Публикатор

22.04.2117:21

Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ОЗХО А.В.Шульгина на второй части двадцать пятой сессии конференции государств-участников КЗХО по п. 9 d) повестки дня «Предотвращение угрозы применения химического оружия», Гаага, 20 апреля 2021 года

777-22-04-2021

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемый г-н Председатель,

Уважаемые делегаты,

Хотели бы высказаться по поводу политически мотивированного проекта решения «Меры в отношении владения химическим оружием и его применения Сирийской Арабской Республикой», который внесен группой коспонсоров на рассмотрение Конференции.

Он появился исключительно благодаря тенденциозным выводам «атрибутивной» команды Технического секретариата – Группы по расследованию и идентификации (ГРИ). Эта нелегитимная структура создана вопреки технической природе Организации, а ее полномочия выходят далеко за рамками Конвенции и вторгаются в исключительную компетенцию Совета Безопасности ООН.

Государства-участники, которые задумывали и в итоге продавили учреждение «атрибутивного механизма» в ОЗХО, не ставили задачу честно и добросовестно разобраться с эпизодами предполагаемого применения химического оружия в САР. Главной их целью было и остается придание достоверности своей дезинформации с использованием авторитета ОЗХО, тиражирование обвинительных заключений против законных сирийских властей, которые они надменно именуют «режимом». Ослабить и устранить сирийские власти «на земле» они не смогли, несмотря на все свои усилия, поэтому стараются дискредитировать их такими иезуитскими методами.

В последние годы работа Организации в рамках сирийского «химдосье» крайне политизирована, взаимное доверие катастрофически падает. Открытость Сирии к сотрудничеству с Секретариатом, ее стремление изыскивать возможности разрешения даже самых трудных вопросов попросту игнорируются. Вместо этого постоянно наращивается давление, нагнетается напряжённость теми, кто упорно не хочет снять с повестки сирийское «химдосье», чтобы и дальше использовать его в качестве рычага воздействия на Дамаск.

Для реализации такой неблаговидной задачи используют действующие в рамках Секретариата спецмиссии. Ни в коем случае не ставим под сомнение тот факт, что в их составе работают и настоящие профессионалы, считающие своим долгом  добросовестно выполнять возложенные на них обязанности. Однако, как мы видим на примере заключения Миссии по установлению фактов применения химоружия (МУФС) в отношении резонансных событий в сирийской Думе в апреле 2018 г., вполне обоснованные выводы и суждения честных инспекторов отвергаются, а официальные отчеты фальсифицируются под откровенный политический заказ. Бесспорными подтверждениями порочных принципов работы в рамках сирийского «химдосье» являются и несостоятельные доклады по химинцидентам в той же Аль-Латамне, в расположенных в прилегающих районах Хан-Шейхуне, Саракибе и других населённых пунктах.

США и их союзники постоянно заявляют о том, что Дамаск утаил часть запасов химического оружия. На это якобы указывают результаты работы Миссии по оценке первоначального объявления (МООС). Их подают как некую данность, якобы демонстрирующую нарушения обязательств по КЗХО. Абсолютно искаженная картина. Никогда МООС в своих отчетах не указывала на обнаружение незадекларированных химбоеприпасов или мощностей по их производству в Сирии, речь всегда шла лишь о тех аспектах бывшей химпрограммы, в отношении которой у Техсекретариата сохраняется ряд вопросов, требующих  уточнения. При этом вовсю применяются двойные стандарты: всем известны примеры, когда проблемы с первоначальными объявлениями по КЗХО разрешались довольно оперативно и без надуманных обременений, но в отношении Сирии такой подход почему-то не используется.

Попытки обвинить Дамаск в нарушении КЗХО порой принимают абсолютно неприемлемые формы. Взять, к примеру, уничтожение ударами с воздуха коалицией в составе США, Франции и Великобритании в апреле 2018 года объекта в Научно-исследовательском центре в Барзе в качестве некоего «возмездия» за якобы применение сирийскими войсками химоружия в Думе. Как выяснилось, все это оказалось грубой провокацией «Белых касок». Однако на самом высоком политическом уровне в оправдание своей агрессии против суверенной державы заявлялось, что цель в сирийской Барзе уничтожена, поскольку она-де являлась элементом действующей военной химпрограммы. Но ведь это циничный вымысел от начала и до конца. Результаты нескольких инспекций по линии ОЗХО показали, что никакой запрещенной деятельности там не велось. Тройственная коалиция попросту проигнорировала все оценки ОЗХО и варварски разрушила важный народно-хозяйственный объект в Сирии без каких-либо на то причин.

Что касается ГРИ, чей первый доклад по событиям в Аль-Латамне взят за основу при подготовке обсуждаемого сегодня проекта решения, то её сотрудники даже не скрывают стоящей перед ними задачи по содействию не только руководящим органам ОЗХО, но и «судам и трибуналам национального, регионального или международного уровня», включая пресловутый так называемый «международный беспристрастный и независимый механизм по расследованию преступлений в Сирии». Это является очередным грубейшим нарушением положений КЗХО и, по сути, ведёт к переформатированию ОЗХО в инструмент политического давления со стороны США и их союзников на неугодные им правительства.

Вызывает закономерные вопросы профессиональная компетентность квазипрокурорской команды. В её составе нет ни специалистов-химиков, ни экспертов в области химоружия, боеприпасов, баллистики или инженерного дела. Они никогда не выезжали в Сирию, поскольку сирийские власти совершенно обоснованно не сотрудничают с этой структурой, не признавая ее законность. Группа, в которой доминируют представители стран Запада, целиком и полностью полагается на сторонние источники, оценки привлеченных псевдонезависимых экспертов, имена которых засекречены, и нельзя судить об их квалификации и непредвзятости.

Расследование ГРИ предполагаемых химинцидентов в Аль-Латамне выстраивалось на результатах сомнительных по содержанию докладов МУФС, расследовавшей эти эпизоды опять же дистанционно и лишь спустя продолжительное время после произошедшего. Подробную оценку этим документам мы в свое время давали. Все их выводы основываются на данных, полученных спустя полгода под заказ от оппозиционных и враждебно настроенных по отношению к официальному Дамаску НПО. Можно ли доверять подобным заключениям, которые мало того, что не получили должной экспертной оценки, так еще и сам ход расследования  шел с нарушением установленных конвенционных норм, хотя нас всячески пытаются убедить в обратном? Как вообще на основе маловразумительной констатации - «есть разумные основания полагать» - можно принимать карательные меры против полноправного государства-участника КЗХО?

Все чаще мы слышим заявления о некоей кампании по дезинформации и дискредитации ОЗХО, будто бы затеянной Россией. О какой подрывной деятельности в ущерб Организации может вообще идти речь, если мы постоянно выступаем за честную, транспарентную, основанную на установленных правилах работу на всех направлениях? За то, чтобы быть уверенными в профессиональном и честном исполнении своих обязанностей всеми международными сотрудниками без влияния со стороны кого бы то ни было. Но все, что мы предлагаем, отвергается.

Поэтому, скорее, надо говорить об обратном, о подрыве устоев ОЗХО в угоду геополитическим интересам евроатлантического «сообщества». Всё вышеизложенное свидетельствует о том, что усилиями западных стран в Организации последовательно создается механизм дискредитации неугодных государств. Схема проста: при помощи вскормленных на деньги спонсоров НПО, а также подконтрольных псевдогуманитарных организаций типа пресловутых «Белых касок» организуются всевозможные провокации, массированные информационные вбросы, сопровождаемые постановочными роликами. Все это активно раскручивается ведущими западными СМИ, делаются громкие заявления на политическом уровне, создается нужный фон. А затем задействуется инфраструктура ОЗХО, чтобы «легализовать» эти фейки. И вот налицо уже некая якобы собранная доказательная база выявленных преступлений. Ею начинают жонглировать везде и всюду. Апофеозом таких действий стал сегодняшний беспрецедентный для ОЗХО и КЗХО проект решения по Сирии.

Хотелось бы обратиться к тем государствам-участникам, которые действительно, а не на словах обеспокоены судьбой Организации и ответственно, непредвзято и осмысленно относятся к происходящему в последние годы на гаагской площадке. Мы призываем их сделать взвешенный и правильный выбор. В случае одобрения представленного документа - это, безусловно, станет крайне опасным прецедентом, еще больше усугубит и без того глубочайший раскол в ОЗХО. Такой исход не только существенно отдалит нас от универсализации Конвенции, но и самым негативным образом скажется на перспективах глобального режима нераспространения и разоружения.

Подумайте также о том, что на месте Сирии может оказаться любая другая страна, власти которой по каким-то причинам вдруг станут неугодными за проводимый ими политический курс и на них захотят оказать давление, используя широкомасштабные кампании дезинформации и манипуляций. Взвесьте еще раз, что стоит за всеми подобными инициативами, за призывами к осуждению Сирии за мнимое применение химоружия и поражению ее в правах и привилегиях по Конвенции.

Этот выбор имеет важнейшее значение для судьбы ОЗХО: сохранится ли она в качестве авторитетной международной организации в области химического разоружения и нераспространения или же превратится в площадку для манипуляций и реализации амбиций отдельных стран. В таком случае само название ОЗХО станет нарицательным, указывающим на несправедливость и произвол отдельных государств. От вашего волеизъявления зависит, каким путем идти дальше, какое будущее всех  нас ожидает.

Спасибо, господин Председатель.

Просим распространить это выступление в качестве официального документа двадцать пятой сессии КГУ, разместить его в сети экстранет и на внешнем сервере ОЗХО.