Публикатор

25.12.0910:49

Интервью Постоянного представителя России при ООН в Нью-Йорке В.И.Чуркина, «Независимая газета», 25 декабря 2009 года

 

 

 

 

25-12-2009

 

Вопрос: Завершается 2009 год. Как бы вы могли охарактеризовать его итоги применительно к ООН и деятельности российской дипломатии во Всемирной организации?

В.И.Чуркин: Уходящий год был во всех отношениях непростым. Это, в частности, отчетливо проявилось в ходе недавней Копенгагенской конференции по изменению климата. Несмотря на интенсивную работу, не удалось выйти на консенсусное видение дальнейшей совместной работы в климатической сфере. Однако важно, что есть понимание необходимости задействования в ней площадки ООН. С учетом нашего вклада в дело снижения угрозы глобального потепления Россия имеет все возможности оставаться одним из подлинных лидеров в международном климатическом сотрудничестве.

В центре деятельности Всемирной организации в 2009 году были и такие острые проблемы международных отношений, как региональные конфликты, вызовы в сфере нераспространения, сохраняющаяся террористическая угроза, мировой финансово-экономический кризис, продовольственная безопасность, целый блок гуманитарных вопросов.

Все эти проблемы прямо или косвенно затрагивают интересы каждого государства. Но так устроен мир: национальные подходы к разрешению даже наиболее животрепещущих из них зачастую сильно разнятся. Это нормально. Главное – у нас есть ООН, основное предназначение которой в современных условиях как раз и состоит в гармонизации интересов государств и нахождении эффективных решений на основе их оптимального баланса.

Конечно, есть и другие авторитетные международные форматы. В частности, уже позитивно зарекомендовала себя недавно созданная «двадцатка», призванная координировать усилия по регулированию мировой экономики и финансов. Но в политической сфере в широком смысле ООН с ее уникальной легитимностью незаменима.

Поэтому, суммируя итоги уходящего года, можно сказать, что, несмотря на все сложности, он в целом был результативным и для ООН, и для российской дипломатии в этой организации. Принципиально важно, что настрой на коллективную работу на ооновской площадке продолжал укрепляться. Приведу несколько примеров.

В июне в штаб-квартире ООН состоялась конференция высокого уровня по глобальному экономическому кризису. В сентябре прошел саммит по проблематике изменения климата.

В рамках пребывания в Нью-Йорке для участия в 64-й сессии Генассамблеи президент России Дмитрий Медведев принял участие в заседании на высшем уровне Совета Безопасности ООН по проблематике ядерного нераспространения.

Конечно, эти форумы, несмотря на их представительный характер, не сняли указанные злободневные вызовы с международной повестки дня. Однако важный импульс солидарной работе при центральной координирующей роли ООН был придан.

Выступление с трибуны 64-й сессии Генеральной Ассамблеи президента России с акцентом на необходимость всемерного укрепления Объединенных Наций как одного из главных достижений мирового сообщества в ХХ веке встретило широкую поддержку государств – членов ООН.

Серьезным фактором закрепления позитивной повестки дня Всемирной организации стал разворот новой администрации США «лицом к ООН» и в целом к многосторонним началам в мировой политике. Важную роль в этом контексте играет и «перезагрузка» российско-американских отношений, расширившая поле взаимодействия наших стран – а они как постоянные члены Совета Безопасности несут особую ответственность за обеспечение безопасности и стабильности в мире – на ооновской «площадке».

В то же время при всей важности сотрудничества с США в областях взаимных интересов «география» российской дипломатии в ООН значительно шире. Мы плотно и конструктивно взаимодействуем с большинством государств-членов, прежде всего с нашими партнерами по ОДКБ, ЕврАзЭС, ШОС и СНГ.

Разумеется, сама организация должна в постоянном режиме адаптироваться и совершенствоваться с тем, чтобы соответствовать мировым реалиям и потребностям государств-членов. Это главная цель реформы ООН. Но решения в реформенной сфере, в том числе в вопросе о расширении состава Совета Безопасности, должны приниматься на основе максимального согласия, а оптимально – консенсуса, чтобы избежать появления новых разделительных линий и повысить эффективность организации в интересах всех ее членов. Именно из этого исходит российская делегация в ходе начавшегося четвертого раунда межправительственных переговоров по реформе СБ. Пока приходится констатировать, что разброс мнений их участников остается весьма существенным.

Вопрос: Россия по традиции – инициативный игрок на ооновском поле. Не могли бы вы остановиться на выдвинутых нашей страной в ООН конкретных предложениях?

В.И.Чуркин: Важные инициативы относятся к сфере многостороннего разоружения и безопасности.

Так, впервые Генассамблея ООН консенсусом одобрила внесенную нами совместно с КНР резолюцию «Меры по обеспечению транспарентности и укреплению доверия в космической деятельности», которая нацелена на предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве. Впервые эту резолюцию поддержали США, а страны Евросоюза коллективно вошли в число соавторов.

Также консенсусом был одобрен российский проект резолюции «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности». Опять-таки впервые эту резолюцию поддержали США, которые в прошлые годы неизменно голосовали против.

В Секретариате ООН высоко оценивают роль России в продвижении многосторонних усилий в сфере разоружения и нераспространения ОМУ. Там придают важное значение выработке новой юридически обязывающей договоренности на замену истекшему в декабре Договору о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений. Ооновцы спокойно воспринимают то обстоятельство, что переговоры пока не завершились и будут продолжены в наступающем году. Для ООН принципиально важно, что подписание будущего договора станет практическим вкладом в глобальный процесс ядерного разоружения, будет содействовать упрочению нераспространенческих режимов и, в частности, создаст благоприятный фон для успешного проведения в Нью-Йорке в мае 2010 года Обзорной конференции по Договору о нераспространении ядерного оружия.

Нам удалось серьезно продвинуться в деле повышения «профиля» в ООН региональных организаций, в которых активную роль играет Россия. Были поддержаны российские предложения по включению в повестку дня 64-й сессии Генассамблеи пунктов о сотрудничестве между ООН и Организацией Договора о коллективной безопасности, а также между ООН и Шанхайской организацией сотрудничества. В развитие этих предложений ГА 18 декабря консенсусом приняла резолюцию о сотрудничестве между ООН и ШОС.

Важным практическим вкладом России в деятельность ООН стало объявление о внесении двух миллионов долларов в Центральный фонд чрезвычайного реагирования ООН – один из основных инструментов мобилизации финансовой поддержки усилий в гуманитарной области. В условиях роста числа и масштаба стихийных бедствий в мире присоединение России к числу стран – доноров фонда приветствовалось руководством Секретариата ООН как «главный прорыв года» на данном направлении. Для нас это также стало серьезным шагом вперед в закреплении позиций России в международном гуманитарном донорском сообществе, отражающим авторитет и активную работу нашей страны по поддержке многосторонних усилий в данной области глобального сотрудничества.

Вопрос: Серьезную угрозу международной стабильности создают региональные кризисы и распространенческие риски. Какая работа в уходящем году проводилась Россией в данной области в ООН?

В.И.Чуркин: Эта проблема отчетливо проступила в последние дни прошлого и первый месяц нынешнего года, когда разразился острейший кризис на Ближнем Востоке в результате военной операции Израиля в Газе. Не будет преувеличением сказать, что 2009 год во многом проходил и в ООН, и в целом в международной политике под знаком поиска путей разблокирования арабо-израильского, в частности палестино-израильского, урегулирования.

В ходе председательства России в СБ ООН в мае этого года по нашей инициативе состоялось заседание Совета Безопасности по Ближнему Востоку на министерском уровне, по итогам которого было принято официальное заявление председателя Совета, подтверждающее согласованные подходы и международно признанную основу мирного процесса в регионе. Важное значение имело и состоявшееся в сентябре в Нью-Йорке министерское заседание «квартета» ведущих посредников на Ближнем Востоке (Россия, США, ЕС, ООН).

К сожалению, несмотря на коллективные усилия, перезапустить переговоры между израильтянами и палестинцами пока не удалось. Работа в этом направлении продолжается. И очень важно, что Совет Безопасности ООН, держа ситуацию на Ближнем Востоке под постоянным контролем, оказывает политическую поддержку посредникам.

Инициативную роль Россия играет в Совете Безопасности ООН при выработке решений и в отношении других региональных кризисов и конфликтов – в Афганистане, Ираке, на африканском континенте, в частности в Судане.

Энергичная коллективная работа проводится в борьбе с пиратством у берегов Сомали. Россия принимает активное участие в этих усилиях. Важно, что в данной сфере Совет Безопасности ООН играет координирующую роль. СБ принял резолюции, которые составляют международно-правовую основу противодействия пиратству. Под эгидой ООН действует соответствующая Контактная группа.

Российские усилия нацелены на достижение исключительно мирного, дипломатического решения сложных ситуаций в области нераспространения ОМУ, укрепления международных режимов в этой области.

Выступая за строгое соблюдение резолюций СБ по ядерным программам Ирана и КНДР, в том числе их санкционной составляющей, мы вместе с тем делаем акцент на необходимости направления этих усилий в русло поддержки процессов политического урегулирования данных актуальных для международной безопасности проблем.

Плоды такого принципиального подхода уже начали проявляться применительно к ядерной проблеме Корейского полуострова – обозначились перспективы возобновления шестисторонних (Россия, США, Китай, Япония, Республика Корея, КНДР) переговоров.

Не утрачиваем надежды и на достижение прогресса в разблокировании иранской ядерной проблемы. Однако Тегерану следует как можно скорее предпринять конкретные шаги навстречу требованиям СБ ООН и МАГАТЭ, а также конструктивным предложениям международного сообщества, направленным на восстановление доверия к атомной программе Ирана.

В контексте нейтрализации распространенческих рисков многие предложения России были отражены в резолюции СБ 1887, которая была принята на сентябрьском с.г. заседании Совета Безопасности на высшем уровне по проблематике ядерного нераспространения. В ней по нашей инициативе закреплено положение о необходимости формирования равноправной системы коллективной безопасности.

В концептуальном плане этот тезис отражает российский подход о недопустимости обеспечения своей безопасности за счет безопасности других, развернуто сформулированный в инициированном президентом России проекте Договора о европейской безопасности.

Вопрос: Отголоски агрессии Грузии против Южной Осетии по-прежнему раздаются в ООН?

В.И.Чуркин: Агрессия Грузии против Южной Осетии в августе 2008 года стала тревожным звонком для системы коллективной безопасности в Евроатлантике. Российское руководство подробно комментировало данную тему. Упомянутая инициатива Дмитрия Медведева нацелена на совместное устранение брешей в этой важной сфере.

В ООН российская делегация продолжала усилия, направленные на сохранение конструктивной вовлеченности организации в стабилизацию обстановки в Закавказье. Когда в середине года подошел срок продления мандата наблюдательной миссии ООН в зоне бывшего грузино-абхазского конфликта, мы были искренне заинтересованы в том, чтобы ооновцы продолжили там свою работу – для этого было необходимо компромиссное статусно-нейтральное решение. Однако наши западные партнеры принялись продвигать такое решение СБ, которое было направлено не столько на обеспечение ооновского присутствия, сколько на возрождение канувших в Лету после грузинской агрессии реалий, игнорируя возникновение двух новых суверенных государств – Абхазии и Южной Осетии.

В этой ситуации Россия представила в СБ собственный компромиссный проект резолюции, содержавший ряд конкретных мер по обеспечению безопасности на грузино-абхазской границе, включая объективный мониторинг со стороны наблюдателей ООН. Западные коллеги отказались и от этого прагматичного решения и, несмотря на все наши предупреждения, поставили на голосование в Совете Безопасности свой политизированный проект.

Такой подход шел вразрез с интересами укрепления безопасности в Закавказье. Поэтому Россия воспользовалась правом вето, а делегации Китая, Вьетнама и Ливии при голосовании воздержались. Таким образом, наши западные коллеги взяли на себя ответственность за уход из региона миссии наблюдателей ООН.

Тем не менее это не привело к полному прекращению полезной деятельности ООН в регионе. Вместо бывшей миссии генсекретарем ООН сформирована компактная «команда» из четырех человек, в задачи которой входит обеспечение вовлеченности ООН в международные Женевские дискуссии, в которых Сухум и Цхинвал участвуют в качестве равноправных партнеров, и работе грузино-абхазского совместного механизма по предотвращению и реагированию на инциденты.

Вопрос: В будущем году исполняется 65 лет Великой Победы. Какая работа в этой связи проводится в ООН?

В.И.Чуркин: Государства – члены ООН единодушно поддержали инициативу России включить в повестку дня текущей сессии Генассамблеи новый пункт «Окончание Второй мировой войны».

Согласно данному решению, в мае будущего года состоится специальное заседание Генеральной Ассамблеи, посвященное этой дате, на котором будет принята подготовленная нами совместно с государствами – членами ОДКБ резолюция по этому вопросу.

Кроме того, уже пятый год подряд Генеральная Ассамблея одобряет подавляющим большинством голосов еще одну российскую инициативу – резолюцию «Недопустимость определенных видов практики, которые способствуют эскалации определенных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Основная направленность этого решения – осуждение прославления нацистского движения «Ваффен-СС», недопустимость героизации нацизма, что оскверняет память бесчисленных жертв фашизма и представляет собой попытку беззастенчивой ревизии истории. Надо учиться на ее уроках, а не пытаться задним числом «подкорректировать» исторический процесс или придать ему сослагательное наклонение.

Из года в год расширяется круг государств, поддерживающих эту нашу инициативу. Против выступают лишь США, ссылаясь, на наш взгляд, вовсе не убедительно – на принцип свободы мнений. Страны Евросоюза воздерживаются. Приводимые ими аргументы звучат скорее как отговорки. Но главное – большинство государств с нами.