• en-GB1 ru-RU1

Вопрос о реализации КНДР ядерных оружейных программ начал приобретать реальные очертания с середины 1980-х годов. В декабре 1985 года Пхеньян присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), так как это было поставлено СССР в качестве обязательного условия реализации заключенного в том же году двустороннего Соглашения о сотрудничестве в сооружении в КНДР АЭС (в рамках данного соглашения советской стороной были проведены работы по исследованию и подготовке строительной площадки). Однако под предлогом наличия американского ядерного оружия на Юге Кореи Пхеньян всячески затягивал подписание Соглашения о гарантиях с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), предусматривающего проведение регулярных инспекций для подтверждения неиспользования КНДР ядерных технологий в военных целях.

В 1986 году разведслужбами США была получена информация о существовании в уезде Ёнбён (провинция Северная Пхёнан) в КНДР ядерного реактора и установки по производству топлива для него, которые не находились под контролем МАГАТЭ. Северокорейская сторона утверждала, что это не новый, а прежний советский реактор, поставленный в КНДР по Соглашению с СССР о сотрудничестве в области мирного использования ядерной энергии 1956 года для проведения исследовательских работ, мощность которого была увеличена до 5 МВт. МАГАТЭ и ООН потребовали от КНДР соблюдения своих обязательств по ДНЯО и заключения контрольного соглашения с Агентством. Однако КНДР обусловливала подписание данного документа выводом американских ядерных вооружений из Южной Кореи.

Перелом в ситуации произошел после выдвижения президентом США Дж.Бушем-старшим инициативы о радикальном сокращении тактического ядерного оружия и последующего вывода американских ядерных вооружений с Юга Кореи в декабре 1991 года (осуществлен без мер контроля). В результате американо-северокорейских контактов в конце 1991 года было достигнуто компромиссное решение: КНДР заключает соглашение о гарантиях с МАГАТЭ, а США и Республика Корея обязуются не проводить совместные маневры «Тим спирит-92». Пхеньян также подписал с Сеулом Соглашение о примирении, ненападении, сотрудничестве и обменах и Декларацию о денуклеаризации Корейского полуострова. В 1992 году Северная Корея заключила соглашение об инспекциях с МАГАТЭ.

Проведенные в 1992-1993 годах МАГАТЭ проверки северокорейских ядерных объектов выявили существенные расхождения между данными, предоставленными КНДР, и результатами, полученными специалистами Агентства. Кроме того, северокорейцы отказались показать международным инспекторам два сооружения вблизи контролируемых МАГАТЭ ядерных объектов, сославшись на их военный характер.

Совет управляющих МАГАТЭ принял ряд резолюций, призывавших Пхеньян к честному сотрудничеству с Агентством. В качестве ответной меры США и РК возобновили учения «Тим спирит-93». Обстановка на Корейском полуострове резко обострилась. 12 марта 1993 года КНДР объявила о выходе из ДНЯО, ссылаясь на наличие «ядерной угрозы» со стороны США и «несправедливых требований определенных кругов МАГАТЭ».

В мае 1993 года СБ ООН принял резолюцию 825, призывавшую КНДР оставаться участницей ДНЯО, соблюдать все свои обязательства по данному договору и соглашению о гарантиях с МАГАТЭ. Пхеньян охарактеризовал это как «вмешательство во внутренние дела и посягательство на суверенитет страны». Одновременно северокорейцы дали понять, что ядерная проблема может быть решена только через диалог с США.

Переговорный процесс между Пхеньяном и Вашингтоном в 1993-1994 годах был напряженным, несколько раз прерывался. Тем не менее, после поездки бывшего президента США Дж.Картера в Сеул и Пхеньян в июне 1994 года диалог возобновился, в результате чего 21 октября 1994 года было подписано Рамочное соглашение между США и КНДР. Данный документ предусматривал обязательство к 2003 году построить в КНДР два легководных реактора (ЛВР) силами международного консорциума, а также поставлять Северной Корее на период до ввода в действие первого ЛВР 500 тыс. тонн мазута ежегодно. В свою очередь КНДР соглашалась на замораживание и последующий демонтаж имеющегося газографитового реактора, который технически мог использоваться для производства оружейного плутония, а также обязалась оставаться участницей ДНЯО и выполнять соглашение о гарантиях с МАГАТЭ. КНДР и США договорились о продвижении к полной нормализации политических и экономических отношений. США обязались предоставить КНДР официальные гарантии неприменения силы или угрозы применения ядерного оружия.

В январе 1995 года в Северную Корею была поставлена первая партия американского мазута (50 тыс. тонн). США отменили ограничения на торговые и финансовые операции с КНДР. Северокорейская сторона также приняла ряд мер по осуществлению Рамочного соглашения: Пхеньян остановил реактор (5 МВт), осуществил шаги по восстановлению торговых связей с Вашингтоном, разрешил заход в свои порты американских торговых судов. Возобновились контакты по вопросам нормализации двусторонних отношений и поставки в КНДР ЛВР.

В марте 1995 года в Нью-Йорке была сформирована Организация развития энергетики Корейского полуострова (КЕДО), в задачу которой входило обеспечение финансирования и поставки ЛВР в КНДР. Учредителями КЕДО стали США, Южная Корея и Япония. Позднее к организации присоединились ЕС и другие участники.

С самого начала реализация проекта шла с немалыми сложностями, в том числе из-за противодействия республиканского большинства в американском Конгрессе. В августе 1997 года было официально объявлено о начале строительства, однако в связи с проволочками с финансированием фактически строительные работы начались только в августе 2002 года.

31 августа 1998 года КНДР осуществила запуск трехступенчатой баллистической ракеты средней дальности (по официальной версии – с целью вывода на орбиту первого северокорейского искусственного спутника Земли), пролетевшей над территорией Японии и упавшей в акватории Тихого океана.

По результатам американо-северокорейских переговоров в 1999 году КНДР согласилась на мораторий на подобные пуски в обмен на оказание продовольственной помощи со стороны США.

Тем не менее, в 2002 году ситуация вокруг ЯПКП опять обострилась. Поводом стали выдвинутые американской стороной в адрес Пхеньяна обвинения в реализации программы обогащения урана, а также включение Вашингтоном КНДР в «ось зла» наряду с Ираком и Ираном. Под этим предлогом в декабре 2002 года американцы, вопреки условиям Рамочного соглашения 1994 года, прекратили поставки КНДР компенсационного мазута, приостановили деятельность КЕДО по сооружению на Севере Кореи двух ядерных реакторов на легкой воде (за семь лет удалось возвести только железобетонный каркас будущего реактора). Северокорейская сторона в ответ 10 января 2003 года официально объявила о выходе из ДНЯО.

В целях урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова в августе 2003 года в Пекине были созваны шестисторонние переговоры с участием КНР, России, КНДР, США, Республики Корея и Японии. В принятом по итогам их четвертого раунда Совместном заявлении от 19 сентября 2005 года выражено согласованное всеми участниками понимание основных целей и принципов шестисторонних переговоров. Важнейшими элементами этого документа являются обязательство КНДР об отказе от ядерного оружия, всех существующих ядерных программ и возвращении в возможно короткие сроки в ДНЯО и МАГАТЭ, а также заявление США об отсутствии намерений нападать на КНДР и о готовности к нормализации двусторонних отношений с Пхеньяном. Участники переговоров заявили об уважении ими права КНДР на мирное использование ядерной энергии и согласились обсудить в приемлемые сроки вопрос о предоставлении КНДР легководного реактора.

Вместе с тем до практической реализации этого документа дело не дошло. В сентябре 2005 года разразился скандал вокруг банка «Дельта Азия» (Макао) в связи с обвинениями Минфина США в отмывании денег и распространением фальшивых банкнот в интересах КНДР, за чем последовала заморозка счетов КНДР в этом банке, которые якобы использовались для «поддержки терроризма». США также ввели санкции против ряда северокорейских юрлиц. В ответ Пхеньян заявил, что не вернется в «шестисторонку» до тех пор, пока США не снимут свои экономические санкции.

В декабре 2005 года Северная Корея заявила о намерении активизировать ядерные разработки на основе графитовых реакторов в связи с прекращением КЕДО работ по строительству АЭС на ЛВР, чем фактически денонсировала свои прежние обещания отказаться от всех ядерных программ в обмен на гарантии безопасности и экономическую помощь.

Очередное обострение ядерной проблемы на Корейском полуострове было вызвано проведением КНДР 9 октября 2006 года подземного ядерного испытания, повлекшего за собой резко негативную реакцию международного сообщества. В принятой по следам этого события резолюции 1718 СБ ООН содержалось требование к КНДР отказаться от ядерного оружия и ядерных программ, прекратить всю связанную с этим деятельность, вернуться в ДНЯО и возобновить применение гарантий МАГАТЭ.

В октябре-ноябре 2006 года в Пекине прошла серия неофициальных встреч представителей КНДР, США и Китая, по итогам которых была достигнута договоренность о возобновлении шестисторонних переговоров.

Некоторое движение в сторону реализации Совместного заявления от 19 сентября 2005 года наметилось после отмены США в начале 2007 года финансовых санкций в отношении счетов КНДР в банке «Дельта Азия». В ходе третьей сессии пятого раунда шестисторонних переговоров 13 февраля 2007 года было достигнуто соглашение о первоначальных действиях по выполнению данного документа, которое включало обязательство КНДР остановить работы на оговоренных ядерных установках и поставить их под наблюдение МАГАТЭ. Остальные участники переговоров договорились о мерах экономической и энергетической помощи Пхеньяну. Россия наряду с другими партнерами взяла на себя обязательства по равному долевому участию в оказании энергетической помощи КНДР (общий объем помощи должен был составить эквивалент стоимости 1 млн тонн мазута, соответственно российский вклад – 200 тыс. тонн мазута). Было согласовало создание пяти рабочих групп: по денуклеаризации Корейского полуострова; экономическому и энергетическому сотрудничеству; механизму мира и безопасности в Северо-Восточной Азии (ее возглавила Россия); по нормализации двусторонних отношений КНДР с США и Японией.

Для проверки всех деталей в КНДР отправился лично гендиректор МАГАТЭ М.Эль-Барадей. В июле 2007 года Агентство подтвердило, что Пхеньян выполнил свою часть сделки, остановив работу 5МВт газографитового реактора, строившихся 50 и 200 МВт реакторов, предприятия по производству топлива и радиохимической лаборатории по переработке ОЯТ.

Россия, США и Китай полностью выполнили обязательства по поставкам компенсационного мазута в КНДР. Южная Корея выполнила свои обязательства частично. Япония отказалась участвовать в компенсационных мероприятиях, ссылаясь на нерешенность проблемы похищенных японских граждан.

Ситуация резко осложнилась после заявления КНДР о запуске «космической ракеты» «Ынха-2» с целью вывода на орбиту искусственного спутника Земли в апреле 2009 года, что было расценено как испытание МБР. На заявление председателя СБ ООН с осуждением пуска Пхеньян ответил выходом из шестистороннего переговорного процесса и возобновлением ядерных программ.

В мае 2009 года Пхеньян объявил об успешном проведении второго ядерного испытания, что вызвало новый виток напряженности на Корейском полуострове. В ответ СБ ООН принял резолюцию 1874, которая ввела дополнительные ограничительные меры в отношении Северной Кореи.

В сентябре 2009 года КНДР заявила об «успешном завершении экспериментов по обогащению урана и наработке оружейного плутония», а в ноябре 2010 года – о «нескольких тысячах действующих центрифуг» на предприятии по обогащению урана в Ёнбёне.

Впоследствии КНДР неоднократно заявляла о готовности возобновить шестисторонние переговоры по урегулированию ЯПКП без предварительных условий, однако США, РК и Япония обусловливали перезапуск переговорного процесса односторонними шагами со стороны Пхеньяна, что было неприемлемо для него.

В феврале 2012 года в Пекине состоялись северокорейско-американские консультации, по итогам которых Пхеньян согласился ввести мораторий на ядерные испытания и пуски баллистических ракет большой дальности, а также на обогащение урана. Кроме того, КНДР дала согласие на допуск инспекторов МАГАТЭ на ядерные объекты в Ёнбёне. В обмен американцы обязались предоставить Пхеньяну гуманитарную помощь в объеме 240 тыс. тонн продовольствия с возможностью дальнейшего увеличения до 300 тыс. тонн.

Осуществление КНДР пуска ракеты-носителя «Ынха-2» » (по версии США – МБР «Тэпходон-2») с целью вывода на орбиту геодезического ИСЗ в апреле 2012 года фактически дезавуировало эту сделку. В феврале 2013 года КНДР провела третье ядерное испытание.

В ответ на принятые по следам этих событий резолюции СБ ООН 2087 и 2094 Пхеньян заявил об отказе от Совместного заявления от 19 сентября 2005 года. В апреле 2012 года в Конституцию КНДР были внесены поправки, провозглашающие ее «ядерный статус». В марте 2013 года Пхеньян объявил о новом стратегическом курсе на «параллельное развитие экономики и ядерных сил сдерживания».

Объявленное КНДР в январе 2016 года испытание «экспериментальной водородной бомбы» ознаменовало новый виток конфронтации на Корейском полуострове. В марте СБ ООН единогласно принял резолюцию 2270, предусматривающую существенное ужесточение санкционного режима в отношении КНДР. США, РК, Япония, ЕС, ряд других стран Запада объявили о введении дополнительных односторонних санкций против Северной Кореи.

Тем не менее, это не остановило Пхеньян, который в сентябре 2016 года провел пятое ядерное испытание. Реакция СБ ООН на это событие была отражена в резолюции 2321, предусматривающей дальнейшее ограничение возможностей государств-членов ООН взаимодействовать с КНДР во многих областях, кроме гуманитарных. Были полностью свернуты межкорейский диалог и сотрудничество. Сеул объявил о решении разместить на Юге Кореи американские комплексы ПРО THAAD.

Наряду с реализацией ядерной программы в последний период Пхеньян существенно активизировал работу по созданию собственных ракетных систем доставки ОМУ, осуществив в нарушение требований соответствующих резолюций СБ ООН ряд успешных пусков жидкостных и твердотопливных баллистических ракет различной дальности. В январе 2017 года северокорейский руководитель Ким Чен Ын в своем новогоднем обращении заявил, что КНДР вступила в «завершающую стадию подготовки к испытанию межконтинентальной баллистической ракеты». В июле 2017 года было проведено два пуска баллистических ракет «Хвасон-14», которую в Пхеньяне анонсировали как «межконтинентальную», а в сентябре –испытание «термоядерного взрывного устройства для межконтинентальной баллистической ракеты», что повлекло за собой принятие новых санкционных резолюций СБ ООН 2371 и 2375.

Как постоянный член Совета Безопасности ООН, один из архитекторов и депозитарий Договора о нераспространении ядерного оружия Россия поддержала это и предыдущие решения СБ по КНДР, руководствуясь целью прекращения Пхеньяном реализации ракетно-ядерных программ, которые являются дополнительным фактором размывания режима ядерного нераспространения, основанного на ДНЯО, а также усиливают региональную напряженность и осложняют решение проблем Корейского полуострова. При этом Россия неизменно исходит из того, что санкции СБ ООН должны носить сугубо адресный характер и не вести к дальнейшей изоляции КНДР, вплоть до полной торгово-экономической блокады, что чревато масштабной гуманитарной катастрофой на Севере Корейского полуострова, а также будет иметь разрушительные последствия для субрегиона в целом.

Подходить к урегулированию проблем Корейского полуострова, включая ядерную, необходимо в контексте комплексного решения всего спектра вопросов, возникающих между вовлеченными сторонами, что в дальнейшем создало бы благоприятные условия непосредственно для денуклеаризации. Это невозможно без снижения общей военно-политической напряженности, отказа от наращивания военной инфраструктуры, сокращения масштабов проводимых маневров, формирования атмосферы доверия между государствами региона.

Данный подход отражен в Совместном заявлении министерств иностранных дел России и Китая от 4 июля 2017 года, в котором изложена «дорожная карта» корейского урегулирования, основанная на соответствующих российских и китайских инициативах.

КНДР предлагается объявить о добровольном моратории на ядерные испытания и ракетные пуски, а США и Республике Корея – приостановить совместные военные учения или снизить их масштабы с целью создания благоприятной атмосферы для переговоров о базовых принципах отношений между КНДР, США и РК. После этого стороны смогли бы перейти к комплексному урегулированию проблем Корейского полуострова, включая его денуклеаризацию, с конечной целью формирования в регионе Северо-Восточной Азии коллективной системы мира и безопасности.

Россия призывает все заинтересованные стороны к совместным усилиям, в том числе в контексте реализации российско-китайской «дорожной карты», в интересах комплексного урегулирования проблем Корейского полуострова, включая ядерную, единственно возможными – мирными, политико-дипломатическими – средствами.

ВЫСКАЗЫВАНИЯ ПО ТЕМЕ