23.12.1116:06

Ответы официального представителя МИД России А.К.Лукашевича на вопросы агентства «Интерфакс» о российско-грузинском соглашении в контексте вступления России в ВТО

2051-23-12-2011

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: Как Вы могли бы охарактеризовать результаты российско-грузинских переговоров по проблематике ВТО?

Ответ: Как известно, переговоры, проходившие при посредничестве Швейцарии, завершились в Женеве 9 ноября с.г. Подписано Соглашение об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами, которое вступит в силу с даты присоединения России к ВТО. В нем полностью реализованы переговорные принципы, которых российская сторона придерживалась с самого начала, а именно: договоренности должны оставаться в рамках торговой проблематики и не ущемлять статус Абхазии и Южной Осетии как независимых государств, а также способствовать нормализации торговых отношений в регионе в соответствии с принципами ВТО. Соглашение в полной мере соответствует новым реалиям, сложившимся на Кавказе после августа 2008 года.

Еще до подписания Соглашения грузинские официальные лица, вопреки правилам цивилизованного международного общения, принялись публично комментировать содержание документа. При этом грубо искажались или замалчивались ключевые элементы договоренности. Такое поведение не прекратилось и после того, как Соглашение было подписано.

В этой ситуации мы считаем необходимым проинформировать международную общественность о содержании подписанного в Женеве документа.

Вопрос: В чем же заключаются основные положения этого Соглашения?

Ответ: Если кратко сформулировать суть, то речь идет о статистическом учете региональной торговли и выверке результатов с помощью независимого аудита. При этом, по определению, не затрагивается так называемый неторговый оборот, куда относятся, в частности, военные поставки. Действие Соглашения распространяется на три российских и три грузинских таможенных терминала, которые расположены в конкретных районах. В тексте документа эти районы обозначены географическими координатами. Если нанести их на карту, мы увидим, что для России речь идет об Адлере (вблизи границы с Республикой Абхазия), населенном пункте Нижний Зарамаг (вблизи границы с Республикой Южная Осетия) и населенном пункте Верхний Ларс (вблизи границы с Грузией). Места грузинских таможенных терминалов - левобережье Ингура (граница с Республикой Абхазия), район севернее Гори (граница с Республикой Южная Осетия) и населенный пункт Казбеги (граница с Россией).

При таком географическом расположении терминалов торговые потоки, которые реально могут через них проходить, разнородны. Это не только взаимная российско-грузинская торговля, но также товарооборот каждой из этих двух стран с Абхазией и Южной Осетией (например, товар из Сухума, направляющийся через российскую таможню в Краснодар, или товар из Цхинвала, идущий в Тбилиси через грузинский терминал в районе Гори).

Обобщенную статистику обо всей торговле через указанные терминалы Россия и Грузия будут регулярно направлять в базу данных ВТО. Для России это не влечет никаких дополнительных обязательств. Ведь представление в ВТО внешнеторговой статистики - обязанность любого государства-члена Организации. Поэтому с момента вступления в ВТО Россия в любом случае начнет передавать туда официальные статистические данные по всем своим зарубежным торговым партнерам, включая, разумеется, Абхазию, Грузию и Южную Осетию.

Вопрос: Каков механизм реализации подписанного Соглашения?

Ответ: Выверять точность итоговой статистики, направляемой Россией и Грузией в ВТО, будет поручено независимой частной компании. Для этого стороны предоставят ей подробные данные из таможенных деклараций о грузах, проходящих через терминалы, а также возможность присутствия на этих терминалах. Деятельность компании станет дополнительным фактором транспарентности, которая, как известно, является важнейшим принципом ВТО.

Помимо аудита официальной статистики, компания будет также оказывать аналитическое содействие таможенным службам каждой из двух стран. В ходе работы представители компании могут высказывать рекомендации таможенникам, но не вправе вмешиваться в их деятельность, которая, как прямо указано в Соглашении, осуществляется в соответствии с национальным законодательством.

Компанию по согласованию со Сторонами Соглашения подберет Швейцария, а Правительство России и Правительство Грузии наймут ее для работы на территориях своих государств.

Принципиально важно здесь следующее. Данные таможенных деклараций и другая информация, которую компания получает в рамках работы по контракту с каждым из двух правительств, рассматриваются как строго конфиденциальные и не предназначены для передачи другой Стороне Соглашения. Таким образом, утверждения грузинской стороны о том, что она якобы будет получать детальные сведения о каждом грузе, поступающем в Абхазию и Южную Осетию из России, - не более чем попытка выдать желаемое за действительное. Соглашение не предусматривает получения Тбилиси никакой информации о российской торговле с Абхазией и Южной Осетией сверх обычных статистических отчетов, общедоступных через базу данных ВТО.

Отдельный вопрос - предусмотренное Соглашением использование электронных «маячков» на грузах. В ходе переговоров мы четко обозначили: оснастить торговый груз этими или любыми другими устройствами на российском или грузинском таможенном терминале - не проблема. Но ни Россия, ни Грузия не могут отвечать за работу устройств на территориях Абхазии и Южной Осетии. Ведь эти государства не являются участниками данного Соглашения, и оно, разумеется, не налагает на них никаких обязательств.

Вопрос: Что предусматривает подписанный документ в части, касающейся торговли Грузии с Абхазией и Южной Осетией?

Ответ: В Тбилиси старательно делают вид, что меры таможенного администрирования и мониторинга, предусмотренные Соглашением, касаются только России. Между тем абсолютно симметричные меры предусмотрены для Грузии. И это имеет важные политические последствия.

Так, в соответствии с Соглашением на торговых путях, ведущих с грузинской стороны в Абхазию и в Южную Осетию, создаются таможенные терминалы, и ко всем проходящим через них товарам применяются процедуры таможенного оформления (включая заполнение таможенных деклараций), а соответствующая статистика передается Грузией в базу данных ВТО (куда, как известно, включаются сведения лишь о международной, а отнюдь не о внутренней торговле). Очевидно, что все это - важные атрибуты статуса Абхазии и Южной Осетии как самостоятельных таможенных территорий и статуса границы Грузии с ними как таможенной границы, аналогичной российско-грузинской границе в районе Верхний Ларс - Казбеги.

На публику грузинские официальные лица сейчас подают дело так, что якобы те товары, которые будут идти с грузинской стороны в Абхазию и Южную Осетию, а также в обратном направлении, не подлежат таможенному оформлению. Однако это прямо противоречит положениям Соглашения, равно как и лежащему в его основе важнейшему принципу ВТО - единообразию таможенного администрирования.

Будем следить за тем, чтобы Тбилиси не нарушал Соглашение в этой части. Такая возможность у нас есть - через независимую частную компанию, которая будет работать на грузинской стороне и регулярно докладывать Совместному комитету в составе представителей России, Грузии и Швейцарии.

Очень важно записанное в Соглашении положение о том, что «ничто в законодательстве государств Договаривающихся Сторон не будет являться препятствием для выполнения настоящего Соглашения». Это прямо касается целого ряда положений пресловутого грузинского «Закона об оккупированных территориях», например, о запрете международного сообщения и международных перевозок дорожными транспортными средствами. Будучи несовместимыми с нормами Соглашения, эти запреты с момента его вступления в силу не должны применяться. Те в Тбилиси, кто преподносит Соглашение как «первый шаг к возвращению грузинских таможенников на Псоу и к Рокскому туннелю» (то есть на прежние, «доавгустовские» границы Грузии), откровенно лукавят. В действительности дело обстоит как раз наоборот: впервые после августа 2008 года Грузия подписалась под международным договором, в котором четко указаны места, где должна работать ее таможня. Это, напомню, левобережье Ингура (граница с Республикой Абхазия), район севернее Гори (граница с Республикой Южная Осетия) и населенный пункт Казбеги на Военно-Грузинской дороге (граница с Российской Федерацией). Других мест для грузинских таможенников нет и не будет.

Вопрос: Как в настоящее время осуществляется товарооборот на границе Грузии с Абхазией и Южной Осетией?

Ответ: Сегодня движение товаров через абхазо-грузинскую и грузино-югоосетинскую границы незначительно по объему и осуществляется без должного регулирования, имея в значительной степени «теневой» характер. Причина в том, что Грузия, к сожалению, пока не желает цивилизованно торговать со своими соседями. Но рано или поздно нормальная грузино-абхазская и грузино-югоосетинская торговля возобновится. И тогда обязательства, которые Грузия приняла на себя по Соглашению с Россией от 9 ноября 2011 года, станут адекватным ориентиром для окончательного международно-правового оформления торговых отношений в регионе.

В этом контексте представляется весьма уместным недавнее решение абхазского руководства со своей стороны упорядочить торговлю с Грузией, введя должное таможенное оформление на границе с этой страной.

Все вышеизложенное показывает, что Соглашение от 9 ноября 2011 года, конечно же, не является «победой грузинской дипломатии» в том смысле, как об этом говорят в Тбилиси. Но это и не проигрыш Грузии. Ведь если торговые отношения в регионе будут выстраиваться на основе признания реальностей, а не «фантомов», от этого выиграют в конечном счете все.

23 декабря 2011 года

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • Гимн
  • Двусторонние
    отношения
  • О стране

Загранучреждения МИД России

Представительства в РФ

Фоторепортаж