28.10.1617:05

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с заместителем Председателя Совета министров, Министром иностранных дел и по делам эмигрантов САР В.Муаллемом и Министром иностранных дел Ирана М.Дж.Зарифом, Москва, 28 октября 2016 года

2002-28-10-2016

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели двустороннюю встречу с моим коллегой Заместителем Председателя Совета министров, Министром иностранных дел и по делам эмигрантов Сирийской Арабской Республики В.Муаллемом и двустороннюю встречу с Министром иностранных дел Исламской Республики Иран М.Дж.Зарифом. Только что мы завершили переговоры в трехстороннем формате. Это не первый раз, когда мы встречаемся втроем, предыдущий раз был в январе 2014 года в Москве. Сегодня мы вновь убедились, что этот формат очень полезный, он позволяет содержательно, доверительно обменяться мнениями о том, как добиваться выполнения решений СБ ООН по урегулированию сирийского кризиса.

Мы сделали акцент, прежде всего, на необходимости продолжения и интенсификации непримиримой борьбы с террористами, параллельно решая вопросы, связанные с улучшением гуманитарной ситуации, возвращением к режиму прекращения боевых действий и, конечно, срочным запуском межсирийских переговоров в соответствии с решениями ООН, то есть без каких-то предварительных условий.

Мы вместе с Министром иностранных дел Ирана М.Д.Зарифом подтвердили принципиальную поддержку суверенитета, единства, территориальной целостности Сирии, подтвердили готовность сообща решать задачи, как я уже сказал, уничтожения террористов, восстановления мира, экономики, гражданской инфраструктуры. Президент России В.В.Путин, выступая вчера на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай», предложил уже сейчас начать думать о своем роде «Плане Маршалла» для восстановления Сирии.

Мы констатировали, что ответственность за ухудшение экономического положения сирийского народа лежит не только на террористах, но и на тех странах, которые применяют незаконные односторонние экономические санкции против Сирии, бьющие, прежде всего, по простым людям в этой стране. Мы также выразили общее убеждение, что все государства должны строго следовать основополагающим принципам международного права, включая невмешательство во внутренние дела, отказ от угрозы силы или ее применения, урегулирование возникающих разногласий политическими методами. Мы едины в том, что попытки навязывать рецепты извне и использовать двойные стандарты неприемлемы и что все вопросы необходимо решать на взаимоуважительной, равноправной основе путем переговоров. Нас всех объединяет понимание безальтернативности разрешения конфликта в Сирии политико-дипломатическими средствами. Мы поддержали настрой сирийского руководства на возобновление политического процесса на основе решений Международной группы поддержки Сирии (МГПС) и резолюций СБ ООН, прежде всего резолюции 2254. Мы приветствовали заверения Министра иностранных дел Сирии В.Муаллема о том, что делегация сирийского правительства готова буквально завтра прибыть в Женеву для переговоров под эгидой Организации Объединенных Наций с представителями всех оппозиционных групп, как того требует решение СБ ООН.

Сегодня обстановка в Сирии, прежде всего в провинции Алеппо, серьезно обостряется. Реализация режима прекращения боевых действий сорвана по вине вооруженной оппозиции. США и их союзники в регионе не смогли или не захотели обеспечить его выполнение своими подопечными. В результате под угрозой оказались жизни тысяч мирных жителей Восточного Алеппо, которых террористы используют в качестве «живого щита». В то же время, исходя из соображений гуманитарного характера, Россия и Сирия приостановили боевые действия против террористов. Уже десять дней не проводятся полеты авиации ВКС России и ВВС Сирии. Самолеты наших стран не приближаются к линии фронта вокруг Алеппо ближе, чем на 10 км. Мы очень серьезно рассчитывали, что гуманитарная пауза и отсутствие работы авиации будут использованы нашими американскими партнерами, чтобы, наконец, убедить т.н. умеренную оппозицию отмежеваться от «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшей «Нусры»), которая, по сути, «заправляет» в Восточном Алеппо и командует всеми другими, находящимися там группировками вооруженной оппозиции. К огромному сожалению, в очередной раз такого размежевания не произошло. Более того, очевидно, что террористы практически закрыли выход из города мирным жителям по гуманитарным коридорам, которые были для этого созданы. Вместо того, чтобы позволить мирным жителям уйти, эти коридоры оказались под прицельным огнем боевиков.

Мы не могли обойти вниманием, мягко говоря, недостаточно профессиональную работу гуманитарщиков ООН. Их бездействие позволило т.н. местному совету в Восточном Алеппо сорвать медицинскую эвакуацию, на которой они сами настаивали. Мы разочарованы, что заявления, сделанные «на публику» представителями гуманитарных агентств Организации Объединенных Наций,  напоминают попытки создать ширму для недостойных политизированных замыслов. Мы призываем представителей ООН не поддаваться на раскручиваемую сейчас истеричную кампанию лжи в отношении того, что происходит в Алеппо, прежде всего в гуманитарном плане.

Сейчас раскручивается эпизод, который произошел 27 октября в Идлибе, когда атаке была подвергнута школа. Измышления, прежде всего, направлены против России и Сирии. Нас обвиняют в том, что именно мы нанесли удары по этой школе. В ответ на эти измышления Министерство обороны России распространило информацию с фактами (с ней можно ознакомиться), которая опровергает эти утверждения и показывает сфабрикованность этого информационного вброса. Замечу также, что в тот же день, 27 октября, в школу в Западном Алеппо попала мина и газовый баллон, которые прилетели из Восточного Алеппо. Одновременно проходил обстрел гуманитарного коридора боевиками из Восточного Алеппо, который был открыт вблизи этой школы. 12 мирных жителей погибло, 20 ранено. Эту информацию уже невозможно исказить или извратить никаким образом. Между прочим, наши журналисты посетили этот район. Они зафиксировали доказательства абсолютно бесчеловечного преступления, которое было совершено боевиками из Восточного Алеппо. Все это необходимо тщательно расследовать. Так же, кстати, необходимо расследовать и произошедший 19 сентября известный случай нападения на гуманитарный конвой, который шел в Восточный Алеппо. Там тоже были утверждения, будто это дело рук авиации России или Сирии. Однако расследование, которое сейчас, наконец, было объявлено, должно учесть один немаловажный факт, связанный с действиями гуманитарных агентств ООН: в момент, когда этот конвой начал движение (а его готовили довольно тщательно), выяснилось, что его не сопровождают представители ООН, хотя в прошлом во всех случаях направления гуманитарных конвоев их сопровождали официальные лица из гуманитарных учреждений ООН. У нас возникает вопрос, случайно ли это. Ооновцы утверждают, что они не смогли сопровождать этот конвой сугубо по бюрократическим недоработкам. Безусловно, этот факт необходимо принять во внимание, когда будет проводиться расследование того, что произошло с конвоем 19 сентября на самом деле.

Тем не менее, Россия и Иран приветствуют подтвержденную сегодня готовность сирийского руководства и дальше продолжать и даже расширять сотрудничество с ООН в решении гуманитарных вопросов. Мы исходим из того, что ооновские представители должны действовать беспристрастно, не поддаваясь на информационные провокации, как это и положено представителям международного органа.

Мы также подтвердили готовность совместными усилиями сделать все возможное для противостояния террористам в Сирии, наметили перечень шагов, которые необходимо предпринять в ближайшей перспективе, прежде всего, в плане интенсификации борьбы с террористами ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусры», и, как я уже сказал, обеспечить население гуманитарной помощью. К сожалению, не могу не повторить, что гуманитарные беды сирийского народа многие внешние игроки используют для саморекламы и достижения собственных целей, включая обеспечение своих финансовых интересов за счёт честного подхода к сирийскому кризису.

Мы также обменялись мнениями о развитии обстановки в соседнем Ираке, где т.н. международная антиигиловская коалиция начала операцию по освобождению Мосула. Мы заинтересованы в том, чтобы совместно с нашими иракскими коллегами принять меры по предотвращению исхода террористов из Мосула в Сирию со своим оружием и тяжелой техникой, что, конечно, серьезно усугубит ситуацию в САР. Считаем важным не допустить этого. Будем обсуждать эту тему с американцами и другими членами их коалиции. Нельзя выпускать террористов с целью перенаправления их активности в сторону Сирии.

Как я уже сказал, мы также провели две двусторонние встречи с моими коллегами, в ходе которых обсудили состояние дел в наших отношениях, подтвердили обоюдную заинтересованность в развитии сотрудничества в политической, экономической и гуманитарной сферах, в области безопасности. Мы высоко ценим регулярные контакты между руководителями наших стран. Мы также обсудили ход выполнения договоренностей, которые достигались между Президентом России В.В.Путиным и Президентом САР Б.Асадом в ходе визита руководителя Сирии в Российскую Федерацию и во время недавнего телефонного разговора. С Министром иностранных дел Ирана М.Дж.Зарифом мы обсудили ход выполнения решений, согласованных во время последней встречи Президента России В.В.Путина и Президента ИРИ Х.Рухани в Баку 8 августа с.г.

Нам предстоят важные двусторонние мероприятия. В ноябре состоится заседание Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству между Россией и Сирией, а в декабре ‒ заседание российско-иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству и российско-иранской комиссии по научно-техническому взаимодействию.

Я считаю, что наша насыщенная повестка дня сегодня позволила обсудить как самые важные вопросы в двусторонних отношениях между Россией и Ираном, Россией и Сирией, так и актуальнейшие, животрепещущие проблемы, связанные с урегулированием ситуации в Сирии и вокруг нее. Я признателен своим коллегам за то, что они приехали в Москву. Думаю, что этот формат доказал свою востребованность, будем его использовать и дальше.

Вопрос (адресован троим министрам): Сегодня прошли очень интенсивные переговоры, обсуждались разные вопросы. Какую координацию действий вы договорились вести, чтобы предотвратить вооружение и оснащение террористических группировок, чтобы США и ряд арабских государств обязались прекратить оказание военной помощи этим группировкам?

С.В.Лавров (отвечает после М.Дж.Зарифа): Здесь есть политические аспекты, а есть практические, которыми занимаются военные. Во-первых, пресечение любой подпитки террористов. Это не чье-то желание, а требование Совета Безопасности ООН, записанное в его резолюциях. Любая их подпитка, в том числе из-за границы, Совбезом запрещена. Мы будем настаивать на выполнении этих требований СБ ООН, в том числе в наших контактах со странами коалиции, которую возглавляют США. У нас есть соответствующие каналы диалога.

В практическом плане это решать военным, и не всегда эти решения должны стать достоянием гласности. Упомяну, что три наши страны, а также Ирак создали в свое время в Багдаде совместный Центр, в рамках которого координируются практические подходы в борьбе с террористами. Думаю, что этот Центр вполне востребован. Может быть, будет востребован даже больше, чем раньше, учитывая то, о чем мы сейчас говорили – когда есть реальная угроза, что террористы будут «выталкиваться» из Мосула и перенаправляться на территорию Сирии.

Вопрос (адресован троим министрам): Госсекретарь США Дж.Керри недавно признал, что нельзя разрешить сирийский кризис без участия России и Ирана. С другой стороны, мы видим, что США, как неоднократно говорил Министр иностранных дел России С.В.Лавров, не хотят или не могут добиться разделения «Джабхат ан-Нусры» и т.н. «умеренной оппозиции», особенно в Алеппо. Как Вы думаете, здесь слова расходятся с делом, или есть что-то другое?

С.В.Лавров (отвечает после В.Муаллема): Поскольку это касается наших отношений с США по сирийскому урегулированию, тех договоренностей, которые мы с большим трудом согласовали с Госсекретарем США Дж.Керри при поддержке военных специалистов России и США, я тоже скажу несколько слов.

Во-первых, наши с американцами договоренности начинались с констатации того, что ключевым приоритетом является отделение умеренной оппозиции от террористов. Здесь, как сказал В.Муаллем, никакого движения не было, нет, и, честно говоря, не ожидаю, что будет, по крайней мере, скоро. Напомню, что это отмежевание в наших договоренностях с американцами было увязано с семидневным периодом тишины. По его истечению американцы обязались точно на карте показать нам свои оценки того, где есть террористы, а где их нет. На этой основе мы с ними должны были бы уже совместно согласовывать цели, по которым наносить удары. Повторю, на это они попросили семь дней, настаивая, что объявление семидневной паузы должно быть предварительным условием. Мы эту паузу объявили, но она была нарушена ударом по подразделениям сирийской армии через три дня. Об этом вчера в Сочи тоже подробно говорил Президент России В.В.Путин. Запомните, что им нужно было семь дней, когда наша авиация не работала бы.

Сегодня десять дней, как ни Россия, ни Сирия вообще не используют свои ВКС и ВВС вокруг Алеппо. Конечно, за этот период можно было вполне разобраться хотя бы с размежеванием в Восточном Алеппо, не говоря о других частях Сирии, хотя эта задача стоит весьма остро и для других районов Сирийской Арабской Республики. Получается, что все эти призывы к прекращению огня раз за разом означают только стремление выиграть время, дать экстремистам передышку. Естественно, они этим пользуются. За то время, что ни мы, ни сирийцы не летаем над городом, постоянно происходят обстрелы из Восточного Алеппо районов западной части города, обстрелы гуманитарных коридоров, которые созданы для того, чтобы оттуда могли выйти мирные жители. Я уже приводил пример, когда мина и газовый баллон попали по зданию школы в Западном Алеппо. В результате многие были убиты, ранены.

Каждый раз мы приводим факты, а наши западные коллеги в основном специализируются на голословных обвинениях или на подтасовке фактов, и тем самым, по сути, прикрывают террористов, а их надо добивать. Если наши партнёры на Западе только на словах занимаются антитеррористической борьбой, то мы все-таки полны решимости довести дело до конца на практике.

Вопрос: Как операция по освобождению Мосула повлияет на расстановку сил в регионе и конкретно на сирийском фронте? Вы говорили, что не допустите «экспорта» террористов из Ирака в Сирию. Как этого можно добиться? Минобороны России сообщает, что наша боевая авиация готова бомбить террористов, которые перетекают сейчас из Ирака в Сирию. Будет ли это осуществляться?

Вчера в ходе выступления в клубе «Валдай» Президент России В.В.Путин заявил, что наше терпение не безгранично. Наметились ли сегодня конкретные шаги для освобождения Алеппо от террористов?

С.В.Лавров (отвечает после В.Муаллема): Что касается того, как операция по освобождению Мосула повлияет на расстановку сил в регионе и на сирийском фронте, то думаю, что она может оказать весьма значительное влияние. Мы уже упоминали о такой угрозе, как исход террористов из Мосула в другие точки, включая Сирию, как это предсказывают многие. По оценкам ООН, сотни тысяч вплоть до 1 млн. человек гражданского населения может покидать Мосул. Это будут новые потоки беженцев, которые едва ли захотят оставаться в Ираке. Наверное, они пойдут в Турцию, многие могут пытаться пробраться в Европу. Расстановка сил может значительно измениться для многих участников этого процесса, даже для тех, кто находится далеко от Ирака и Сирии.

Отмечу, что когда мы вместе с сирийскими коллегами готовили операцию по освобождению Алеппо, наши западные партнеры и даже представители ООН начали критиковать нас в связи с тем, что мы, дескать, пытаемся выгнать оттуда мирное население, не позволяем им там остаться, не хотим, чтобы все там оставалось без изменений. То есть, фактически нас призывали смириться с тем, что Восточный Алеппо будет контролироваться террористами. Наши американские коллеги, в частности, говорили, что очень трудно убедить умеренных оппозиционеров уйти из Восточного Алеппо, чтобы там осталась только «Джабхат ан-Нусра». Убедить трудно, потому что, как нас убеждали, эти оппозиционеры живут там, у них там семьи, дома, очаги и придется срывать людей с насиженных мест. В Мосуле была абсолютно такая же картина, так же сказали, что мирное население должно уйти из города – они уходят, оставляя свои домашние очаги, и никто по этому поводу не переживает, хотя разницы я не вижу. И там, и там мы создаем проблемы для мирных жителей, но эти проблемы неизбежно возникают, когда и если необходимо бороться с террористами. В Мосуле и Алеппо такая необходимость абсолютно существует.

В Алеппо «Джабхат ан-Нусра» и другие экстремисты, которые пока еще не попали в террористические списки, регулярно казнят тех, кто хочет добровольно покинуть восточную часть Алеппо. Проведу прямую параллель: позавчера, по сообщениям агентства «Рейтер», по данным Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, 232 человека были казнены в Мосуле. Состоялись показательные казни с тем, чтобы другим было неповадно пытаться избежать ситуации, когда они окажутся вместе с террористами под ударами возглавляемой США коалиции и иракской армии. Здесь всем нам нужно исходить из единых стандартов и не пытаться делать вид, что, когда кто-то это делает – это правильно, а кто-то другой поступает таким же образом, то это сразу же становится предметом истерических, вплоть до психоза, обвинений.

В связи с вчерашним высказыванием Президента России В.В.Путина о том, что наше терпение не безгранично (это касается, в том числе задачи ликвидации террористов в Алеппо), приведу один пример. В самом начале этого года на одном из заседаний МГПС (а это более 20 стран на уровне министров иностранных дел) публично в микрофон Госсекретарь США Дж.Керри сказал, что если умеренная оппозиция не хочет ассоциироваться с террористами, то отряды умеренной оппозиции должны уйти с контролируемых ИГИЛ и «Джабха ан-Нусрой» территорий и присоединиться к режиму прекращения боевых действий. Свое высказывание Дж.Керри завершил, сказав, что, если кто-то из отрядов умеренной оппозиции не отмежуется от «Джабхат ан-Нусры», то они станут точно такой же законной целью, какими являются ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра». Учитывая полное отсутствие признаков того, что умеренная оппозиция собирается отмежеваться от «Джабхат ан-Нусры» в Восточном Алеппо, наступило время для того, чтобы изложенная Дж.Керри логика обрела какие-то практические очертания.

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска