Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Исламской Республики Пакистан Х.М.Асифом, Москва, 20 февраля 2018 года

278-20-02-2018

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемые дамы и господа,

Мы с моим коллегой Министром иностранных дел Исламской Республики Пакистан Х.М.Асифом провели содержательные переговоры.

Наши связи с Пакистаном носят конструктивный и взаимовыгодный характер. В мае нынешнего года отмечается 70 лет со дня установления двусторонних дипломатических отношений.

У нас сегодня развивается интенсивный политический диалог, в том числе на высшем уровне. Партнёрский характер носит взаимодействие   в международных организациях, прежде всего в ООН и ее специализированных учреждениях.

Мы сегодня подтвердили готовность российской стороны и далее содействовать укреплению контртеррористического потенциала Пакистана, что отвечает интересам всего региона. В прошлом году мы передали партнерам четыре транспортно-боевых вертолета Ми-35М. Уверен, что они востребованы при проведении антитеррористических операций, о чем нам сегодня рассказали наши коллеги. Мы решили продолжить практику проведения совместных тактических учений «Дружба» по отработке взаимодействия при выполнении контртеррористических операций в горных условиях. Опыт таких учений уже был осенью прошлого года в Карачаево-Черкессии.

Условились энергично работать над наращиванием торгово-экономического взаимодействия. Подчеркнули важность активной деятельности российско-пакистанской Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, пятое заседание которой состоялось в Москве в ноябре прошлого года, где были приняты конкретные решения. Их важно выполнять для того, чтобы наш товарооборот выходил на более адекватный уровень для потенциала наших стран.

Формируется комиссия по военно-техническому сотрудничеству в развитие подписанного в прошлом году межправительственного соглашения в этой сфере.  

Обсудили перспективы энергетического взаимодействия, которое является одним из наших приоритетов. Флагманский проект – строительство газопровода «Север-Юг» из Карачи в Лахор в соответствии с межправсоглашением 2015 г. Прорабатываются и другие возможности, включая поставки в Пакистан по линии ПАО «Газпром» сжиженного природного газа, строительство региональных трубопроводов, в том числе морского газопровода Иран-Пакистан-Индия.

Дополнительные возможности открылись после присоединения Исламабада к Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в качестве полноправного члена. Как вам известно, в июне прошлого года на саммите ШОС в Астане Индия и Пакистан были приняты в ряды этой Организации. Мы договорились наращивать взаимодействие в рамках ШОС. Как нам сегодня подтвердили наши коллеги, Пакистан продолжит энергично встраиваться в практическую деятельность Организации и работать по всей ее широкой повестке дня, включая вопросы обеспечения безопасности в регионе.

Приветствуем подключение Пакистана к Региональной антитеррористической структуре ШОС. Сегодня мы подробно разъяснили нашу инициативу по созданию на базе РАТС универсального Центра по противодействию современным вызовам и угрозам, включая борьбу с наркобизнесом, который напрямую подпитывает терроризм.

Особое внимание уделили положению в Афганистане и вокруг него. У нас обоюдная озабоченность в связи с деградацией ситуации в сфере безопасности в этой стране, ростом террористической активности, наркотической угрозы, которая никуда не исчезает, и укреплением позиций ИГИЛ на севере и востоке Афганистана. К сожалению, приходится констатировать, что многолетнее военное присутствие США и НАТО не принесло афганцам мир и стабильность. Более того, недавно представленная Администрацией США стратегия по Афганистану сфокусирована на наращивании военно-силового давления на вооруженную оппозицию, хотя бесперспективность такого подхода Москве и Исламабаду, как я понимаю, очевидна. Исходим из необходимости скорейшего запуска в Исламской Республике Афганистан процесса национального примирения при лидирующей роли самих афганцев и учете интересов государств региона.

У нас совпадающие или близкие позиции по ближневосточным делам, в частности, по Сирии и по другим региональным, международным темам, которые представляют интерес для наших стран. Сегодня в этом контексте мы обсудили ситуацию вокруг сирийского урегулирования, сирийского химического досье, на котором некоторые страны, к сожалению, пытаются спекулировать в нечистоплотных целях. Обсудили тревожную ситуацию, которая сложилась в палестино-израильском урегулировании. У нас общая позиция, что решать эту проблему необходимо на основе резолюции СБ ООН и «Арабской мирной инициативы», которая, кстати, была поддержана всеми членами Организации исламского сотрудничества.

Как я уже сказал, мы провели очень полезные переговоры, которые подтвердили взаимную готовность к расширению российско-пакистанского взаимодействия как по двусторонней повестке дня, так и в региональных и международных делах.

Вопрос: Отношения между Пакистаном и Россией можно назвать «весной». Какое взаимодействие ведётся между двумя странами в сфере образования?

С.В.Лавров: Мы сегодня об этом говорили. У нас есть достаточно хорошие традиции, которым не один десяток лет. Мы заинтересованы в том, чтобы пакистанцы продолжали получать образование в нашей стране, чтобы число тех, кто учится у нас в университетах, высших учебных заведениях, на различных факультетах, по различным специальностям, увеличивалось. Сегодня мы передали это пожелание нашим пакистанским коллегам. Обратили внимание, что на текущий учебный год было выделено 90 государственных стипендий. Будем готовы эту цифру увеличивать.

Вопрос: Сегодня была затронута проблематика присутствия боевиков ИГИЛ в Афганистане и отсутствие координации с США в контроле границы, что ведёт к опасности проникновения боевиков ИГИЛ на территорию Средней Азии и России. Какие конкретные действия можно сегодня предпринять, чтобы этого не допустить? Достаточно ли координации ШОС или предпринимаются какие-то конкретные шаги со стороны России и Пакистана, чтобы не допустить проникновения боевиков на территорию обеих стран?

С.В.Лавров: Относительно Афганистана и тех корней, которые там пускает ИГИЛ. Мы сегодня это обсуждали. Нас это очень тревожит. Тревожит и то, что, к сожалению, военные США и НАТО, которые присутствуют в Афганистане, пытаются эти факты замалчивать, отрицать и всячески представлять дело таким образом, что это не соответствует истине. По нашим данным и данным пакистанских коллег, эти факты есть. Игиловское присутствие на севере и востоке Афганистана достаточно серьёзное (уже тысячи бандитов). Это присутствие растёт. В контексте тех угроз, о которых Вы сказали, буквально на границе с нашими центральноазиатскими соседями, это повышает риски проникновения террористов в Центральную Азию, и оттуда не так сложно пробраться в Российскую Федерацию и дальше. Мы исходим из того, что необходимо активизировать усилия по недопущению такого развития событий.

С полноправным членством Пакистана и Индии в ШОС теперь представлены все ключевые соседи Афганистана. Сам Афганистан участвует в ШОС в качестве наблюдателя. Осенью прошлого года в октябре мы по инициативе России возобновили работу контактной группы ШОС-Афганистан, где эти проблемы будут одними из наиболее актуальных. Такое заседание состоялось в Москве, готовится второе заседание этой контактной группы. Наши китайские коллеги пригласили провести его у себя.

Отмечу наличие региональной антитеррористической структуры ШОС, о которой мы сегодня тоже говорили. Здесь есть возможности разрабатывать практические меры по пресечению угрозы влияния ИГИЛ в Афганистане и перевода этого влияния в Центральную Азию. Как я уже сказал, мы будем продвигать реформы этой региональной антитеррористической структуры, чтобы она охватывала не только контртеррористические мероприятия, но и борьбу с наркобизнесом.

К сожалению, многолетнее присутствие США, натовцев в Афганистане не понизили террористическую угрозу, а наркоугроза возросла многократно. Это данные организации ООН, их невозможно игнорировать. Мы по-прежнему ожидаем от наших американских коллег ответа на неоднократно ставившиеся перед ними вопросы, возникшие на основе публичных заявлений руководителей некоторых афганских провинций, о том, что неопознанные вертолеты, к которым, по всей вероятности, натовские силы так или иначе имеют отношение, осуществляют полеты в те районы Афганистана, где базируются боевики. Причины этих полетов нам никто пока не может объяснить. Они в целом пытаются уходить от ответов на эти закономерные вопросы.

Нас очень тревожит то, что в Афганистане происходит расширение влияния ИГИЛ. Очень серьезные подозрения у нас вызывает, как натовская коалиция во главе с США, которая там сейчас находится, относится к этой угрозе, какие меры предпринимает для ее подавления. Все это на фоне заявлений, новой стратегии по Афганистану, в которой ставка делается на силовое решение. Против кого будет применяться сила, нам пока не очень понятно. 

С.В.Лавров (отвечает после Х.М.Асифа):  Хочу добавить, что наряду со структурами ШОС, с нашими российскими двусторонними договорённостями в соответствующих сферах с нашими соседями по Центральной Азии, которые граничат с Афганистаном, есть еще и очень важные программы в рамках ОДКБ. По линии ОДКБ регулярно реализуются операции по борьбе с террором, нелегальными мигрантами, с наркотрафиком. Это операции «Канал», «Нелегал», «Прокси». Это тоже очень важный сдерживающий фактор, который позволяет своевременно получать информацию о планах боевиков и принимать упреждающие меры, чтобы не позволить им пересекать границу в Центральной Азии. Но повторю, главное – надо бороться с ними внутри Афганистана, и это должно быть, прежде всего, задачей афганских сил безопасности, США и натовцев, которые там сохраняют военное присутствие.

Вопрос: Сегодня Президент Турции Р.Эрдоган раскрыл суть вчерашнего разговора Президента России В.В.Путина с Президентом Ирана Х.Рухани и Президентом Турции Р.Эрдоганом относительно соглашения о недопущении размещения сирийской армии в Африне. Действительно ли это так?

С.В.Лавров: Мы твердо выступаем за то, чтобы любые проблемы, будь то в Сирии или где бы то ни было еще, решались при уважении территориальной целостности соответствующего государства, в данном случае САР.

Мы признаем (об этом говорилось в астанинском формате, в том числе на уровне президентов России, Турции и Ирана) озабоченности Турции в контексте того, что происходит в Сирии и по ее периметру. Конечно, мы признаем чаяния курдов. Чего мы не признаем и против чего выступаем, это против попыток внешних сил спекулировать на этих чаяниях для того, чтобы продвигать в Сирии и в регионе в целом повестку дня, не имеющую ничего общего с законными интересами курдского народа, а направленную на достижение своих геополитических, узкокорыстных целей. В частности, имею в виду ту игру, которую США ведут уже много месяцев на сирийской территории к востоку от Евфрата. Игра многократно вызывала вопросы, предупреждения, но все больше выглядела как сознательная провокация тех событий, которые сейчас там происходят. Я убежден, что законные интересы обеспечения безопасности Турции вполне могут быть реализованы и удовлетворены через прямой диалог с Правительством САР.  Я очень надеюсь, что мы все будем твердо выступать против дальнейших попыток раскручивать курдскую проблему в интересах, которые, по сути дела, заключаются в сохранении и углублении хаоса в регионе и в дроблении, развале государств, которые там расположены.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x