7.04.2010:13

Интервью Постоянного представителя России при ЕС В.А.Чижова МИА «Россия сегодня», 3 апреля 2020 года

547-07-04-2020

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: Три члена фракции Европарламента «Зеленые/Европейский свободный альянс» от ФРГ призвали руководство ЕС заняться предполагаемой дезинформационной кампанией о COVID-19, которую якобы проводит Россия. Как Вы прокомментируете письмо, в котором содержался этот призыв?

Ответ: Этот документ не заслуживал бы реакции, если бы не момент, в который он появился. Нынешняя ситуация пандемии коронавируса очевидно требует объединения сил всех государств и народов. И в такой момент увлекаться подобными сюжетами и обвинениями – явно безосновательными – более чем странно.

Вопрос: А Вы не чувствуете в настоящее время какого-то дополнительного давления со стороны Евросоюза ввиду слов о «российской дезинформации»?

Ответ: И «дезинформации» из Китая, кстати. Вы знаете, увлечение темой так называемой российской дезинформации я отношу на счет интеллектуальной скудости тех, кто этим занимается. Наверное, здесь есть инстинктивное желание свалить все те проблемы, которые принесла нынешняя пандемия, на других.

В Западной Европе этих проблем хватает. Мы видим, какие цифры показывают отдельные государства Евросоюза по количеству инфицированных, знаем, каков накал взаимных претензий между странами-членами, с какими проблемами сталкиваются евроструктуры в попытках найти общие решения и общий выход из ситуации. Все это можно оценивать по-разному. Но на данном этапе, выражаясь словами известной китайской пословицы, отвлекать внимание общественности на поиск черной кошки в темной комнате, особенно, когда ее там нет, по меньшей мере недостойно.

Вопрос: Вы упомянули внутренние проблемы Евросоюза, с которыми он столкнулся из-за коронавируса. Насколько своевременна реакция властей ЕС на них?

Ответ: Не хотелось бы уподобляться деятелям, которых я только что раскритиковал, и комментировать эту тему в столь деликатный момент. Хотя объективный наблюдатель, наверное, может констатировать, что руководство Евросоюза немного запоздало с реакцией. Но отнесем это на счет того, что оно еще совсем «молодое» – ротация на ключевых постах произошла считанные месяцы назад.

Экономические проблемы у ЕС, возникшие из-за нынешней пандемии, конечно, никуда не денутся. Они будут. Сейчас производятся – и это происходит не только в Евросоюзе, но и в США, в Китае, у нас в России – массовые финансовые вливания с целью поддержания определенных секторов экономики. Лидеры стран Евросоюза 26 марта обсуждали сложившуюся ситуацию, однако добиться полного единства по всем пунктам не смогли. В частности, они отложили решение этого вопроса, поручив Еврогруппе разработать меры по ответу на вызванный COVID-19 кризис и дав ей на подготовку две недели: следующее совещание Еврогруппы запланировано только на 7 апреля. Правда, могут быть и промежуточные контакты.

Кстати, все это теперь происходит в формате видеоконференций. И насколько оказывается эффективным такое общение – большой вопрос. Наверное, такой формат проведения переговоров и после кризиса останется популярным. Он ведь обходится дешевле, чем личное присутствие. Но возникает проблема конфиденциальности, а кроме того, выработки юридически обязывающих решений. Как их подписывать? Конечно, в странах ЕС давно практикуются так называемые письменные процедуры подписания решений. Но это может затягивать процесс.

Пока говорить о параметрах выхода Евросоюза из сложившегося кризиса было бы явно преждевременно. Однако статистика последних дней говорит о том, что те европейские страны, которые первыми углубились в него, очевидно, первыми и начнут выходить. Я имею в виду в первую очередь Италию.

Вопрос: Как Евросоюз выдержит этот кризис?

Ответ: Не нужно увлекаться разного рода теориями, что это начало конца Евросоюза. Я лично так не думаю. Считаю, что потенциал сопротивляемости внешним вызовам у Евросоюза есть. Мы это наблюдали и ранее. Возьмите глобальный финансовый кризис 2008–2009 годов, последовавший за ним кризис еврозоны. Был и миграционный кризис, пик которого пришелся на 2015 год, последние годы на глазах у всех разворачивалась эпопея Brexit. И каждый раз находились те, кто считал, что Евросоюз развалится. Но он не развалился.

Я не хочу впадать в ту или иную крайность. Конечно, у ЕС, как и у всего мира, еще будут сложности, вызванные нынешней пандемией, и пока трудно в деталях предсказать, каким Евросоюз выйдет из этого кризиса. Но он выйдет.

Вопрос: Как Вы считаете, мы можем увидеть в будущем усиление именно общеевропейских антикризисных мер борьбы с последствиями коронавируса?

Ответ: Наверное. Хотя пока рано об этом говорить.

Вопрос: Какие уроки ЕС может извлечь из текущей ситуации?

Ответ: Одним из них, возможно, будет то, что идеологи продолжения евроинтеграции станут размышлять более прагматично. То есть у них станет меньше иллюзий и меньше, я бы сказал, попыток забегать вперед. Вспомним ситуацию 2004 года, когда произошло «взрывное» расширение Евросоюза. Тогда к ЕС присоединились 10 государств – Чехия, Польша, Кипр, Мальта, Эстония, Латвия, Литва, Венгрия, Словакия и Словения. А ведь был выбор пути – механическое расширение Союза или углубление интеграции в прежнем составе. Выбор первого пути обернулся немалыми сложностями как внутри самого ЕС, так и в его отношениях с внешними партнерами, в том числе с нашей страной. Кстати, представители России предупреждали коллег в ЕС об этой опасности.

Вопрос: Может ли текущая ситуация застопорить процесс расширения ЕС – даже несмотря на то, что страны-члены наконец-то одобрили начало переговоров о вступлении Албании и Северной Македонии?

Ответ: С моей точки зрения, политическое решение по Албании и Северной Македонии о начале переговоров без указания даты их реального старта и тем более окончания мало что меняет в практическом плане. Однако посылает мощный политический сигнал не только этим странам, но и другим «абитуриентам», как и всему остальному миру, о том, что Евросоюз жив и по-прежнему привлекателен. Это и сигнал самим себе: несмотря на текущий кризис, представители стран ЕС смогли договориться по сюжету, который был предметом их длительных и серьезных споров.

Вопрос: У меня вопрос по санкциям. На фоне разразившейся в мире пандемии и необходимости бороться с ней звучали заявления о том, что санкции в нынешний момент неуместны.

Ответ: Об этом говорил Генеральный секретарь ООН А.Гутерреш, и его призыв был поддержан многими странами. В том числе Россией – на самом высоком уровне.

Вопрос: А в ЕС что-то меняется на этом треке?

Ответ: Честно говоря, точно не знаю. Мы ведь по-прежнему не обсуждаем с ЕС вопрос так называемых санкций, поскольку не мы их вводили и не нам инициировать их отмену. В марте Евросоюз без особой помпы в очередной раз продлил индивидуальные ограничительные меры. Как в Брюсселе будут действовать дальше? Посмотрим, что им будет подсказывать совесть.

Организация по безопасности сотрудничества в Европе (ОБСЕ)

Совет Европы (СЕ)

НАТО

Европейский союз (ЕС)


x
x
Дополнительные инструменты поиска