18.02.1914:11

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром, ответственным за иностранные дела Султаната Оман, Юсефом Бен Аляви, Москва, 18 февраля 2019 года

  • en-GB1 ru-RU1

Мы провели хорошие переговоры.

Обсудили весь комплекс вопросов, касающихся российско-оманских отношений. Подчеркнули их традиционно дружественный характер. Высказались в пользу их дальнейшего поступательного развития.

Дали высокую оценку сложившемуся уровню политического диалога. Выразили заинтересованность в активизации межпарламентского сотрудничества. Отметили, что важным шагом на этом пути призван стать запланированный на этот год визит в Москву Председателя Государственного совета Омана Я.Аль-Манзери по приглашению Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации В.И.Матвиенко.

Приветствовали позитивную динамику взаимной торговли, объем которой за 2018 г. увеличился более, чем на 60%, хотя, конечно, в абсолютных цифрах предстоит еще немало сделать. Договорились стараться продвигать такие направления как инвестиции, энергетика, информационные технологии, горнорудная промышленность, сельское хозяйство.

С октября прошлого года установлено прямое авиасообщение между Москвой и Маскатом. Это, конечно же, способствует расширению деловых и туристических обменов, как и инициативные шаги оманской стороны по упрощению визовых требований в отношении российских граждан. Сегодня напомнили о нашем предложении подписать межправительственное соглашение об отмене виз для наших граждан на постоянной основе.

Встревожены теми событиями, которые продолжают негативно развиваться на Ближнем Востоке и Севере Африки. Исходим из необходимости продвижения в регионе конструктивной и объединительной повестки дня, устранения «разделительных линий», объединения усилий для совместного реагирования на вызовы и угрозы. Именно такие принципы заложены в известной российской инициативе – концепции обеспечения безопасности в зоне Персидского залива, которая была выдвинута некоторое время назад, и получила поддержку со стороны оманских партнеров.

В отношении Сирии у нас единая позиция – резолюция 2254 СБ ООН не имеет альтернативы. Она должна полностью выполняться. В этом контексте мы проинформировали наших собеседников об усилиях, которые предпринимают в этом направлении страны-гаранты «астанинского формата» Россия, Турция и Иран, включая результаты состоявшегося 14 февраля в Сочи четвертого саммита астанинской тройки. Россия убеждена, что решение этих задач способствовало бы нормализации отношений Сирии с другими арабскими странами, возвращению страны в ЛАГ. 

Тревожит ситуация, которая сложилась в сфере дискуссий по ближневосточному урегулированию. В их рамках мы наблюдаем явные попытки ревизовать общепризнанную международно-правовую базу мирного процесса на Ближнем Востоке. Считаем очень важным для всех членов международного сообщества подтвердить приверженность соответствующим резолюциям ООН как Генеральной Ассамблеи, так и Совета Безопасности, а также арабской мирной инициативе. Безусловно, перед лицом всех этих сложностей, крайне важно, чтобы палестинцы нашли в себе силы и ответственность, чтобы объединить свои ряды. Мы стараемся этому способствовать. В частности, мы проинформировали наших оманских коллег о состоявшихся на прошлой неделе в Москве консультациях между основными палестинскими фракциями.     

Подтвердили нашу высокую оценку взвешенной, сбалансированной, основанной на международном праве позиции Султаната Оман по большинству вопросов региональной повестки дня, в том числе по йеменскому урегулированию, где Оман играет весьма полезную примирительную роль.

Благодарю своего коллегу Министра, ответственного за иностранные дела Султаната Оман Юсефа Бен Аляви за совместную работу, которую мы еще продолжим в ходе рабочего завтрака.

Вопрос: В чём Вы видите эффективность сотрудничества России и Омана по йеменскому вопросу?

С.В.Лавров: Россия, как и Оман, с самого начала йеменского конфликта выступала исключительно за его политико-дипломатическое решение через инклюзивный диалог всех йеменских сил. Мы работаем с каждой из этих политических сил, побуждая их к тому, чтобы они не поддавались искушению прибегать к мерам военного воздействия друг на друга и садились за стол, начинали диалог под эгидой Организации Объединённых Наций и в соответствии с теми идеями, которые генерирует спецпосланник Генсекретаря ООН по Йемену М.Гриффитс.

В частности, обе стороны приветствовали состоявшиеся в декабре прошлого года в Стокгольме консультации заинтересованных сторон, достигнутые там договоренности. Россия способствовала тому, чтобы эти договоренности были закреплены в Совете Безопасности ООН. Они предполагали передислокацию сил противоборствующих сторон в районе порта Ходейда, использование этого порта для нужд гражданского населения, а также обмен заложниками и пленными.

Оман вместе с Кувейтом – и мы это тоже приветствовали – вызвался предоставить авиатранспорт для того, чтобы доставлять в соответствующие места тех лиц, которые будут подлежать обмену.

К сожалению, как это бывало и раньше, процесс выполнения Стокгольмских договоренностей «забуксовал». Сейчас мы стремимся вернуть стороны к их выполнению – вместе с нашими оманскими коллегами, с другими странами, которые активно пытаются помочь политическому процессу.

При всех обстоятельствах необходимо делать все возможное для того, чтобы гуманитарная помощь поступала всем нуждающимся в ней в Йемене беспрепятственно.

Вопрос: Накануне Президент США Д.Трамп обратился к европейским странам с призывом забрать порядка 800 террористов, захваченных в ходе операции на востоке от Евфрата. В противном случае он их отпустит. Правомочно ли в целом ставить вопрос о том, чтобы возвращать террористов по их страновой принадлежности, и готовы ли мы забрать граждан России, если таковые есть среди этих восьмисот?

С.В.Лавров: Эти лица являются подозреваемыми в терроризме иностранными террористами-боевиками (ИТБ). Именно такой термин закреплен в резолюции Совета Безопасности ООН, содержащей очень четкий перечень шагов, которые необходимо предпринимать в отношении этих иностранных террористов-боевиков, когда они попадают в руки соответствующих стран, воюющих против террористов. Надо соблюдать эти критерии. Первый абсолютно неотъемлемый шаг – это транспарентность и передача данных на этих лиц.

Раньше США подобных персонажей, которых они захватывали в регионе, в частности в Афганистане и в других странах, либо отправляли к себе на базу Гуантанамо на Кубе, где годами держали без суда и следствия, и, к слову, в ответ на наши запросы не предоставляли информации об одном россиянине, который там находился, либо незаконным образом перебрасывали этих людей в секретные тюрьмы ЦРУ в Восточной Европе, что вызвало большой скандал, но его быстренько «замяли». Так что надо сначала разобраться, о чем идет речь, потому что США в подобной ситуации могут поступать диаметрально противоположным образом.

В целом на восточном берегу Евфрата, помимо создания этих тюрем для террористов, Соединённые Штаты успели натворить еще немало вещей, которые придётся потом расхлебывать. Это будет непросто. Это и военные базы, и оружие, которое они поставляли курдам. Судьба этих баз и оружия является предметом достаточно серьезной озабоченности со стороны Турции, например. Но самая главная проблема – это незаконно созданная «зона безопасности» Ат-Танф, в которой американцы тренируют боевиков для последующих акций на территории Сирии и где находится печально известный лагерь беженцев «Рукбан». Беженцев оттуда давно пора  выводить. Мы с сирийским Правительством к этому и призываем. Но США и подконтрольные им экстремисты, которые контролируют этот лагерь, запрещают людям оттуда выходить. Я надеюсь, что ооновцы, которые недавно сопровождали второй гуманитарный конвой в «Рукбан» и наверняка могли убедиться, что там далеко не все в порядке, предоставят Совету Безопасности ООН необходимую информацию.

 

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска

Персональная фотовыставка "Кадры"