13.05.1118:38

Стенограмма интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова российским СМИ по итогам участия в заседании Арктического совета, г. Нуук, 12 мая 2011 года

700-13-05-2011

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Вопрос: Как Вы смогли бы прокомментировать итоги сегодняшней сессии Арктического совета?

С.В.Лавров: Это была седьмая и, на мой взгляд, одна из самых успешных министерских сессий Арктического совета. Мы приняли пакетное решение о его укреплении. Это крайне важно в условиях повышения роли, которую он играет в организации арктического сотрудничества и усиления внимания в мире к Арктике. Договорились о создании постоянного Секретариата Совета. Достигнута принципиальная договоренность, чтобы впредь Арктический совет принимал не только рекомендации, а вырабатывал юридически обязывающие соглашения.

После подписания сегодня Соглашения о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасании в Арктике следующим на очереди будет юридически обязывающий документ о предотвращении разливов нефти в этом регионе. Это напрямую коррелируется с инициативой Президента России, выдвинутой после катастрофы в Мексиканском заливе на платформе «Бритиш Петролеум» о том, чтобы вырабатывать международные нормы, максимально предотвращающие подобные катастрофы и регламентирующие обязанности стран по ликвидации их последствий. Если мы разработаем такой документ, о чем принято соответствующее решение, а Россия, США и Норвегия будут сопредседателями соответствующей рабочей группы, то это станет первым шагом на пути внедрения такого рода многосторонне согласованных норм в международную практику.

Достаточно серьезную политическую дискуссию вызвала проблема наблюдателей в Арктическом совете. Они сейчас присутствуют, но заявок от стран и организаций, включая ЕС, неправительственных организаций, поступает все больше и больше. Сегодня мы одобряем документ, который четко регламентирует права и обязанности наблюдателей, а также фиксирует критерии для стран и организаций, которые хотят получить статус наблюдателей. С его одобрением мы открываем процесс подачи заявок, которые будут рассматриваться в течение ближайших двух лет перед следующей министерской встречей в Швеции, где будут приниматься решения о том, какие страны и организации становятся наблюдателями в Арктическом совете.

По существу сессия оказалась весьма насыщенной. Многочисленные доклады научно-практического характера, подготовленные специалистами стран Арктического совета и прошедшие экспертизу старших должностных лиц, посвящены, прежде всего, проблематике защиты окружающей среды и развития гуманитарного измерения нашего сотрудничества с акцентом на обеспечение прав и нормальных условий жизни для коренных народов Севера.

Сегодня же российская делегация объявила о внесении 10 млн. евро на период 2011-2013 гг. в создаваемый под эгидой Арктического совета Инструмент поддержки проектов, включая проекты в сфере защиты окружающей среды, предотвращения загрязнения морского пространства и суши Арктического региона. Вместе со взносами ряда стран российский вклад составит солидную финансовую основу для наращивания практического сотрудничества. Думаю, что это самая насыщенная и продуктивная сессия, которая станет этапной и выведет наше сотрудничество на качественно новый уровень.

Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать Соглашение о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасании в Арктике?

С.В.Лавров: Если говорить о Соглашении, то в нем прописан соответствующий механизм сотрудничества и контроля. Как я уже сказал, будет работать постоянный Секретариат. Под руководством страны-председателя Секретариат будет отвечать за выполнение решений между министерскими сессиям. В промежутках между сессиями на уровне министров, созываемых каждые два года, проходят встречи на уровне заместителей министров. Ежемесячно встречаются старшие должностные лица, которые полностью уполномочены следить за тем, как выполняются договоренности и как готовятся новые документы в соответствии с поручениями министров.

Вопрос: Каким будет бюджет Секретариата?

С.В.Лавров: Бюджет будет небольшим. Его основную часть составят средства для оплаты работы 10 сотрудников, включая главу секретариата. Бюджетом также предусмотрены их содержание и командировки на различные мероприятия. Ориентировочная сумма составляет 1 млн. евро. Для программных проектов будут использоваться взносы в дополнение к регулярному бюджету.

Вопрос: Глава Секретариата Совета – это выборная или ротационная должность?

С.В.Лавров: Она будет и выборной, и ротационной. Это будет предметом специального согласования. Секретариат, конечно, будет создан не сегодня. Главное, что решение о его создании принято. Секретариат будет располагаться на норвежской территории, в г. Тромсё. Председательствующая в ближайшие годы Швеция уполномочена заняться согласованием кандидатур.

Вопрос: На какой основе будет реализовываться представительство различных стран в Секретариате?

С.В.Лавров: Думаю, что одним из основополагающих принципов, независимо от того, кто будет избран главой Секретариата, станет то, что каждая страна-член Арктического совета должна быть представлена в этой структуре.

Вопрос: Встречались ли Вы с Хиллари Клинтон «на полях» сессии Арктического совета? Обсуждали ли Вы с ней проблематику противоракетной обороны?

С.В.Лавров: Да, у нас состоялась беседа. Мы обсуждали вопросы ПРО и договорились о том, что необходимо придать политический импульс работе экспертов, чтобы ко встрече президентов в Довиле «на полях» саммита «восьмерки» можно было бы доложить о каких-то результатах. Пока процесс идет туго. Госсекретарь США заверила, что со своей стороны примет соответствующие меры.

Вопрос: Планируется ли новая встреча «шестерки» по вопросу урегулирования иранской ядерной программы?

С.В.Лавров: Иранцы написали письмо Кэтрин Эштон. В свою очередь она заявила, что в послании нет ничего нового, а лишь содержится предложение провести встречу в любое время без всяких условий для обсуждения международных и региональных проблем, но не иранской ядерной программы (ИЯП). Это не соответствует нашему подходу, потому что мы выступаем за то, чтобы в диалоге с Ираном рассматривать проблематику полноправного и конструктивного участия Тегерана в решении различных региональных проблем, но не за счет отказа от серьезного разговора по ИЯП. Мы все хотим быть на сто процентов уверены, что она не содержит военного измерения. Для этого необходимо, чтобы Иран ответил на вопросы МАГАТЭ. Поэтому мы будем побуждать наших иранских соседей к тому, чтобы они выполняли решения, принятые агентством и поддержанные Советом Безопасности ООН.

Вопрос: Сегодня Х.Клинтон заявила, что США считают необходимым усилить давление на президента Сирии Башара аль-Асада. Как Вы можете это прокомментировать?

С.В.Лавров: Никого не радует, когда в странах Ближнего Востока и Северной Африки, как и в любых других государствах происходят тревожные события, льется кровь, гибнут люди, применяется сила вне зависимости от того, кто это делает – власти или оппозиция. Нас тревожит, что процессы национального примирения и начала диалога, за которые выступают все здоровые силы в Сирии, включая сирийское руководство, тормозятся из-за желания некоторых групп привлечь внешние силы в поддержку своих действий. Расчет делается на то, что внешние игроки проникнутся этой проблемой и будут не только осуждать, но впоследствии повторять ливийский сценарий, включая силовое воздействие.

К огромному сожалению, ливийская ситуация стала искушением для многих оппозиционеров создать в регионе аналогичные предпосылки, рассчитывая, что западные страны не останутся в стороне и вмешаются в конфликт в пользу одной из сторон. Это тревожная перспектива. Я надеюсь, что этого не произойдет.

Очень важно, чтобы сирийские власти решали возникающие внутри страны проблемы исключительно путем диалога и поиска национального согласия при вовлечении всех политических сил в процесс национального примирения.

С другой стороны, реформы назрели и даже перезрели в большинстве этих стран. Речь идет о социально-экономических и политических реформах. Народ хочет демократических перемен, разумеется, учитывая специфику каждой страны. Данные процессы абсолютно объективны, их нельзя искусственно тормозить, так как это только обострит ситуацию. С другой стороны, оппозиция также должна действовать ответственно и не пытаться привлекать внешних игроков, чтобы они оказывали давление или применяли силу на стороне одного из участников внутреннего конфликта.

Мы хотим, чтобы ливийский сценарий больше не повторялся, не говоря уже о том, что ситуацию внутри страны нужно как можно скорее перевести в политическое русло. Налицо большое количество нарушений резолюций Совета Безопасности ООН. За последние дни поступали сообщения о том, что силы ВВС НАТО бомбили гражданские объекты, включая медицинские учреждения, противоожоговый центр, который был практически разрушен: обрушены перекрытия, разбиты стекла. Его посетили представители российского Посольства. Там работают украинские врачи. Наши дипломаты стараются оказывать им содействие. То же самое относится и к объектам телерадиовещательной корпорации. Подтвердились сообщения о том, что пострадало посольство КНДР.

Это неприемлемая ситуация, Совет Безопасности ООН подобного не санкционировал. Попытки оправдать происходящее тем, что коалиция не выходит за рамки мандата, недостаточны. В соответствии с принятыми резолюциями Совет Безопасности ООН должен получать доклады о том, как они выполняются и как на практике реализуются санкции на применение силы. Такие доклады предоставляются, по ним ведутся придирчивые дискуссии.

Пока, на взгляд Бразилии, Индии, Китая, России и ЮАР, ответы, которые дает коалиция на поставленные вопросы, не могут нас удовлетворить. Поэтому, необходимо как можно скорее воспользоваться услугами спецпосланника Генерального секретаря ООН Абделиллы Хатыба, посредническими услугами Африканского Союза, чтобы побудить стороны сесть за стол переговоров без предварительных условий. Безусловно, это будет новая Ливия, новая политическая система. Но договариваться необходимо с теми, от кого сейчас зависит перспектива нормализации ситуации.

Попытки мультиплицировать ливийский сюжет на другие страны региона весьма опасны. Будь то Йемен, Сирия или Бахрейн – обстановка бурлит практически везде. Необходимо проявить максимально ответственный подход, который должен сочетать заботу о правах, свободах и безопасности мирных граждан и который не может игнорировать проблему дестабилизации этого ключевого геополитического региона.

Вопрос: Могут ли привести действия коалиции к расколу в Совете Безопасности ООН?

С.В.Лавров: Коалиция обязана докладывать в этом Совете. Контактная группа – это самодеятельно организованная структура, которая сама себя провозгласила неким механизмом, отвечающим за выполнение резолюций. С точки зрения международного права у этой группы нет легитимности. Легитимность имеется исключительно у Совета Безопасности ООН, который имеет исключительные полномочия и право контролировать выполнение своих решений. Недостаток легитимности Контактной группы понимают сами ее участники. Недавно министр иностранных дел Франции А.Жюппе публично заявил о желании коалиции пригласить Россию к участию в этом механизме. Кроме этого выступления в прессе иных сигналов из Парижа я не получал.

У нас нет необходимости присоединяться к этой структуре. Россия – член Совета Безопасности ООН, мы не препятствовали принятию резолюции 1973, но мы ее и не поддержали, потому что, разделяя поставленную в ней цель защиты мирного населения, у нас имелись серьезные сомнения в отношении заявленных методов в качестве санкций любому государству для решения поставленной задачи. Поэтому мы воздержались при голосовании.

Повторю: резолюция содержит недвусмысленные положения об отчетности перед Советом Безопасности ООН в том, что касается гуманитарной ситуации, включая влияние происходящего на реальное положение людей, и в том, что касается перехвата морских судов и последствий применения силы. По перехвату таких судов возникает много вопросов. Есть примеры, когда об этом своевременно не сообщали. После напоминаний такие сообщения приходили, но в целом ряде случаев выяснялось, что перехвачены гражданские грузы, а причины возвращения судна в порт отправки зачастую были невнятные. Одним из серьезных эпизодов стал случай, когда в Ливию не пропустили судно, на котором направлялось оборудование, необходимое для выполнения ливийских обязательств по уничтожению химического оружия. Эти обязательства являются международно–признанными, в их выполнении заинтересовано все мировое сообщество. Данный вопрос также был задан коалиции, и на него пока нет ответа.

Мне бы очень хотелось, чтобы возобладал комплексный подход без каких-либо компромиссов в отношении главного принципа – защиты гражданского населения. Этот принцип нельзя использовать для оправдания противоречащих международному праву и противоречащих решениям Совета Безопасности ООН действий.

Вопрос: Членами Арктическом совета является большое количество стран-членов ЕС. Тем не менее, Евросоюз намерен получить статус наблюдателя. С чем это связано?

С.В.Лавров: Евросоюз – организация, которая стремится утверждаться в любом регионе, где есть хотя бы один ее член. По мере расширения ЕС эти устремления также географически расширяются. Когда Румыния и Болгария стали членами Евросоюза, организация разработала Черноморскую стратегию. До этого ЕС сформулировал стратегию «Северного измерения», опираясь на страны-члены, расположенные в данном регионе. Сейчас формируется Балтийская стратегия. Имеются планы по разработке Арктической концепции. Наверное, в этом нет ничего зазорного. Это естественные процессы. Евросоюз выходит на соответствующие акватории и регионы.

В тоже время мы говорим с нашими партнерами из ЕС о необходимости учитывать наличие в нашем общем пространстве устоявшихся межправительственных и межгосударственных структур при разработке подходов к тому или иному региону. Например, Организацию Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), в которой Европейский союз является наблюдателем. Черноморская стратегия ЕС -это документ, направленный на утверждение главенства Евросоюза в этом регионе, а ОЧЭС рассматривается как младший партнер.

Мы ведем нормальный и конструктивный диалог, и, как мне кажется, находим понимание. Наши аргументы воспринимаются конструктивно. Будем и дальше работать. Например, аналогичная ситуация произошла с «Северным измерением». В середине 2000-х годов ЕС сформулировал свою концепцию и пригласил Исландию, Норвегию и Россию сотрудничать в выполнении своих решений. Мы вежливо предложили сесть за стол переговоров и посмотреть на концепцию с точки зрения отражения в ней и наших интересов. Исландия, Норвегия и Россия совместно с ЕС сформулировали новый документ по «Северному измерению», являющийся результатом коллективного творчества. Сейчас он достаточно успешно реализуется, и мы равноправно сотрудничаем. Такой подход должен возобладать и в отношении других регионов, включая Арктику.

Что касается физического присутствия членов ЕС и Еврокомиссии в Арктическом совете в качестве наблюдателей, то после Лиссабонского договора Евросоюз обрел международную правосубъектность. Стремление утверждаться в структурах, где представлены члены этой организации, в принципе понятно. Но это необходимо делать, уважая правила, существующие в соответствующих международных структурах. Документ о правах и обязанностях наблюдателей, который мы сегодня утвердили, четко расписывает то, как можно стать наблюдателем. Это понятная процедура, предусматривающая, среди прочего, признание суверенитета и суверенных прав арктических государств в этом регионе.

Вопрос: Не приведет ли большое количество наблюдателей к размыванию интересов арктических государств?

С.В.Лавров: В принятом сегодня документе специально оговорено, что восемь государств Арктического совета обладают исключительной прерогативой принимать решения о том, как вести дела в нашем общем доме. Все заинтересованные в сотрудничестве в нашем регионе должны следовать сформулированным в документе правилам.

Организация по безопасности сотрудничества в Европе (ОБСЕ)

Совет Европы (СЕ)

Элемент "Отображение сетевого контента" временно недоступен.

НАТО

Европейский союз (ЕС)

x
x
Дополнительные инструменты поиска