Заявление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам переговоров с Госсекретарем США Дж.Керри, Цюрих, 20 января 2016 года

83-20-01-2016

  • en-GB1 ru-RU1

 

 

 

Добрый вечер.

Закончились переговоры с Госсекретарем США Дж.Керри. Главное внимание мы уделили сирийскому кризису и ситуации по выполнению Минских договоренностей по урегулированию конфликта на Украине.

По Сирии мы сделали главное – пришли к однозначному выводу, что резолюция 2254, принятая СБ ООН в декабре, остается главным базисом для того, чтобы мы двигались дальше. В соответствии с этой резолюцией мы обсудили конкретные шаги, которые должны быть приняты для обеспечения условий для объявления прекращения огня. Кроме, конечно же, террористических организаций, как «ИГ» и «Джабхат ан-Нусра», которые не могут подпадать под договоренности о перемирии. Они остаются нашими врагами, и все мы будем продолжать с ними бороться – это война на уничтожение.

Во-вторых, мы подтвердили необходимость решать гуманитарные проблемы в Сирии. Мы рассказали о том, как ВКС России при планировании своих операций учитывают те программы, которые реализуют в САР гуманитарные учреждения ООН, МККК, другие неправительственные организации. Решили, что будем готовы более плотно координировать свои действия с американской коалицией и на этом направлении. Но главное, о чем мы говорили, это координация по антитеррористическим действиям. У американской стороны был ряд предложений, в том числе с учетом телефонных разговоров между Президентом России В.В.Путиным и Президентом США Б.Обамой, моих контактов с Дж.Керри, а также контактов по линии Министерства обороны России и Пентагона. Эти предложения, в принципе, идут в верном направлении, но мы считаем, что практическая реализация совместных действий, «разделение труда», если хотите, взаимная поддержка в борьбе с террористами все еще остаются нашей задачей, и мы здесь можем найти гораздо более эффективные договоренности, чем просто Меморандум, который действует и посвящен процедурам, позволяющим избегать непредвиденные инциденты. Таким образом антитеррористическое направление остается одним из центральных на сирийском фронте.

Не менее важно как можно скорее начать политический процесс. Мы согласились с тем, что когда он начнется, можно будет говорить об упомянутом мной прекращении огня (но не в отношении террористических организаций). Надеемся, что политический процесс начнется в ближайшее время – в течение января. Называются различные даты, но окончательное решение принимает Генеральный секретарь ООН по рекомендации своего спецпосланника по Сирии С.де Мистуры, который сейчас активно контактирует с сирийскими сторонами: с Правительством САР и различными группами оппозиционеров как внутри страны, так и за ее пределами. Советом Безопасности ООН на него возложена обязанность разослать приглашения сирийским участникам таких переговоров. Надеемся, что это будет сделано в самое ближайшее время, и переговорный процесс начнется в этом месяце. Подчеркну, процесс только начнется. Он займет не малое время: предстоит решать целый ряд сложнейших задач, которые сформулированы в резолюции СБ ООН и в решениях Международной группы поддержки Сирии, которая собиралась в Вене и Нью-Йорке.

Безусловно, Россия, США и другие участники Международной группы поддержки Сирии не будут участвовать в переговорах между Правительством и оппозицией САР, но мы будем сопровождать эти переговоры в тех формах, которые будут наиболее полезны для того, чтобы сирийцы достигали договоренностей о том, как им совместно решать задачи переходного периода, какой будет их конституция, как готовиться к досрочным выборам, и многое другое.

Обсуждался украинский вопрос, где была подтверждена центральная роль Контактной группы и ее рабочих групп. Нашими американскими партнерами была подтверждена позитивная оценка деятельности «нормандской четверки». Наши собеседники – Дж. Керри и сопровождавшая его, среди прочих, заместитель Госсекретаря В.Нуланд, отвечающая в Госдепе за европейское направление внешней политики США – подтвердили, что их работа на украинском направлении будет нацелена на то, чтобы помогать достигать договоренности в Контактной группе, «нормандском формате», а не подменять эти доказавшие свою полезность механизмы.

Обменялись мнениями об итогах проведенной на днях в Калининградской области встречи В.Нуланд с Помощником Президента России В.Ю.Сурковым. Говорили и о том, что такие контакты и российско-американский канал весьма востребованы сегодня. Напомню, что он был создан по договоренности между Президентами В.В.Путиным и Б.Обамой в ходе их обсуждения украинского кризиса в июне 2015 г. в телефонном разговоре.

Центральной задачей является выполнение Минских договоренностей во всей их полноте и в той последовательности, которую излагает Минское соглашение от 12 февраля 2015 г. Американцы с этим согласны. На данном этапе видим следующие ключевые задачи: добиться устранения еще сохраняющихся нарушений прекращения огня, обеспечить полное выполнение договоренностей украинских сторон об отводе вооружений и о постепенном разводе сил, чтобы между украинскими вооруженными силами и представителями ополчения Донбасса было как можно меньше прямого соприкосновения. Договорились о том, что нужно решать гуманитарные вопросы, снимать экономическую блокаду – все это предусмотрено в Комплексе мер, одобренном в Минске 12 февраля 2015 г. Центральная задача на долгосрочную перспективу, от которой будет зависеть окончательное урегулирование – это политический процесс. Наше общее с американскими коллегами понимание заключается в том, что вопросы проведения местных выборов на основе согласованного с Донбассом украинского закона, амнистии всех участников событий на Юго-Востоке Украины, постоянного специального статуса Донбасса (контролируемых сейчас ДНР и ЛНР территорий) и вопросы соответствующих поправок в Конституцию Украины представляют собой пакет, состоящий из взаимосвязанных элементов, которые должны рассматриваться в комплексе. Считаю, что этот сделанный нами вывод очень полезен. Надеюсь, что в ходе предстоящих встреч  в Контактной группе и в рамках «нормандской четверки» мы подкрепим эти понимания.

Говорили также о некоторых других вещах, включая ситуацию на Корейском полуострове в свете недавнего испытания, произведенного Северной Кореей.

Обсуждали ситуацию в Ираке, Ливии. Наш общий вывод, относительно различных конфликтов на Ближнем Востоке и Севере Африки заключается в том, что Россия и США твердо выступают за суверенитет и территориальную целостность всех государств этого региона. Прежде всего, это касается Сирии и Ирака, поскольку в отношении этих стран порой можно слышать рассуждения, что было бы неплохо создать на их месте несколько государств. Россия и США категорически против этого. В наших практических шагах с другими партнерами, в том числе в регионе будем делать все, чтобы не допустить подобных сценариев.

Говорили также о некоторых вопросах двусторонних отношений, о графике предстоящих контактов. Это была наша первая очная встреча в этом году. Уверен, что не последняя.

Вопрос: Можно ли сказать, что между США и Россией пока нет договоренности по поводу участия в сирийских переговорах «Армии ислама» и «Ахрар аш-Шам»?

С.В.Лавров: Такой договоренности нет, потому что она и не предполагалась. Резолюция СБ ООН поручает спецпосланнику Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистуре рассылать сирийским сторонам соответствующие приглашения от имени Генерального секретаря. Готовя список приглашенных он должен руководствоваться, среди прочего, результатами встреч, которые оппозиционные круги проводили в Москве, Каире, недавно в Эр-Рияде, и другими инициативами, как записано в этой резолюции.

Свои пожелания о том, каким бы мы видели состав переговорщиков со стороны оппозиции, приглашенных для переговоров с Правительством САР, мы передали в свое время С.де Мистуре. США и другие члены Международной группы поддержки Сирии сделали то же самое, передав свои пожелания. Спецпосланник Генсекретаря ООН по Сирии сейчас все это перерабатывает, оценивает. Уверен, что он сформирует делегацию, которая, как и требуется от него в резолюции, будет представлять максимально широкий спектр сирийского общества.

Вопрос: До конца января остается несколько дней. Между тем, списка оппозиционных сирийских партий для участия в переговорах до сих пор нет. Рассматриваете ли Вы перенос даты начала переговоров на февраль или другие месяцы, если они не состоятся в конце января?

С.В.Лавров: Во-первых, до конца января еще долго. Все же 11 – это не несколько дней. У нас нет каких-либо размышлений о том, чтобы переносить начало переговоров с января на февраль. Это позиция как России, так и США. Уверен, что в ближайшие дни в январе такие переговоры должны начаться.

Вопрос: Координатор сирийской оппозиции Р.Хиджаб заявил, что делегация оппозиции не готова к переговорам 25 января, если в них будут участвовать какие-либо третьи стороны. Вместе с тем он сказал, что список представителей оппозиции, входящих в делегацию, определен,  и в нем числится представитель группы «Джеиш аль-Ислам». Как бы Вы прокомментировали данное высказывание, и будет ли Москва добиваться исключения представителя данной группы из состава делегации?

С.В.Лавров: Могу лишь повторить только что сказанное. Резолюция 2254 СБ ООН требует от Генерального секретаря через его специального посланника по Сирии разослать приглашения участникам переговоров, которые должны представлять собой максимально широкий спектр сирийского общества – как Правительства, так и оппозиции, учитывая при этом тех деятелей и оппозиционные группировки, которые делегировали своих представителей на встречи оппозиции, состоявшиеся за последний год-полтора в Москве, Каире и совсем недавно в Эр-Рияде. Это мандат,  и каких-либо односторонних рассуждений о неких первых, вторых или третьих сторонах здесь быть не может. Так что решать не кому-то за пределами ООН, а спецпосланнику Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистуре.

Вопрос: Помощник Президента России В.Ю.Сурков по поводу встречи с заместителем Госсекретаря США В.Нуланд говорил, что это был «мозговой штурм» по поиску компромиссов по реализации Минских договоренностей. Достигнут ли какой-то компромисс?

С.В.Лавров: Когда встречаются дипломаты, они всегда «включают мозги»,  – это естественное состояние любого переговорщика.

Минские договоренности не подлежат какой-то интерпретации по своей сути. Там записаны абсолютно все необходимые действия, которые должны быть предприняты, прежде всего, Правительством Украины, но так же и ополчением, и через прямой диалог Киева и Донбасса должны привести к урегулированию всей этой ситуации в комплексе. Повторю, что последовательность действий и содержание каждого шага уже определены в совершенно недвусмысленных выражениях. Тактически же всегда есть несколько вариантов о том, как осуществлять те или иные реформы, предусмотренные в Минских соглашениях. По понятным причинам не буду вдаваться в детали, но уверяю вас, что компромиссы нужно искать, но о том, как осуществлять записанное в Минске, а не о том, чтобы переписывать Минские договоренности. Это разделяется и нашими американскими партнерами.

Вопрос: Означает ли то, что прекращение огня не будет касаться «Джабхат ан-Нусры» и «ИГ», что Москва больше не настаивает на включении «Джеиш аль-Ислам», «Ахрар аш-Шам» и других организаций в список террористических?

С.В.Лавров: Нет, это не означает, что мы отказались от своих позиций в отношении террористической сущности «Джеиш аль-Ислам» и «Архар аш-Шам». Первая из них печально известна тем, что неоднократно обстреливала жилые кварталы Дамаска, в том числе территорию Российского Посольства, а вторая является прямым порождением «Аль-Каиды».

Мы представили свои материалы, в которых приводятся факты, доказывающие справедливость нашей позиции. В рамках Международной группы поддержки Сирии продолжается процесс идентификации террористических организаций. Рассчитываем, что эти аргументы будут приняты во внимание нашими коллегами.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Персоналии: Керри, Джон
x
x