», как они обязались это сделать в сентябре прошлого года. Мы понимаем, что дело сложное. В свое время администрация Б.Обамы заверяла нас, что они отделят боевиков, которые готовы к политическому диалогу, от террористов «Джабхат ан-Нусры». Это обещание не материализовалось - администрация Б.Обамы не смогла этого сделать. У нас тогда еще возникали сомнения насчет отношения Вашингтона к «Джабхат ан-Нусре» и были подозрения, что эту группировку берегут, чтобы использовать ее против законного правительства Б.Асада. Как бы то ни было, в отличие от «Исламского государства», которое понесло тяжелые потери и сохраняется пока в виде разрозненных группировок, «Джабхат ан-Нусра» взяла под свой контроль зону деэскалации Идлиб и наносит оттуда удары по позициям сирийских войск, гражданской инфраструктуре и российской военно-воздушной базе «Хмеймим». На каждый из таких ударов мы отвечаем. Конечно, невозможно бесконечно сохранять такую ситуацию. Конечным итогом развития ситуации должно быть полное освобождение этой зоны от террористов и восстановление контроля законного правительства над всей этой территорией. Тревожным фактом является то, что террористы, которые засели в этой зоне, расползаются по региону, в том числе большое их количество замечено в Ливии, где они «подливают масло в огонь» тех боестолкновений, которые препятствуют возобновлению политического диалога.

Мы подробно обсудили сирийскую ситуацию, а также то, что происходит на восточном берегу Евфрата, где США во главе своей коалиции, которую никто в Сирию не приглашал, активно занимаются обустройством жизни местного населения с опорой на курдские формирования, в целом ряде случаев вызывая конфронтацию между курдами и арабскими племенами, на традиционные земли проживания которых курды порой приходят и желают там остаться. Мы предложили США решать вопросы восточного берега через реализацию суверенитета и территориальной целостности САР, как записано в резолюции СБ ООН, за которую голосовал Вашингтон.

Вопрос: Не прошло и нескольких часов с окончания Вашей встречи с Д.Трампом, но американскими журналистами и политиками уже высказывается много критики в связи с форматом этой встречи – закрытая, без прессы. Глава Комитета по разведке Палаты представителей А.Шифф назвал встречу «успехом российской пропаганды». Вы почувствовали успех?

С.В.Лавров: Во-первых, там не было не только американской, но и российской или какой-либо другой прессы. Если А.Шифф так характеризует элементарные для любой другой страны контакты на уровне министров иностранных дел и факт приема министра иностранных дел президентом страны-хозяйки, если он считает это «триумфом российской дипломатии», может быть, и наших дипломатов вслед за спортсменами обвинят в том, что мы принимаем допинг и потребуют привлекать нас к уголовному наказанию. Абсурдность этой позиции А.Шиффа для меня совершенно очевидна, как и, убежден, для любого здравомыслящего человека.

Вопрос (перевод с английского): Когда в последний раз Вы были в США, Президент Д.Трамп во время встречи раскрыл Вам секретную информацию. Как Вы думаете, из того, что вы обсуждали сегодня, что можно квалифицировать как секретную информацию?

С.В.Лавров: Ответ на Ваш второй вопрос я могу узнать только из того, что Вы напишете. Что касается нашей первой встречи с Д.Трампом, там никакой секретной или конфиденциальной информации никто друг другу не раскрывал, об этом уже многократно говорилось. Если кто-то считает иначе, то мы хотели бы знать, о какой конкретно информации идет речь в этой истории, которая уже обретает сюрреалистическое измерение.

Я не знаю, что Вы сочтете секретной информацией. Мы говорили о вещах, которые я вам честно, практически дословно изложил. Подумайте. Найдете там какой-то секрет – сделайте сенсацию.

Вопрос: В Великобритании разгорается скандал в связи с публикацией досье, в котором излагаются детали переговоров между Лондоном и Вашингтоном о национальной системе здравоохранения. Некоторые политики, в частности Дж.Корбин, уже обвинили Россию в том, что публикация этого досье является частью вмешательства в британские выборы. Как Вы это прокомментируете?

С.В.Лавров: Я этого не слышал, но совершенно не удивлен. Про этот конкретный здравоохранительный аспект нашего вмешательства якобы в отношения между США и Великобританией я не слышал. Слышал, что мой бывший коллега, ныне Премьер-министр Великобритании Б.Джонсон открыто заявил, что никакого вмешательства России в британские дела ни во время «брекзита», ни сейчас не происходит. В данном случае я ему верю.

Вопрос: Ваш визит по времени пришелся на обсуждение сразу нескольких санкционных законопроектов в Сенате. Учитываете ли Вы санкционные риски при реализации внешнеполитических решений? Предупреждаете ли Вы руководство страны о таких рисках?

С.В.Лавров: Так совпало, что наша делегация приехала в Вашингтон в тот день, когда обсуждались новые санкции. Перед этим был вопрос о том, что наш приезд совпал с обсуждением темы импичмента. Мне кажется, какой день ни выбери для приезда в Вашингтон, обязательно совпадешь либо с санкциями, либо с импичментом, либо еще с чем-либо.

Вопрос (перевод с английского): В комментарии Белого дома отдельно сказано, что Президент Д.Трамп предупредил Вас от вмешательства в выборы в США. Вы утверждаете, что подобного предупреждения не прозвучало?

С.В.Лавров: Я не читал комментарий, сделанный Белым домом о нашей беседе. Мы сделали свой – почитайте. Госсекретарь М.Помпео на пресс-конференции в Госдепартаменте упомянул, что США предупреждают, чтобы Россия не вмешивалась в выборы, я на это ответил. Я сказал Д.Трампу, что М.Помпео упомянул это публично. В ответ я публично напомнил, что мы предложили нынешней администрации предать гласности переписку, которая осуществлялась между Москвой и Вашингтоном с октября 2016 г. по январь 2017 г. по каналу, специально установленному на случай появления рисков в киберпространстве. Из нее станет ясно, что мы были готовы сотрудничать по любому вопросу, связанному с подозрениями США о нашем вмешательстве в выборы. Администрация Б.Обамы категорически отказывалась наладить такое сотрудничество. Если прямое изложение готовности обсуждать любые американские озабоченности отвергается, если и нынешняя администрация отказывается предать гласности эту переписку (не знаю, из каких соображений), что еще мы можем предложить? Об этом публично шла речь на пресс-конференции в Госдепартаменте.

Вопрос: Какое Ваше впечатление от личной беседы с Президентом Украины В.А.Зеленским? Возможно, катализатор решения вопроса конфликта на Донбассе находится не только в Киеве и в Москве, но и в Вашингтоне? Может быть, США нужно присоединиться к «нормандскому формату»?

С.В.Лавров: Атмосфера переговоров и в «нормандском формате», и между президентами России В.В.Путиным и Украины В.А.Зеленским была конструктивной, взаимоуважительной и прагматичной. Не было идеологизации проблем, существующих на Украине, как это принято публично делать многими украинскими политиками. Деловой, предметный настрой, нацеленный не на то, чтобы сделать громкое заявление, отметиться в своем избирательном округе, а на то, чтобы искать решения, был абсолютно очевиден с обеих сторон.

Что касается столиц, в которых стоит искать дополнительный ресурс для решения украинских проблем, для выполнения Минских договоренностей, то я бы упомянул после Киева не Москву и Вашингтон, а Донецк и Луганск. Это суть всей проблемы, «стержень» Минских договоренностей – прямой диалог между Киевом, Донецком и Луганском. Сейчас националисты, ультрарадикалы и неонацисты на Украине устраивают шоу, требуя от В.А.Зеленского не «сдавать родину», не «капитулировать», не допускать госизмены, не вступать ни в какой прямой диалог с Донецком и Луганском. Причем чуть ли не во главе этого процесса стоит П.А.Порошенко, который подписывал Минские договоренности. Это нацелено на то, чтобы не допустить никакого урегулирования, чтобы дальше пытаться следовать пословице «Кому война, а кому мать родна». Это прискорбно.

Мы рассчитываем, что В.А.Зеленский будет строго следовать своим предвыборным обещаниям: остановить войну, прекратить гибель людей, обеспечить мир на всей территории Украины. Это можно сделать, выполнив Минские договоренности. Об этом и шла речь в Париже, прежде всего. Именно безальтернативность Минских договоренностей подтверждена в первом же пункте документа, одобренного вчера президентами России, Украины, Франции и канцлером Германии. Любая страна, включая и США, и другие западные и не западные, может помочь, если будут настраивать ту украинскую сторону, на которую они влияют (в данном случае, если мы говорим о США, речь идет о Киеве) на добросовестное выполнение Минских договоренностей.

Если США будут оставаться на тех позициях, которые исповедовал и проповедовал К.Волкер, бывший спецпредставитель по Украине, то дело добром не кончится. Напомню, он предлагал ввести в Донбасс оккупационные войска под флагом ООН, распустить все структуры, обеспечивающие сейчас жизнедеятельность самопровозглашенных Донецкой и Луганской Республик, создать там международную администрацию, ввести туда международную полицию, и тем самым урегулировать кризис, а потом провести выборы. Понятно, что после ввода оккупационных сил для оккупационной администрации выборы станут уже «косметическим» делом. Надеемся, что наша работа по разъяснению ситуации вокруг Минских договоренностей не будет бесполезной. Наши зарубежные коллеги будут помогать неукоснительно выполнять резолюцию 2202 СБ ООН, которая утвердила единогласно Минские договоренности.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x