9.03.1716:27

Ответ Директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России М.И.Ульянова в связи с использованием Российской Федерацией права вето в отношении проекта резолюции Совбеза ООН по Сирии

454-09-03-2017

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Вопрос: В западных СМИ прокатилась волна публикаций с критикой в адрес России в связи с ветированием нами на днях проекта резолюции Совета Безопасности ООН по Сирии. Как Вы это расцениваете?

Ответ: Как очередную попытку переложить ответственность с больной головы на здоровую. На самом деле вся эта затея с голосованием в СБ носила откровенно провокационный характер. Достаточно сказать, что проект резолюции по введению санкционных мер в отношении ряда сирийских физических и юридических лиц был подготовлен еще в начале декабря, но от постановки его на голосование западные соавторы воздерживались. Сделали это только в конце февраля, т.е. именно тогда, когда в Женеве возобновились переговоры по мирному урегулированию. Мы обращали внимание западных коллег на то, что такой шаг может крайне негативно сказаться на поиске политических решений. Наши озабоченности были полностью проигнорированы. То есть речь шла о вполне осознанном шаге, политические последствия которого инициаторов резолюции нисколько не беспокоили.

Эту историю можно назвать провокационной и в том плане, что соавторы проекта отлично знали: решение в СБ ООН не пройдет, поскольку Россия его заветирует. Тем не менее от идеи голосования они не отказались. Цель очевидна – попытаться выставить Россию в качестве страны, «покрывающей» преступления, якобы совершенные официальным Дамаском. При этом пафосно тиражировался тезис о том, что оставить безнаказанным использование химического оружия совершенно невозможно. Мол, те, кто несет за это ответственность, не должны уйти от ответа.

Последний тезис мы полностью разделяем. Проблема в том, что мало-мальски убедительных доказательств вины Дамаска и его представителей предъявлено не было. В приложении к проекту резолюции содержался поименный перечень официальных лиц и организаций, в отношении которых предлагалось ввести санкции. Но эти списки были взяты буквально «с потолка». В докладах Совместного механизма ОЗХО-ООН по расследованию случаев применения химоружия в Сирии упомянутые лица и организации вовсе не фигурировали. На наши просьбы представить доказательства того, что именно они несут ответственность за применение химических веществ в военных целях, ответа не последовало. Нам предлагалось принять эти списки на веру и даже не помышлять о том, чтобы поставить их под сомнение.

Такая линия ряда западных стран не имеет ничего общего с международным правосудием. Это была, скорее, попытка судилища, основанная на негодных средствах и исполненная крайне непрофессионально. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с проектом санкционных списков. В нем значатся высокопоставленные военные и руководители научных центров. То есть нам вполне всерьез предлагали поверить в то, что высококвалифицированные сирийские ученые и генералы несут персональную ответственность за производство и применение хлора и марганцовки в военных целях. Придать этому хотя бы видимость правдоподобия соавторы проекта даже не пытались.

Все это вкупе давало нам основание расценить затею с голосованием как продолжение нечистоплотных политических игр, имеющих целью любой ценой отстранить нынешнее правительство Сирии от власти. Принимать участие в подобных играх Россия, разумеется, не может и не будет. Неприемлемым это оказалось и для целого ряда других членов Совета Безопасности. Помимо нас, против проголосовали Китай и Боливия, а Египет, Казахстан и Эфиопия воздержались.

Надо отметить, что применение вето в СБ ООН – это крайняя мера, на которую приходится идти тогда, когда не остается другого выбора. И, конечно же, для принятия решения голосовать против нужна политическая воля и повышенное чувство ответственности, которыми в современном мире обладают далеко не все. Поэтому, когда некоторые западные партнеры или СМИ пытаются предъявлять в этой связи какие-то претензии, у нас с вами нет ни малейшего повода для смущения и дискомфорта. Напротив, есть все основания испытывать чувство гордости за свою страну, способную решительно противостоять подобным безобразиям, несмотря на мощнейшие информационно-пропагандистские накаты.

x
x
Дополнительные инструменты поиска