Публикатор

30.03.2112:52

Выступление заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Вершинина на заседании СБ ООН по гуманитарной ситуации в Сирии, 29 марта 2021 года

582-30-03-2021

Уважаемый господин председатель,

Уважаемые коллеги,

Благодарим заместителя Генсекретаря ООН по гуманитарным вопросам Марка Лоукока и Исполнительного директора ЮНИСЕФ Генриетту Фор за представленные брифинги.

В целом разделяем высказываемые представителями ООН и других международных организаций тревожные оценки гуманитарного и социально-экономического положения в Сирии. Сегодня подавляющее большинство сирийцев (более 90%) живут за чертой бедности, 60% недоедают, 2 млн детей не имеют доступа к образованию. Парадоксально, но факт – существенное ухудшение жизни населения САР наблюдается именно в течение последнего года, когда «на земле» удалось добиться значительного снижения насилия. Примечательно и то, что наиболее тяжелая обстановка, по оценкам ООН, складывается в неподконтрольных Дамаску районах на северо-западе, севере и северо-востоке Сирии, ответственность за которые, напоминаю, несут де-факто оккупирующие их страны и местные власти.

Серьезным вызовом для Сирии остаются и орудующие в стране террористы ИГИЛ и «Хейат Тахрир аш-Шам», контролирующие Идлиб и заметно активизировавшиеся в последнее время в Заевфратье. В соответствии с решениями международного сообщества непримиримая борьба с ними должна быть продолжена. При этом хотел бы вновь подчеркнуть, что антитеррористические действия сирийских правительственных сил при поддержке российских военных носят выверенный характер и учитывают необходимость обеспечения безопасности мирных жителей. Попытки же «обелить» террористов, выдать их за вооруженную оппозицию при помощи, в частности, псевдогуманитарщиков из «Белых касок» недопустимы и заслуживают осуждения.

В условиях тревожного ухудшения обстановки в Сирии работающие там сотрудники профильных международных организаций призывают не только наращивать срочную гуманитарную помощь, которая покрывает лишь самые базовые потребности сирийцев, но работать над реализацией проектов по раннему восстановлению и поддержке населения. В ответ со стороны ряда ответственных членов международного сообщества, прежде всего США и Европы, слышим заявления о том, что сирийцы «не получат ничего на восстановление, пока в стране не будут проведены политические преобразования». Реакцией же Вашингтона и Брюсселя на призыв Генсекретаря ООН к ослаблению и снятию односторонних санкций на фоне пандемии коронавируса стало, наоборот, беспрецедентное ужесточение незаконных рестрикций, принятых в обход СБ ООН, включая введение в июне 2020 г. пресловутого «Акта Цезаря». К сожалению, в сегодняшних выступлениях уважаемого представителя США и других западных коллег говорилось о многом, кроме санкций Вашингтона и Брюсселя и их драматически негативном воздействии на простых сирийцев.

О декларируемых «гуманитарных изъятиях» в условиях тотального дефицита в Сирии хлеба, топлива, запчастей, лекарств и медицинского оборудования, от чего страдают не только простые сирийцы, но и специализированные агентства ООН и НПО, говорить также не приходится. В то же время продолжают поступать сообщения о том, что американские конвои ежедневно вывозят из Сирии в Ирак нефть и зерно – только 23 марта сирийско-иракскую границу, судя по поступающей информации, пересекли 300 бензовозов и еще свыше 200 грузовиков с зерном с начала месяца. Получается, что пока сирийцы страдают от острой нехватки базовых продуктов, включая хлеб и бензин, из подконтрольного США Заевфратья широким потоком идет контрабанда сирийских природных ресурсов при параллельном экономическом удушении страны в результате односторонних санкций, по сути, являющихся формой коллективного наказания.

При этом уже сейчас, без малого за 3,5 месяца до истечения резолюции 2533 СБ ООН по трансграничному механизму гуманитарной помощи, начались активные дискуссии о якобы безальтернативности такой схемы. Примечательно, что если речь идет о незаконном трансграничном трафике, то вопрос не поднимается, а на доставку гуманитарной помощи требуется специальная резолюция СБ ООН. Примечательно и то, что острым гуманитарным проблемам других стран (Йемен, Ливия, Венесуэла) СБ ООН уделяет куда меньшее внимание.

На сегодняшний день в соответствии с резолюцией 2533 СБ ООН в рамках трансграничного механизма работает один погранпереход – «Баб аль-Хава» для Идлибской зоны деэскалации. С июля прошлого года, когда была принята указанная резолюция, пропускная способность КПП была рекордно увеличена, и сейчас, по данным ооновских коллег, через него проходят по 1000 грузовиков ежемесячно. Несмотря на это, гуманитарное положение на северо-западе Сирии продолжает деградировать.

В то же время в зону деэскалации до сих пор не удается отправить совместный конвой ООН/МККК/СОКП через линии соприкосновения, который был согласован с Дамаском еще в апреле 2020 г., то есть год назад. Из брифинга в брифинг мы слышим расплывчатые объяснения о необходимости получения согласия неких сторон в Идлибе на доставку срочной гуманитарной помощи. Очевидно, что речь идет о тех же сторонах, которые пропускают аналогичные колонны, но в рамках трансграничных поставок. Если же вспомнить о том, что Идлибскую зону деэскалации контролируют террористы «Хейат Тахрир аш-Шам» и «Хуррас ад-Дин», признанные таковыми СБ ООН, то станет понятнее, что это за стороны. Кроме того, те же самые боевики препятствуют свободному выходу гражданского населения из Идлиба через специально открытые при содействии российских военных гуманитарные коридоры (в н.пп. Абу-Аззейдин, Мизназ и Тарнаба).

Приведу один пример – 11 марта в ходе выдачи гуманитарной помощи в н.п. Рами боевики отбирали продовольствие у мирных жителей, что привело к вооруженному столкновению, жертвами которого стали порядка 10 человек. Это лишний раз подтверждает, что помощь не доходит до получателей, а оседает в руках террористов, облагающих гуманитарные поставки данью и жестоко притесняющих гражданское население. Фактически боевики используют мирных сирийцев как заложников для получения гуманитарной подпитки через непрозрачный механизм, должный контроль над которым ООН не в состоянии обеспечить из-за отсутствия доступа на северо-запад Сирии.

Аналогичная ситуация сложилась и с жителями лагеря «Рукбан» в оккупированной США 55-километровой зоне под Ат-Танфом на юге Сирии. Туда однако, по странной логике Вашингтона, помощь должна доставляться из Дамаска, а не через границу по наиболее прямому и быстрому маршруту, который используется для снабжения американского гарнизона.

Здесь упоминалась конференция ЕС в Брюсселе по вопросам оказания гуманитарного содействия сирийцам. Организаторы традиционно обошли приглашением Правительство Сирии, страны-члена ООН. Как можно обсуждать будущее страны без ее законных властей? Западные доноры направляют почти все собранные средства на оказание помощи сирийцам на неправительственных территориях и в соседних странах. И это при том, что под контролем сирийских властей находится 80% территории страны и большая часть населения, а Дамаск, по свидетельству ооновских представителей «на местах», оперативно дает все необходимые разрешения на запрашиваемое международное гуманитарное содействие.

В целом налицо откровенная политизация сугубо гуманитарных вопросов – дискриминация подконтрольных Дамаску районов с точки зрения оказания гуманитарной помощи, отказ в содействии в восстановлении и возвращении беженцев, ужесточение санкций на фоне пандемии COVID-19, стремление сохранить трансграничный механизм, нарушающий нормы международного гуманитарного права и руководящие принципы, содержащиеся в резолюции 46/182 ГА ООН. Всё с целью – подорвать суверенитет и территориальную целостность Сирии по политическим мотивам «неугодности» руководства страны. В этой связи вызывают сожаление и осуждение постоянные нарушения рядом западных стран «духа и буквы» резолюции 2254 СБ ООН, начиная прямо со второго абзаца о «твердой приверженности суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности САР, а также целям и принципам Устава ООН».

Благодарю за внимание.