27.10.1517:41

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Республики Беларусь В.В.Макеем по итогам совместного заседания коллегий МИД России и МИД Республики Беларусь, Москва, 27 октября 2015 года

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

В ходе совместного заседания коллегий внешнеполитических ведомств Российской Федерации и Республики Беларусь состоялась хорошая товарищеская и доверительная дискуссия, как это всегда происходит на таких мероприятиях. По итогам заседания мы подписали Программу согласованных действий в области внешней политики государств-участников Договора о создании Союзного государства, которая рассчитана на 2016-2017 гг. Это насыщенный документ, определяющий основные направления дальнейшей координации наших действий во внешнеполитической сфере. Мы подписали также план межмидовских консультаций на 2016 г. – предельно конкретный документ, охватывающий 28 направлений нашей повседневной и перспективной координации в рамках реализации программы согласованных действий, а также Протокол постановления об итогах Совместного заседания коллегии.

Выразили удовлетворение нашим тесным сотрудничеством в рамках Организации Объединенных Наций, которое характеризуется совпадением позиций по всем наиболее актуальным вопросам международной повестки дня. Мы едины в том, что ООН обладает уникальной легитимностью и остается универсальной площадкой для координации действий мирового сообщества. Условились наращивать взаимодействие в рамках ООН в интересах эффективного противодействия многочисленным вызовам и угрозам современности, которые, к сожалению, множатся. В год 70-летия создания ООН и 70-летия Великой Победы над фашизмом человечество вновь оказалось перед смертельной опасностью, которую несет терроризм. Будем предпринимать все необходимые действия для подавления этой угрозы, предотвращения ее расползания по миру, в первую очередь, на территории наших стран и наших союзников. Уверен, что мы добьемся результата, а параллельно будем наращивать усилия по политическому урегулированию конфликтов в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, которые и «дали жизнь» этой смертельной опасности, включая урегулирование кризисов в Сирии, Йемене, Ливии. Будем поддерживать усилия по стабилизации обстановки в других странах региона, в том числе в Ираке.

Исходим из того, что одной из важнейших тем на нашей совместной повестке дня и повестке дня других наших партнеров по интеграционным процессам на пространстве СНГ является сопряжение усилий, предпринимаемых в рамках Европейского союза и Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Выступаем за налаживание прямого диалога между этими двумя союзами. Договорились оказывать необходимое содействие Евразийской экономической комиссии в этой работе.

Удовлетворены тем, что в результате совместных усилий стран-членов ЕАЭС был подготовлен позиционный документ, озаглавленный «ЕАЭС-ЕС: контуры сотрудничества». Документ был передан представителям Европейской комиссии. Рассматриваем его в качестве приглашения к конструктивному диалогу между двумя интеграционными объединениями с прицелом на реализацию той долгосрочной цели, которую на словах разделяют все наши партнеры в ЕС – имею в виду, формирование в перспективе единого экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана с опорой на принципы равной неделимой безопасности и широкого сотрудничества.

Рассмотрели также вопрос о том, как внешнеполитические ведомства двух стран помогают процессам развития межрегионального и приграничного сотрудничества между субъектами Российской Федерации и областями Республики Беларусь на основе решений, принятых на Форуме регионов двух стран 17-18 сентября в Сочи с участием президентов В.В.Путина и А.Г.Лукашенко.

В ходе отдельных переговоров, которые мы провели накануне с В.В.Макеем, подробно обсудили широкий спектр конкретных вопросов двусторонних отношений, международных и региональных проблем, включая, конечно, ситуацию на Украине в русле необходимости всестороннего и добросовестного выполнения Минских договоренностей от 12 февраля с.г. В более широком плане мы подтвердили признательность белорусским друзьям и Минску как столице, в которой все стороны конфликта смогли начать работу и договориться об очень важных вещах, выполнения которых мы сейчас  будем добиваться,  где продолжаются переговоры в рамках Контактной группы и ее рабочих подгрупп по всем четырем основным направлениям урегулирования украинского кризиса. Признательны за великолепную организацию и содействие в этих усилиях со стороны Республики Беларусь.

В целом мы довольны итогами заседания, которое, я уверен, будет весьма полезным в деле дальнейшей последовательной реализации задач, поставленных перед внешнеполитическими ведомствами нашими президентами и Высшим Государственным Советом.

Вопрос: Вы уже говорили, что тесно взаимодействуете с МИД Республики Беларусь, мы видим, насколько часто Вы встречаетесь со своим белорусским коллегой. На телеканале «Беларусь 1» даже был запущен новый проект под названием «Макей-Лавров. Мировая политика». Насколько динамичны Вам видится развитие российско-белорусских отношений? Насколько они качественные? Что для Вас мировая политика?

С.В.Лавров: Отношения с Республикой Беларусь для нас – это отношения надежных союзников, стратегических партнеров, по-настоящему братских народов, которые связаны миллионами житейских, экономических, духовных и ценностных нитей. В любой сфере у нас теснейшее переплетение судеб людей и государственных интересов. Наверное, можно долго говорить о том, как это важно для россиян и белорусов. У нас теснейшая координация во внешнеполитической сфере, об этом мы уже сегодня говорили. Этот уникальный формат – совместное заседание коллегий – также свидетельствует об особом характере наших отношений. Такое тесное сотрудничество позволяет обсуждать все темы без исключения, в том числе и те, которые, наверное, вызывают вопросы у наших белорусских друзей и, соответственно, у нас по отношению к Белоруссии. Наши встречи с Министром иностранных дел Белоруссии В.В.Макеем не исключение. При возникновении каких-то недоразумений, которые мы обсуждаем все и всегда (в большинстве случаев они появляются благодаря нашим «доброжелателям» извне). Мы всегда находим развязки и решения.

У нас Союзное Государство, в рамках которого приняты важнейшие решения по обеспечению равных прав всем гражданам Российской Федерации и Республики Беларусь. Этим мы занимаемся повседневно. Наверное, тот факт, что нашим гражданам порой даже невдомек, почему они ощущают себя в Белоруссии как дома, – это результат огромной повседневной работы наших правительств и соответствующих ведомств. Эта работа продолжается. Есть еще некоторые сферы жизни, до которых мы не добрались в плане обеспечения равных прав, но это обязательно произойдет.

Что касается мировой политики, могу сказать следующее. Взаимоотношения между государствами, которые видят общие угрозы своей безопасности (каковыми являются терроризм, наркотрафик, организованная преступность, не говоря уже об изменении климата и многом другом), скоординированы. Координируя свои действия, мы, прежде всего, во главу угла ставим обеспечение безопасности наших государств, Союзного Государства России и Белоруссии, обеспечение максимально благополучных внешних условий для того, чтобы мы могли созидательно решать задачи, стоящие перед каждой из стран, и перед нашими двумя государствами в рамках Союза.

Мировая политика – это, прежде всего, забота о своих гражданах, своих союзниках, проведение на внешней арене такой линии, которая максимально способствует тому, чтобы предпринимаемые усилия были результативными.

Если мы, как Вы сказали, уже стали фигурантами телевизионной программы, наверное, это что-то значит.

С.В.Лавров (добавляет после ремарки В.В.Макея): Любые внешнеполитические ведомства (в паре и в более широком составе) являются элементами мировой политики, поэтому здесь может быть масса вариантов.

Вопрос: Как известно, сегодня во Франции по инициативе Парижа собирается международная конференция с участием стран, заинтересованных в урегулировании сирийского вопроса. Почему-то ни Россия, ни Иран не приглашены. На Ваш взгляд, полезна ли эта встреча, или это попытка помешать усилиям России и найти им альтернативу в решении кризиса и налаживания прямого контакта между оппозицией и Дамаском? Есть ли прогресс в контактах с т.н. умеренной вооруженной оппозицией в Сирии, скажем, в лице «Свободной Сирийской Армии»?

С.В.Лавров: Признаюсь, про эту встречу я не слышал. Нас не приглашали и не информировали, что подобные мероприятия проводятся. Не буду комментировать упомянутое Вами мероприятие в Париже. Скажу о наших принципиальных подходах к тому, как выстраивать диалог параллельно, подчеркну, с непримиримой борьбой с терроризмом в Сирии и в других частях этого региона.

Как Вы знаете, мы работаем в Сирии по просьбе сирийского руководства и по-прежнему добиваемся того, чтобы все наши партнеры – американцы, страны региона – согласовали единое понимание того, кто является террористической организацией. Такого понимания нет. Скажу откровенно, нет его и внутри той коалиции, которую создали США для борьбы с «ИГ» и прочими террористическими организациями.

В прошлую пятницу мы встречались в Вене с Госсекретарем США Дж.Керри, Министром иностранных дел Саудовской Аравии А.Джубейром и Министром иностранных дел Турции Ф.Синирлиоглу. Не буду вдаваться в детали (разговор носил конфиденциальный характер), но я лишний раз убедился, что внутри американской коалиции нет единого понимания, кто представляет собой террористическую угрозу, в том числе в отношении организаций, которые считаются террористическими в рамках соответствующих списков, утверждаемых Советом Безопасности ООН. Одна из наших инициатив заключалась в том, чтобы в рамках других ближайших контактов все-таки обменяться оценками в отношении того, кто есть кто. Это первое.

Второе. Точно так же нужно внести ясность в вопрос о том, кто является сирийской политической оппозицией. Если мы все привержены тому, чтобы параллельно с пресечением террористической угрозы добиваться выполнения Женевского коммюнике от 30 июня 2012 г., то там черным по белому записано, что решение всех проблем, включая т.н. "переходный этап", должно осуществляться на основе взаимного согласия между Правительством САР и оппозицией, которая должна включать в себя представителей всего спектра оппонентов режима. Естественно, там не идет никакой речи о террористах. Все эти годы после принятия Женевского коммюнике (а уже прошло более трех лет) мы добивались того, чтобы обеспечить т.н. инклюзивный характер тех оппозиционеров, которые готовы разговаривать о выполнении Женевского коммюнике, проведении политических реформ, включая конституционную, и решать другие вопросы, связанные с преодолением кризиса. Мы проводили несколько встреч в Москве, по итогам которых оппозиционеры, в том числе с подключением на последнем этапе делегации Правительства Сирии, принимали документы, излагающие их видение той страны, в которой они хотели бы жить, страны, которая должна оставаться светской, быть демократической, в которой должны обеспечиваться права всех этно-конфессиональных групп и т.д. Параллельно над таким же вопросом работал Египет. Они провели в Каире несколько встреч оппозиционеров, на которых тоже добивались сплочения различных групп внутренней и внешней оппозиции на конструктивной платформе диалога с целью достижения политических договоренностей об урегулировании сирийского кризиса. Сейчас мы продолжаем контакты с нашими египетскими коллегами с тем, чтобы эти усилия объединить и выступить с предложениями к оппозиционным силам, как мы могли бы им помочь создать единую делегацию для переговоров с Правительством САР.

В-третьих, на всех этапах этой работы мы выступали за то, чтобы усилия по объединению оппозиции и организации ее диалога с Правительством постоянно сопровождались «внешними» игроками, и чтобы этот «внешний круг» влиятельных стран  так же, как и общесирийский диалог, был инклюзивным, т.е. включал  в себя всех влиятельных участников этих процессов. Конечно, это предполагает участие стран Персидского Залива, Египта, Ирана и всех без исключения арабских соседей Сирии – Иордании, Турции, Ирака, Ливана.

В том, что касается последних наших контактов по линии этих «внешних» игроков, пока нам не удается сформировать действительно представительный и инклюзивный «внешний круг». В этом нет никого секрета. Мы продолжали участвовать в отдельных мероприятиях в двусторонних контактах с нашими американскими коллегами, со странами региона Ближнего Востока и Севера Африки, в трехсторонних контактах Россия-США-Саудовская Аравия, недавно в Вене в четырехстороннем формате встречались министры иностранных дел России, США, Саудовской Аравии и Турции для продвижения  задачи  выхода на договоренность о том, чтобы все без исключения «внешние» игроки собрались в одном месте и стали договариваться, как каждый из нас в скоординированном и гармоничном ключе может помочь сирийцам начать, наконец, тот самый диалог, о котором говорилось еще три с лишним года назад в Женевском коммюнике, одобренном  Советом Безопасности ООН.

Не хочу никого называть по имени, но параллельно некоторые наши партнеры пытались вести линию не на инклюзивность, а на эксклюзивность в том, что касается внутрисирийского диалога, и в том, что касается его внешнего сопровождения. А во внутрисирийском диалоге были попытки делать ставки на какую-то одну оппозиционную структуру, полностью игнорируя другие оппозиционные группы и объявляя эту структуру чуть ли не единственным представителем всего сирийского народа. Если это так, то для тех, кто такую позицию занимает, диалог общесирийский не нужен, им нужно просто говорить: «Вот законный представитель, остальных нужно выгнать военной силой».

Также были попытки создать некий «закрытый клуб» внешних игроков без участия других ключевых государств, влияющих на ситуацию «на земле» в Сирии. Наверное, кому-то легче создавать  такие умозрительные схемы, которые тебе понятны и близки. Но поскольку такие планы наталкиваются на неприятие других государств, исповедующих иные позиции и подходы, то подобные умозрительные схемы носят искусственный характер, они не жизнеспособны. Схемы, которые действительно могут дать устойчивый и долгосрочный результат и отвечают интересам стабильности в Сирии, требуют, конечно, очень терпеливых многочасовых, возможно, многодневных переговоров. Но усилия по преодолению противоречий в позициях, выработка консенсусных решений, которые позволят запустить действительно общесирийский переговорный процесс, будут гораздо более результативны и не станут чем-то таким, что сегодня промелькнет на экранах телевизоров, на первых страницах газет и уйдет потом в небытие. Я очень надеюсь, что если та встреча в Париже, о которой Вы упомянули, действительно проводится сегодня, то она организована  с прицелом на формирование инклюзивных форматов, которые будут способствовать вовлечению всех без исключения, как с точки зрения общесирийского диалога, так и в плане его внешнего сопровождения.

Мы будем руководствоваться этой своей позицией, и, подчеркну, даже те наши партнеры, которые испытывали сомнения по поводу возможности запуска инклюзивного процесса,начинают понимать, что сомневаться-то можно, но другого пути урегулировать сирийский кризис не существует.

Вопрос: Обсуждался ли вопрос о российской военной базе в Белоруссии? В какой стадии находятся переговоры?

С.В.Лавров: Этим вопросом занимаются наши военные ведомства, которые докладывают верховным главнокомандующим. На повестке дня совместного заседания этой темы не стояло.

Вопрос: Велись ли переговоры с представителями «Сирийской свободной армии» в Москве? На этот счет поступает разная информация. Удается ли России найти ту оппозицию в Сирии, которой возможно оказывать военную помощь, о чем говорили Президент России В.В.Путин и Вы? Состоится ли в эту пятницу продолжение переговоров в Вене? Когда возможно участие Ирана в формате «венских встреч»?

С.В.Лавров: Как сказал Президент В.В.Путин, мы действительно хотели бы и были бы готовы помогать не только армии сирийского правительства, но и всем оппозиционным отрядам, которые противостоят террористам «на земле» на территории САР. Мы обратились к США как к лидерам соответствующей коалиции, хотя она создана для работы по Сирии незаконным образом, в обход согласия правительства страны и СБ ООН. Тем не менее, это факт и реальность. Мы заключили с американцами договоренность о том, чтобы избегать непреднамеренных инцидентов, хотя дальше этого они идти не хотят. Обратились мы и к странам региона с просьбой оказать содействие в выходе на тех людей, которые могут представлять из себя умеренную и антитеррористическую оппозицию в Сирии. Скажу откровенно, было непросто их найти, мы еще продолжаем эти усилия. Есть первые отклики. Надеюсь, что контакты, которые могут завязаться, дадут результат.

Повторю еще раз, возвращаясь к Вашему вопросу о том, чего мы ждем от Венских переговоров, – очень важно объединить всех и на всех направлениях. На антитеррористическом направлении нужно внести ясность и сплотить усилия, а не пытаться говорить, что есть «хорошие» террористы, которых не нужно трогать. Во-первых, в этой антитеррористической борьбе обязательно должна присутствовать инклюзивность – все должны сплотиться вокруг одинаково понимаемых задач. Во-вторых, инклюзивность должна быть и в том, как подходить к общесирийскому диалогу – вся оппозиция, которая заботится о судьбе своего государства и народа, должна быть представлена на переговорах. Этим мы также занимаемся, но и здесь со стороны некоторых наших партнеров тоже пока нет ясности, как они видят решение данной задачи. Важно отходить от попыток выбирать кого-то одного в качестве удобного контрагента и продвигать его как представителя всей оппозиционной группы деятелей. В-третьих, инклюзивность должна обеспечиваться в том, что касается внешнего сопровождения общесирийского процесса. Отвечая на Ваш вопрос о том, когда можно будет говорить об участии Ирана, скажу – когда очевидная необходимость этого будет признана всеми без исключения странами, продвигающими идею создания «внешнего круга» для содействия сирийцам в организации общенационального диалога. Принципиально важно, и именно с таких позиций мы участвуем в данных усилиях, чтобы этот «внешний круг» помог сирийцам сесть за один стол и начать переговоры, а не пытался что-то согласовывать в качестве навязанного извне рецепта урегулирования. Вот, в чем главная задача.

Очень рассчитываю, что не только Иран, но и другие страны, без которых трудно всерьез говорить о представительном характере этой работы, будут приглашены уже на ближайший раунд переговоров. Разговоры идут об этой пятнице. Посмотрим. Все будет зависеть от того, насколько удастся переступить через какие-то амбиции, личные пристрастия, антипатии и обеспечить репрезентативный характер мероприятий, включая Иран, как я уже сказал, Египет и арабских соседей Сирии.

 

 

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска

Персональная фотовыставка "Кадры"