• en-GB1 ru-RU1

Подписание 12 февраля 2015 г. «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений» имело большое значение для урегулирования внутриукраинского кризиса. Прежде всего, благодаря этому документу фактически были остановлены активные боевые действия, что позволило избежать перерастания конфликта в Донбассе в крупномасштабную гражданскую войну на Украине. На заданные рубежи отведена значительная часть тяжелых вооружений. Подписано и реализуется дополнительное соглашение об отводе бронетехники и артсистем калибром менее 100 мм. Предпринимаются шаги по разминированию ряда участков в зоне конфликта.

В рамках Контактной группы по урегулированию ситуации на Украине и экспертных подгрупп Киев, Донецк и Луганск при посредничестве России и ОБСЕ обсуждают ключевые аспекты реализации Минских договоренностей.

Вместе с тем в последнее время участились случаи нарушения режима прекращения огня, появления на линии соприкосновения подлежащих отводу видов вооружений, что создает угрозу гибели ни в чем не повинных людей. Во избежание этого необходимо обеспечить неукоснительное выполнение Минских договоренностей относительно отвода вооружений и постепенного разъединения сил с целью избежать прямого соприкосновения вооруженных подразделений сторон.

Настораживает также намерение Киева вновь провести очередную волну мобилизации. Чем оборачиваются подобные кампании, наглядно показали события лета 2014 г. и зимы 2015 г. Такой шаг явно не будет способствовать деэскалации ситуации и идет вразрез с Минскими соглашениями.

Важно, чтобы военные провокации на юго-востоке не переросли в полномасштабные боевые действия по всей линии «фронта». Рецидив войны никому не нужен и будет иметь крайне негативные последствия для процесса внутриукраинского урегулирования.

Главной проблемой остается упорное нежелание украинских властей наладить прямой конструктивный диалог непосредственно с представителями Донецка и Луганска. Без этого достичь устойчивого и жизнеспособного урегулирования кризиса на Украине невозможно. Как следствие, заторможен процесс конституционной реформы на Украине, предполагающей децентрализацию властных полномочий с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей.

В Минских соглашениях четко записано, что поправки в Конституцию Украины в части, касающейся статуса Донбасса, должны быть согласованы с представителями этих территорий и должны включать конкретные элементы децентрализации. Речь идет о статусе русского языка, об особых экономических возможностях для этих регионов, об участии Донецка и Луганска в назначении прокуроров для своих территорий, об их праве создавать народную милицию.

Вместо всего этого киевские власти «изобрели» фразу, которая включена в раздел «Переходные положения» Конституции о том, что в «некоторых районах» Украины может быть особый, определенный отдельным законом, порядок местного самоуправления. При этом были проигнорированы рекомендации Венецианской комиссии, которая с учётом опыта других стран (Испании) предложила зафиксировать основные компоненты особого статуса Донбасса в конкретной статье Конституции Украины.

Не обеспечено законодательное закрепление на постоянной основе особого порядка местного самоуправления (особого статуса) Донбасса. Соответствующий закон хотя и принят в сентябре 2014 г., но имеет ограниченный срок действия – три года (половина из которых уже прошла) и до сих пор не применяется. Его ввод в действие фактически отложен из-за принятия 17 марта 2015 г. Верховной Радой поправок, согласно которым условием для «запуска статусного закона» является проведение на Донбассе местных выборов в соответствии с украинским законодательством. Организация таких выборов сформулирована в ультимативном ключе и обставлена многочисленными требованиями, не предусмотренными Минскими соглашениями. Поэтому переговоры по выработке их модальностей буксуют.

Одновременно Верховная Рада одобрила два постановления о «признании отдельных районов Донецкой и Луганской областей временно оккупированными территориями» и об обращении в СБ ООН и Совет ЕС с просьбой о «развертывании на территории Украины международной операции по поддержанию мира и безопасности». Это также не соответствует «букве и духу Минска».

Не принят закон, запрещающий преследование и наказание лиц, участвовавших в событиях на юго-востоке Украины в 2014-2015 гг. Киев отказывается проводить через Верховную Раду решения об амнистии к ополченцам, по аналогии с той процедурой, которая была применена по отношению к участникам событий на Майдане зимой 2013-2014 гг.

Крайне сложно идет процесс обмена пленными. В пропорциональном соотношении больше всего удерживаемых лиц находится у украинской стороны, которая, руководствуясь «количественно-паритетным» подходом, не проявляет готовности к проведению их обмена по принципу «всех на всех». Многие из задержанных активистов Донбасса стали жертвами уголовного преследования и не признаются Украиной в качестве пленных, подлежащих обмену.

Киев не стремится исполнять взятые на себя обязательства по восстановлению социально-экономических связей, включая социальные переводы, такие как выплата пенсий и других пособий. Не могут в полную силу развернуться механизмы мобильного банкинга вдоль линии разграничения сторон, созданные при посредничестве немецких и французских партнеров. Периодически совершаются диверсионные акты, направленные на затруднение электро- и водоснабжения (ведется прицельный огонь по соответствующим объектам), а также работ по разминированию.

В России обеспокоены не только сбоями в реализации Минских соглашений, но и отсутствием прогресса в политическом урегулировании, которое базируется на взаимосвязанных вопросах конституционной реформы, наделения Донбасса законодательно закрепленным на постоянной основе особым статусом, проведения в регионе местных выборах и амнистии всех участников событий на юго-востоке Украины. Все эти темы нельзя вырывать из общего контекста и рассматривать отдельно друг от друга.

Россия действительно желает совместными усилиями со своими зарубежными партнерами, в первую очередь по «нормандской четверке», добиться конкретных шагов по продвижению переговорного процесса и готова содействовать поиску компромисса.

Альтернативы «минскому процессу» нет. Главное – обеспечить неукоснительное, последовательное и полное выполнение достигнутых в Минске в феврале 2015 г. коллективных договоренностей, особенно в части, касающейся соответствующих обязательств о решении ключевых вопросов через прямой диалог Киева с Донбассом.

 

ВЫСКАЗЫВАНИЯ ПО ТЕМЕ