3.06.1520:29

Выступление и ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ в ходе пресс-конференции по итогам заседания СМИД ШОС, Москва, 3 июня 2015 года

1094-03-06-2015

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1
Уважаемые дамы и господа,

Сегодня мы провели мероприятие, которое открывает решающий, самый ответственный этап российского председательства в ШОС – подготовку к саммиту в Уфе 9-10 июля этого года.

Нашу работу мы начали с поездки в Кремль, где министров иностранных дел и руководителей постоянных органов ШОС принял Президент Российской Федерации В.В.Путин. Были обозначены основные ориентиры, стоящие перед нами на ближайшем отрезке, который должен обеспечить результативность подготовки саммита в Уфе.

На состоявшемся после встречи с Президентом России В.В.Путиным заседании Совета министров иностранных дел в ходе дискуссии мы рассмотрели основные проекты итоговых документов, которые будут вынесены на саммит в Уфе, в первую очередь, Стратегию развития ШОС до 2025 г. Этот документ носит всеобъемлющий характер и охватывает все сферы нашего взаимодействия. На рассмотрение глав государств также будет представлен проект еще одного очень важного документа, посвященного 70-летию Победы во Второй мировой войне. Важное значение для наращивания эффективности нашего взаимодействия в рамках ШОС в свете угроз, которые возникают в нашем регионе и по его периметру, будет иметь Программа Организации по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2016-2018 гг., проект которой мы сегодня также рассмотрели. Отдельно обсудили проект Заявления по борьбе с наркоугрозой для одобрения главами государств. Кроме того, мы готовим еще ряд документов, работа над которыми продолжается, включая Соглашение государств-членов ШОС о взаимодействии и сотрудничестве по пограничным вопросам.

Помимо рассмотрения проектов итоговых документов саммита мы обменялись мнениями о ситуации в регионе ответственности ШОС, прежде всего, в контексте положения в Афганистане и непростой обстановки, которая сохраняется и даже усугубляется в этой стране, подпитывая, к сожалению, террористическую и наркотическую угрозы, напрямую начинающие затрагивать стабильность и безопасность государств-членов ШОС.

Повторю, предложения, которые вырабатываются для одобрения на саммите, нацеливают нас на более эффективное противодействие этим угрозам.

Рассмотрели, конечно, сопряженный с этим вопрос террористической угрозы на Ближнем Востоке и Севере Африки, ситуацию в Сирии, Йемене, Ираке, Ливии. Во всех этих случаях необходимо обеспечивать исключительно мирное политико-дипломатическое урегулирование. В этом наши подходы абсолютно совпадают, как и в любом другом кризисе, включая кризис на Украине, где требуется наладить общеукраинский диалог между Киевом, Донецком и Луганском. Сегодня мы об этом тоже говорили.

Приняты рекомендации – надеемся, они будут одобрены главами государств – которые, в случае принятия соответствующих решений в Уфе, в практическом плане откроют процесс расширения ШОС, прежде всего, за счет начала вступления в Организацию Индии и Пакистана.

Рассмотрели заявку Ирана, который с 2005 г. Активно и деятельно участвует в работе ШОС в качестве государства-наблюдателя. Мы все высказались за повышение статуса Ирана в нашей Организации в контексте всеобъемлющего урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы.

В заключение хотел бы сказать, что мы активно и дружно поработали. Мы не прощаемся, потому что завтра состоится специальная Конференция по региональной безопасности с участием министров иностранных дел и представителей государств-членов ШОС, государств-наблюдателей и партнеров по диалогу.

Хотел бы поблагодарить Генерального секретаря ШОС Д.Ф.Мезенцева, руководителя региональной антитеррористической структуры ШОС Чжан Синьфэна за неоценимый вклад в подготовку как к сегодняшнему, так и к другим заседаниям по линии различных структур государств-членов ШОС, которые вносят свой вклад в обеспечение результативности саммита в Уфе.

Вопрос: Переговоры по ядерной программе Ирана практически вышли на финишную прямую. По Вашему мнению, как результаты этих переговоров повлияют на статус Ирана в ШОС? Какие препятствия стоят сейчас перед удачным заключением окончательной договоренности (по ИЯП)?

С.В.Лавров: Никаких препятствий на пути к удачному завершению переговоров по иранской ядерной программе не существует, если только все их участники будут придерживаться политических рамок, согласованных на встрече министров иностранных дел в Лозанне и открывающих путь к урегулированию всех без исключения аспектов этой проблемы. Не хотелось бы «сглазить», но пока все нацелены на результат, который может быть достигнут в обозначенный предпочтительный срок – конец июня. Бывает, что по разным вопросам на завершающей фазе переговоров у той или иной стороны возникает искушение «выторговать» в последний момент чуть больше, и это может осложнить ситуацию.

Пока все мы движемся в правильном направлении, наши заместители – политдиректора «шестёрки» и Ирана работают сегодня в Вене. Завтра на упомянутой мной конференции будет присутствовать Министр иностранных дел Ирана М.Дж.Зариф, с которым мы, конечно, обменяемся оценками ситуации на переговорах.

Прогресс налицо. Он пока не окончательный, но, повторю, мы движемся верно. Как я уже сказал, сегодня в ходе дискуссии преобладающим было мнение, что мы все хотим повысить статус Ирана в ШОС, и это можно будет сделать в контексте всеобъемлющего урегулирования иранской ядерной программы.

Вопрос: Поступают сообщения об ухудшении ситуации в зоне конфликта на Украине. В частности, украинские вооружённые силы сообщают, что ополченцы начали широкомасштабное наступление в районе Марьинки. Уже есть информация о погибших. Будет ли в связи с обострением ситуации созываться Контактная группа или встреча в «нормандском формате»? Можно ли говорить о двустороннем срыве Минских соглашений?

С.В.Лавров: Не хочу даже предполагать, что кто-то затеял сорвать Минские договорённости, хотя, порой, казалось, что в Киеве немало желающих это сделать. Об этом свидетельствует отношение Киева к обязательствам по проведению амнистии, конституционной реформы, организации выборов по согласованию с Донецком и Луганском. Но обострение военной ситуации на линии соприкосновения на сегодня является самым острым вопросом. Я не имею точной информации. У нас есть представители в совместном Центре координации и контроля, который, напомню, состоит из российских и украинских офицеров и был сформирован по личной просьбе Президента Украины П.А.Порошенко, чтобы объективно оценивать ситуацию и помогать специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ определять нарушителей договорённости о прекращении огня и об отводе тяжёлых вооружений. Судя по информации, доступной с мест теперь уже боевых действий, с территорий, которые находятся вдоль линии соприкосновения с обеих сторон, мы уже достаточно давно обращаем внимание, что только со стороны, контролируемой ополченцами, поступают сообщения о колоссальных разрушениях гражданской инфраструктуры – больниц, школ, детских садов, жилых домов. Почему-то только на той стороне гибнут мирные жители. Со стороны, контролируемой украинским правительством, поступают сообщения о гибели лишь военнослужащих.

Чтобы разобраться в этом вопросе мы обратились в ОБСЕ с просьбой поручить СММ докладывать не только о том, кто, сколько раз и куда стрелял, но и каковы были цели этих обстрелов, кто от них страдает – мирные граждане или боевые подразделения, ведущие артиллерийский огонь по населённым пунктам. Убеждён, что это очень простая задача, которую специальная мониторинговая миссия обязана выполнить, чтобы у всех была полная картина, что же там на самом деле происходит: кто нарушает не только Минские договорённости, но и нормы международного гуманитарного права, обстреливая населённые пункты с завидной методичностью.

Повторю, чтобы всё это пресечь, там действует Совместный центр координации и контроля и специальная мониторинговая миссия ОБСЕ. Мы будем готовы собираться в любом формате, чтобы призывать стороны к соблюдению договорённостей. На месте есть все необходимые механизмы – надо просто все их задействовать, не пытаясь игнорировать, а то и подвергать сомнению их дееспособность. Но самое главное – это видеть всю картину и отдавать себе отчёт в том, что кто бы ни пытался обострять военную ситуацию на линии соприкосновения они вольно или невольно преследуют цель не дать двигаться вперёд по всем другим ключевым, в первую очередь, политическим, экономическим и гуманитарным аспектам выполнения Минских договорённостей. Потому что пока люди заняты стрельбой, наверное, есть предлог не заниматься политическими реформами. Хочу ошибаться, но такое впечатление создаётся, и от него трудно избавиться.

Но закончить хотел бы на позитивной ноте. Вчерашние заседания рабочих подгрупп, которые состоялись в Минске, не достигли окончательных результатов по каждому из обсуждавшихся вопросов, но, тем не менее, есть движение вперёд, в т.ч. по вопросу демилитаризации н.п.Широкино, включения в список отводимых вооружений артиллерии и миномётов калибром меньше 100 мм. Определённо продвижение есть и по ряду других направлений, в т.ч. по вопросам долгожданного начала прямых консультаций между Киевом, Луганском и Донецком относительно подготовки к проведению местных выборов. Не буду забегать вперёд, но намётки есть, и они достаточно позитивные. Сейчас важно, чтобы всё, о чём договорились, было доведено до конца, для чего уже назначены новые встречи соответствующих подгрупп, чтобы никто подобными рецидивами военной активности не сорвал намечающийся хрупкий прогресс.
 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Организация по безопасности сотрудничества в Европе (ОБСЕ)

Совет Европы (СЕ)

НАТО

Европейский союз (ЕС)

x
x
Дополнительные инструменты поиска