Публикатор

4.05.2011:30

Интервью заместителя Министра иностранных дел России А.А.Панкина международному информационному агентству «Россия сегодня», 4 мая 2020 года

652-04-05-2020

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: Ранее ВТО заявила, что вследствие пандемии объем мировой торговли в текущем году может упасть почти на треть. Как Вы оцениваете принимаемые в нынешней ситуации меры Евросоюза и «Группы двадцати» по поддержке экономики?

Ответ: На наш взгляд, давать оценки принимаемым мерам по поддержке экономики пока рано. Пройдет время, и мы узнаем из докладов профильных международных институтов и агентств, насколько они были эффективны.

Если серьезно, то нынешняя ситуация действительно непростая. Мир, пожалуй, впервые в современной истории одновременно столкнулся с фактической «заморозкой» ряда ключевых секторов мировой экономики, разбалансировкой спроса и предложения, разрывами глобальных цепочек поставок, резким падением котировок на ключевых товарных, прежде всего энергетических, и финансовых рынках, крупнейшим в истории оттоком капиталов из стран с развивающейся экономикой.

Текущее положение усугубляет серьезное падение внутреннего потребления. Заполнение складских запасов невостребованными товарами, включая сырьевые хранилища, ведет к дальнейшему сокращению производственной активности. Весьма болезненны для экономик всех стран стремительный рост кредитной нагрузки на госбюджеты и частные компании, а также увеличение безработицы.

Возобновлению положительной динамики экономики могла бы способствовать международная торговля. Однако согласно прогнозам экспертов ВТО, сокращение объемов мировой торговли в 2020 году в условиях пандемии может составить до 32%. Ситуацию усугубляют действия отдельных стран по возведению протекционистских барьеров, позволяющих набрать внутриполитические очки, односторонние шаги «по праву сильного», эскалация торговых войн. Продолжающееся раскручивание спирали ограничительных мер и изоляционизма только усиливает риски, нарушает функционирование глобальной экономики как единого целого и не способствует посткризисному восстановлению.

В сложившихся условиях правительства всех затронутых пандемией стран предпринимают оперативные и целенаправленные меры по смягчению воздействия коронавируса на экономику. Большинство делает ставку на стимулирование внутреннего потребления, т.е. осуществляет прямые выплаты и льготное кредитование населения, реализует крупные инвестиционные проекты. Особое внимание уделяется системообразующим предприятиям, малому и среднему бизнесу, синхронизации мер центральной и региональной власти, устранению перебоев в работе финансовых рынков. В большинстве стран произошло существенное увеличение расходов на предоставление медицинских услуг, принимаются меры по укреплению систем здравоохранения и социальной защиты.

Вместе с тем сегодня как никогда нужны солидарность и взаимодействие. Чтобы реализовался более оптимистический сценарий – снижение глобального товарооборота лишь на 13% – потребуются тесное всеобщее сотрудничество и координация усилий. Путь этот чреват сложностями, требует постоянного диалога, умения идти на компромиссы, но в долгосрочном плане лишь он может позволить создать основу для будущего восстановления глобальной экономики.

Инициативу по выработке совместной антикризисной политики и «перезапуску» мирового хозяйства могла бы взять на себя «Группа двадцати». 26 марта состоялся экстренный саммит «Группы двадцати», в ходе которого Президент России В.В.Путин инициировал создание «зелёных коридоров, свободных от торговых войн и санкций для взаимных поставок медикаментов, продовольствия, оборудования и технологий».

Как известно, Евросоюзом объявлено о мобилизации средств на финансовую поддержку экономик государств-членов общим объемом 2,8 трлн евро (он включает 1 трлн евро трат Европейского центрального банка на покупку суверенных и корпоративных облигаций еврозоны для предоставления ликвидности банковскому сектору). В значительной степени эти расходы осуществляются из национальных бюджетов государств-членов. Одновременно Еврокомиссией предоставлены временные послабления в отношении соблюдения общеесовских бюджетных правил, выделены специальные кредитные линии Европейского инвестиционного банка (ЕИБ), учрежден финансовый инструмент поддержки особо пострадавших от пандемии стран (порядка 240 млрд евро).

Суммы анонсированной поддержки ЕС впечатляющие, но реализация объявленных мер и их эффект для поднятия экономики мы пока оценить не можем.

Вопрос: Готова ли Россия на фоне решения США по ВТО нарастить свой взнос в организацию? На сколько?

Ответ: В соответствии с финансовыми правилами ВТО величина взносов в бюджет Организации рассчитывается ежегодно исходя из доли конкретной страны или юрисдикции в общем объеме глобальной торговли (доля России в настоящий момент составляет 2,014%). Таким образом, до тех пор, пока консенсусным решением всех участников многосторонней торговой системы в финансовые правила не будут внесены соответствующие изменения, ставить вопрос о повышении (в том числе «добровольном») размера взноса отдельных стран в бюджет ВТО преждевременно.

Вопрос: Достаточны ли финансовые меры, принимаемые МВФ и Всемирным банком? Какие страны рискуют в наибольшей степени пострадать от экономических последствий пандемии?

Ответ: На данном этапе оценить достаточность и эффективность принимаемых МВФ и Всемирным банком мер по преодолению негативных последствий пандемии Covid-19 представляется весьма затруднительным.

Во-первых, данные финансовые институты пока только приступили к реализации анонсированных ими программ поддержки государств-членов и многие заявленные проекты еще находятся на стадии проработки.

Во-вторых, нам только предстоит в полной мере проанализировать возможный масштаб экономической рецессии, хотя уже сейчас очевидно, что речь идет о крупнейшем в современной истории кризисе.

По оценкам МВФ, совокупные потери экономик мира в ближайшие два года составят порядка 9 трлн долл. США. Эксперты ожидают снижения ВВП США на 5,9%, стран еврозоны – на 7,5%, Великобритании – на 6,5%, Японии – 5,2%; Канады – на 6,2%, России – на 5,5%, стран Латинской Америки – на 5,2%, стран Ближнего Востока – на 2,8%. В крупнейших развивающихся экономиках Азии прогнозируется умеренный подъем: 1,2% в КНР и 1,9% в Индии. Такой прогноз финансового института основан на оптимистичном сценарии завершения пандемии, если пик заражений в большинстве стран будет пройден к лету.

Вместе с тем, если развитые государства имеют достаточные ресурсы для стимулирующих мер на национальном уровне, то страны с низкими доходами такими возможностями не располагают. Усиливающаяся неопределённость, проблемы с ликвидностью, ограниченные возможности доступа на международные финансовые рынки, высокое долговое бремя создают дополнительное давление на данную категорию государств и, как следствие, ограничивают их возможности по реализации социальных программ и принятию мер по восстановлению экономики.

В этой связи наиболее уязвимые государства, безусловно, нуждаются в привлечении внимания со стороны всего мирового сообщества и его скоординированной поддержке, в том числе на площадках ведущих международных финансовых организаций. Многие из этих стран обратились в МВФ, который уже выразил готовность оказать оперативную финансовую поддержку охваченным кризисом странам с формирующимися рынками, как это было в 2008–2010 гг.

Приветствуем и позитивно оцениваем предпринимаемые МВФ и Всемирным банком меры, включая увеличение финансирования в рамках механизмов экстренной поддержки государств, облегчения бремени задолженности наименее развитых стран, приоритетной поддержки здравоохранения и наиболее пострадавших секторов экономики. Исходим из того, что данная помощь должна предоставляться на прозрачной и недискриминационной основе наиболее нуждающимся и уязвимым государствам.

При этом представляется недопустимым, когда ведущие акционеры данных организаций (США и их союзники) по политическим причинам могут заблокировать выделение кредитов, в т.ч. чрезвычайного финансирования, даже в условиях острого гуманитарного кризиса в государствах (в частности, Ирану и Сирии), находя для этого «технические оправдания» вроде непогашенной задолженности, просрочки платежей и т.д.

Вопрос: Какие последствия может иметь прекращение финансирования ВОЗ со стороны США? Учитывая заявление госсекретаря США М.Помпео о том, что Вашингтон может не возобновить выплаты, обсуждается ли выход страны из организации?

Ответ: На этот вопрос ранее уже подробно ответили мои коллеги – заместитель Министра иностранных дел С.В.Вершинин и Постоянный представитель Российской Федерации при Отделении ООН и других международных организациях в Женеве Г.М.Гатилов.

На данном этапе оценить потери Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), которые повлечет за собой решение Администрации США, достаточно сложно. Конечно, Организация пострадает, но вряд ли ее бюджету будет нанесен непоправимый ущерб.

Судя по всему, заявленная приостановка выплат коснется добровольных взносов со стороны Правительства США. В 2018–2019 гг. на такие взносы приходилось около 656 млн долл., или 15% от общего финансирования Организации за тот период.

Что касается начисленных взносов (за 2020 г. такой взнос США составляет около 120 млн долл., или 22% всех обязательных поступлений), то согласно уставу Организации, прекращение их выплат повлечет за собой лишение права голоса во Всемирной ассамблее здравоохранения – высшем органе ВОЗ, принимающем решения. США не заявляли о выходе из Организации, однако и утратить влияние в ней явно не в их интересах.

При этом американцы остаются главными неплательщиками – их долг перед ВОЗ составляет около 200 млн долл., что уже достаточно для применения «штрафных санкций». Очевидно, большей конкретики в отношении позиции Вашингтона стоит ожидать в ходе предстоящей сессии Ассамблеи 18 мая с.г.

Вопрос: Каковы последствия возможного выхода США из ВТО, о котором заявлял президент страны Д.Трамп? Не представляет ли выход США угрозу для стабильности организации?

Ответ: Принятие решения о выходе из ВТО – суверенное право любого члена Организации. Вопрос – станет ли от этого лучше самим США. Ведь для американцев «вне объединения» утратят силу все те многосторонние правила и обязательства по либерализации доступа на внешние рынки, которые приносили пользу их экспортерам. В свою очередь другие страны получат возможность применять в отношении американских товаров тот торговый режим, который сочтут нужным.

Безусловно, ВТО сейчас переживает непростые времена, связанные с параличом многосторонних торговых переговоров, отсутствием консенсуса, взаимными претензиями в части исполнения обязательств. Тем не менее критическое большинство членов ВТО не задумывается о «бегстве с корабля», а мобилизуется для решения таких задач, как реформирование Организации, повышение эффективности ее органов, совершенствование договорно-правовой базы, актуализация текущей переговорной повестки.

Россия активно участвует в коллективных усилиях по поиску выхода из сложившейся ситуации. Выступаем в пользу открытой, транспарентной, инклюзивной торговой архитектуры. В ее основе должны сохраняться принципы недискриминации, взаимного учета и уважения интересов, а также индивидуальных особенностей развития стран-членов. Принципиально важно, чтобы механизмы ВТО не использовались отдельными странами в целях экономического и политического давления.

Пандемия коронавируса, как и любой кризис, помимо угроз несет с собой и определенные возможности. В торговом разрезе происходящее  стимулирует мировое сообщество к активизации поиска компромиссных развязок текущих проблем. На этом фоне укрепляется заинтересованность всех – за редким исключением – членов ВТО в сохранении и повышении положительной «отдачи» от сложившегося механизма регулирования многосторонней торговли.

Вопрос: Видит ли МИД признаки картельного сговора в кризисе на мировом рынке нефти? Когда можно ожидать восстановления спроса на сырье? Как оцениваются потери России от падения цен на нефть? Реально ли применение принципа «take or pay» на нефтяном рынке?

Ответ: О причинах нынешнего кризиса на мировом рынке нефти уже немало говорилось как руководителями российской энергетической отрасли и крупных компаний, так и авторитетными отечественными экспертами. Очевидно и мощное воздействие фактора пандемии коронавирусной инфекции, резко сократившей экономическую активность по всему миру и, соответственно, спрос на энергоносители. Добавьте к этому результаты спекулятивных игр с фьючерсными контрактами и другими финансовыми инструментами.

С учетом этих обстоятельств вряд ли стоит говорить о некоем преднамеренном картельном сговоре. Волатильность и резкие скачки цен в последние месяцы проходили на фоне разнонаправленных сигналов, массово практиковались существенные скидки с котировочных цен, менялась востребованность различных сортов нефти.

В итоге рынок «просел», оказался разбалансированным, что сразу же сказалось и на других секторах, производственных цепочках, общей экономической и финансовой стабильности. Происходящее вызвало серьезную озабоченность всех стран.

С целью урегулирования ситуации министры энергетики 23 стран, входящих в «ОПЕК-плюс» (9 и 12 апреля с.г.), а также государств «Группы двадцати» (10 апреля с.г.) провели переговоры о комплексе мер, нацеленных на устранение дисбаланса спроса и предложения на мировом рынке нефти (надо помнить, что в числе этих стран не только крупнейшие производители, но и потребители нефти). Решающая роль в достижении договоренностей принадлежит Президенту России В.В.Путину, который напрямую обсуждал возможные решения с Президентом США Д.Трампом и Королем Саудовской Аравии Сальманом бен Абдель Азизом Аль Саудом.

В заявлении министров энергетики «Двадцатки» закреплена готовность стран действовать в духе солидарности для обеспечения баланса интересов производителей и потребителей энергоресурсов и обеспечения безопасности энергосистем. Новым моментом стало то, что наравне с государствами, формирующими «ОПЕК плюс», к общим усилиям присоединились и другие государства, в частности Бразилия, Норвегия, США и Канада.

Договороспособность столь широкой коалиции отражает общее понимание её участниками важности ответственного поведения для стабилизации ситуации, создания благоприятных условий для восстановления экономического роста и мировой торговли.

На вопрос о сроках восстановлении спроса на сырье пока нет однозначного ответа – ясно, что оно начнется по мере «расконсервирования» экономической активности в ведущих странах и выхода на траекторию роста после снятия ограничений, связанных с пандемией. Оценка «потерь» России от падения нефтяных цен явно не в компетенции МИД. Статистика и прогнозы готовятся сотрудниками нашего экономического блока.

Что касается особенностей функционирования нефтяных рынков и применяемых принципов, то этот вопрос для его участников, включая продавцов/производителей, страховых, финансовых, транспортных структур.

Вопрос: Какие варианты ценообразования на транспортировку газа в ЕАЭС сейчас рассматриваются? Обсуждается ли возможность снижения цены на газ для Белоруссии и Армении? Как Москва оценивает предложение Минска покупать определенные объемы газа на биржевых площадках по конкурентным ценам?

Ответ: Одной из важнейших задач Евразийского экономического союза на среднесрочную перспективу является формирование общих рынков электроэнергетики, газа, нефти и нефтепродуктов. Чтобы уложиться в согласованные сроки – до 2025 года – ведется комплексная поэтапная работа по каждому из рынков.

При этом вопрос ценообразования на транспортировку газа является лишь одним из многих, которые мы обсуждаем на площадке ЕАЭС в установленном формате.

В настоящее время цены на газ определяются на основе двусторонних договоренностей, в которых учитывается целый ряд факторов, включая как ценовые тенденции на рынках газа, так и другие параметры. В частности, постоянный контакт по данной тематике с белорусской и армянской стороной поддерживается на различных уровнях, прежде всего, по линии Минэнерго России и ПАО «Газпром».

Вопрос: Ташкент заявил о подготовке с Россией декларации о всеобъемлющем стратегическом партнерстве. Что предусматривает данное партнерство, и следует ли расценивать его как один из шагов Узбекистана к вступлению в ЕАЭС?

Ответ: Проект упомянутой Вами декларации о всеобъемлющем стратегическом партнерстве между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан, инициатором которой выступили узбекистанские партнеры, не ограничивается вопросами экономического сотрудничества, а имеет целью закрепить внушительный прогресс в нашем межгосударственном взаимодействии, содействовать дальнейшему развитию сотрудничества в сферах внешней политики и безопасности, финансов, энергетики, транспорта и культурно-гуманитарных связей, включая их многосторонний интеграционный аспект.

Документ откроет новый этап в реализации фундаментальных принципов российско-узбекистанских отношений, заложенных в основополагающих двусторонних международных договорах между нашими странами.

Как показал опыт ЕАЭС, наличие прочного фундамента двусторонних отношений служит несомненным подспорьем в углублении межгосударственного сотрудничества в более широком формате, в рамках международных организаций, а также предоставляет новые  возможности в поиске решений сложных проблем.

Что касается конкретных шагов в направлении подключения Ташкента к ЕАЭС, то их, в нашем понимании, в последнее время было сделано немало. Насколько нам известно, нижняя палата парламента Узбекистана на днях большинством голосов выступила за получение страной статуса наблюдателя в Союзе. Мы, со своей стороны, приветствуем этот шаг, ожидаем принятия окончательного решения и надеемся на дальнейшее взаимовыгодное сотрудничество.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска