Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам переговоров с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном, Вашингтон, 10 мая 2017 года

938-10-05-2017

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Сегодня в Государственном департаменте США мы провели двустороннюю встречу с Государственным секретарем этой страны Р.Тиллерсоном и только что вместе были у Президента США Д.Трампа.

Прежде всего обсудили наше взаимодействие на международной арене. Подтвердилось, что, несмотря на все известные сложности, наши страны могут и должны вместе помогать решать ключевые проблемы, которые стоят на международной повестке дня.

Подробно говорили о Сирии, в том числе в контексте тех идей, которые сейчас сформулированы в отношении создания зон деэскалации. У нас общее понимание, что это должно быть шагом к прекращению насилия по всей территории САР, который поможет решать гуманитарные проблемы и создать прочные основы для того, чтобы двигаться к политическому урегулированию на основе резолюции 2254 СБ ООН.

Договорились, что будем вместе продолжать работать в рамках формата Астаны, где США присутствуют в качестве наблюдателей. Мы оценили конструктивный вклад, который США внесли на последней встрече. Будем сотрудничать и в рамках Женевского процесса, который, как заявил специальный представитель Генерального секретаря ООН С. де Мистура, должен возобновиться буквально на следующей неделе. Рассчитываем, что Правительство Сирии и все оппозиционные группы будут действовать конструктивно.  

Говорили также и о других проблемах, с которыми сталкивается мировое сообщество, где мы совместно с США и другими «игроками» можем действительно сыграть положительную роль. В этом контексте упоминались палестино-израильское урегулирование, ситуация в Афганистане, ситуация с выполнением Минских договоренностей по украинскому урегулированию. По этим вопросам условились продолжать рабочие контакты, искать пути сближения позиций всех заинтересованных сторон.

Обсудили состояние двусторонних отношений, которое не вызывает радости. Причины, по которым эти отношения находятся там, где они есть, нам хорошо известны. К сожалению, предыдущая администрация США сделала все, чтобы подорвать основы наших отношений. Сейчас приходится действовать с очень низкого уровня. Мы прекрасно понимаем, что российские и американские граждане хотят жить в согласии и нормально общаться. Думаю, что задача политиков сделать так, чтобы все искусственные наслоения, которые этому мешают, были устранены.

С Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном обсудили итоги встречи наших заместителей, которые позавчера в Нью-Йорке провели обзор двусторонних отношений. Понятно, что далеко не все проблемы удалось решить, я даже сказал бы, что движение очень скромное. Условились, что по этому каналу мы продолжим рассматривать те раздражители, которые искусственно появились в наших отношениях. Считаю, что это полезный и деловой подход. За один присест все проблемы мы не решим. Это абсолютно ясно. Но то, что есть желание двигаться в этом направлении, – это позитив. Президент США Д.Трамп четко подтвердил свою заинтересованность в том, чтобы выстраивать взаимовыгодные, деловые и прагматичные отношения, а также решать проблемы. Очень важно, что у Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента США Д.Трампа есть нацеленность на конкретные результаты, которые будут ощутимы и позволят снимать проблемы, в том числе международной повестки дня.             

Вопрос: Обсуждался ли вопрос санкций, в частности, восстановление доступа к российской госсобственности в Вашингтоне и Нью-Йорке? Какие ответные шаги будут предприниматься, если эта ситуация не будет разрешена с американской стороны?

С.В.Лавров: Санкции – это односторонние действия, предпринятые по отношению к нам и поэтому их решение – не наша проблема.

Вопрос госсобственности занимает особое место в наших переговорах. Право собственности подтверждено юридическими документами, выдаваемыми в США. Администрация Б.Обамы в свои последние дни проявляла мелочные действия в отношении как нашей собственности, так и наших дипломатов, которым было приказано в двадцать четыре часа покинуть Соединённые Штаты. Все, в частности Администрация Д.Трампа, понимают, что эти действия неправомерны. При оглашении этих решений Президент Российской Федерации В.В.Путин сказал, что у нас есть полное право ответить взаимностью. Американская сторона знает, как это будет выглядеть. Но мы не будем следовать за теми, кто пытается разрушить наши отношения. Наши американские коллеги знают о нашей позиции. Надеюсь, что нам удастся разрешить эту ситуацию без усугубления наших отношений.

Вопрос: Во время обсуждения Сирии говорили ли вы о политическом способе урегулирования ситуации в этой стране? Какую роль будет играть Б.Асад с Вашей точки зрения? Как расходится Ваша точка зрения с американской? Какой прогресс вы достигли в этом обсуждении по прошествии месяца?

В США сильно концентрируются на возможных контактах Президента США Д.Трампа с российскими представителями во время его предвыборной кампании, было некоторое недопонимание. Есть ли какие-либо изменения во взаимоотношениях?  

С.В.Лавров: Что касается разговоров и шума, которые поднимаются вокруг наших отношений,  вымыслов о том, будто мы тут руководим всей внутренней политикой.

Конечно, мы наблюдаем этот абсолютно ненормальный фон, на котором развиваются отношения. Мне кажется, что это просто унизительно для американского народа слышать, что внутренней политикой США руководит Российская Федерация. Как можно великой стране пытаться размышлять такими категориями? Я считаю, что политики наносят очень большой вред политической системе США, когда пытаются представить, что кто-то руководит Америкой извне.

Что касается Сирии, то мы, прежде всего, концентрировались на тех идеях, которые обсуждались во время визита Госсекретаря США Р.Тиллерсона в Москву, когда он поделился  мыслями касательно создания зон деэскалации и безопасности. Это была инициатива, которую Президент США Д.Трамп упоминал в ходе своих телефонных разговоров с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным. Затем Госсекретарь США Р.Тиллерсон в Москве представил ее более подробно. Сейчас эта инициатива воплощается в договоренности, достигнутые в Астане, где было предложено создать четыре зоны деэскалации, в том числе и на юге, т.к. США особенно заинтересованы в том, чтобы стабилизировать ситуацию на границе Сирии с Иорданией и Израилем. Мы готовы в этом сотрудничать.

Сегодня обсуждали конкретные пути и механизмы, которыми мы можем совместно управлять. Безусловно, политической процесс весьма важен. Убеждены, что нельзя брать долгую паузу. Поэтому мы приветствуем решение специального посланника Генерального секретаря ООН С. де Мистуры возобновить Женевские переговоры в середине мая (через несколько дней). Как я уже сказал, рассчитываем, что те рамки, в которых этот процесс развивается, будут приемлемы для Правительства Сирии и всех оппозиционеров и что разговор пойдет параллельно по всем четырем «корзинам», которые обозначил С. де Мистура: по вопросам управления страной, подготовки новой конституции, подготовки выборов и борьбы с террором.

Вопрос: Недавнее заявление Пентагона о «дьяволе в деталях» в отношении создания зон деэскалации в Сирии не совсем понятно со стороны США. Кто будет обеспечивать безопасность этих зон и как будет работать этот проект в целом? Как Вы считаете, достаточна ли работа со стороны американских партнёров в этом направлении?

С.В.Лавров: То, что «дьявол всегда в деталях» – это общеизвестная истина. На данном этапе есть согласие в концептуальном плане и в том, что касается географических параметров зон деэскалации. В подписанном в Астане меморандуме сформулированы дальнейшие шаги в отношении того, как заинтересованные стороны будут обеспечивать полосы безопасности вокруг зон деэскалации. Мы заинтересованы в том, чтобы Соединённые Штаты активно проявляли себя в этих вопросах. Мы считаем, что американская сторона также заинтересована в этом, как минимум, если говорить о южной зоне деэскалации. Мы исходим из того, что они сыграют инициативную роль в этом процессе. Надеемся, что США смогут внести свой вклад в отношении безопасности и гуманитарных вопросов, в обеспечение прекращения режима боевых действий и на других территориях, где имеется эта проблема.

Вопрос: С момента инаугурации Д.Трампа многое произошло в международных отношениях. Можете ли Вы сказать, что язык общения между США и Россией изменился, в особенности после ударов по Сирии?

С.В.Лавров: Сейчас диалог между Россией и США свободен от идеологизированности, характерной в период администрации Б.Обамы. Президент США Д.Трамп, его Администрация, Госсекретарь Р.Тиллерсон - это люди, которые хотят вести диалог не ради того, чтобы показать свои достижения в сфере идеологических предпочтений, а чтобы решать конкретные вопросы, от которых зависят развитие страны, благополучие граждан и урегулирование конфликтов в разных частях мира.

Вопрос: Поднимал ли Президент США Д.Трамп в ходе Вашей с ним встречи вопрос об американской обеспокоенности в связи с российским вмешательством в американский выборных процесс?

С.В.Лавров: Я на этот вопрос уже отвечал. Мы наблюдаем за тем, что у вас здесь происходит в отношении России и ее якобы «решающей роли» в вашей внутренней политике. С Д.Трампом мы говорили о конкретных вещах. Этой вакханалии никто из нас не касался.

Вопрос: Американские разведслужбы обвиняют Россию во вмешательстве в выборы. Президент США Д.Трамп говорит, что все это неправда. Давал ли он Вам в ходе вашей встречи какие-то заверения в том, что не верит, что Россия каким-то образом вмешивалась в предвыборную кампанию?

С.В.Лавров: Вроде здесь все взрослые люди. Никогда не думал, что придется отвечать на такие вопросы, тем более в США, с вашей глубоко развитой демократической политической системой.

Президент Д.Трамп неоднократно публично говорил о том, что он думает относительно утверждений, будто мы вмешиваемся в ваши внутренние дела. Мне достаточно его публичных заявлений. Нет никакой нужды, чтобы как-то секретно, на ухо нам об этом сообщать. Мы знаем позицию Д.Трампа и тех, кто пытается доказать обратное. Беда в том, что ни одного факта, ни единого доказательства никто никому не предъявил. А если вы освещаете международную жизнь и жизнь своей страны, поинтересуйтесь как журналисты, где эти факты.

Вопрос: Вы совсем недавно узнали, что директор ФБР США Дж.Коми был уволен. Учитывая озвученные обвинения ФБР в адрес Вашей страны, рады ли Вы были услышать такую новость?

С.В.Лавров: Этот вопрос вообще не ко мне. Я могу Вам привести в пример ситуацию, когда в России, Франции, Великобритании кто-то кого-то назначает или увольняет. Это ваши внутренние дела.

Вопрос: Обсуждался ли вопрос встречи президентов В.В.Путина и Д.Трампа? Когда она  может состояться - в июле или, возможно, раньше?

С.В.Лавров: Когда президенты недавно говорили по телефону, они уже подтвердили, что будут встречаться «на полях» саммита «двадцатки» в Германии в первой декаде июля. Сегодня мы с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном говорили о том, как мы можем продвинуться по упомянутым мною пунктам повестки дня, в том числе по Сирии и по другим вопросам, с тем, чтобы к этой встрече мы подготовили зримые, осязаемые результаты. В любом случае, они повидаются в июле.

Вопрос: Могли бы Вы подробнее рассказать о состоявшейся встрече с Президентом США Д.Трампом и о Ваших с ним отношениях? Почему Вы считаете, что благодаря тому факту, что Д.Трамп является бизнесменом, отношения России с ним могут быть лучше, чем с администрацией Б.Обамы? Давал ли он Вам какие-то заверения по этому поводу?

С.В.Лавров: Я уже отвечал на этот вопрос. Всегда полезнее для отношений, когда люди занимаются делом, а не пытаются излагать идеологические предпочтения и заниматься пропагандой. На этом и основываются наши ожидания.

Вопрос: Какова российская стратегия «выхода» («exit strategy») из Сирии?

С.В.Лавров: У нас нет такого понятия, как «exit strategy». Мы все должны выполнить то, о чем договорились. Это записано в резолюциях СБ ООН. Их надо выполнять, пресечь все террористические проявления в Сирии, не допустить, чтобы эта страна превратилась в очаг экстремизма и нестабильности, не допустить того, что произошло с Ираком и Ливией.

Кто-то меня спрашивал про Президента САР Б.Асада. В случае с Ираком и с Ливией мировое сообщество было одержимо необходимостью свергнуть одного человека – С.Хусейна в Ираке, М.Каддафи в Ливии. Мы все прекрасно видим, к чему это привело. Когда идет речь об урегулировании сирийского кризиса, давайте извлекать уроки из прошлых ошибок и делать ставку не на то, чтобы сменить конкретного лидера, а на то, чтобы искоренить угрозу терроризма. Президент США Д.Трамп сегодня в очередной раз подтвердил, что в Сирии для США главное победить террор. Здесь мы полностью солидарны. 

Вопрос: Что Вы можете сказать на обвинения в том, что Россия поддерживает Движение талибов (ДТ) в Афганистане?

С.В.Лавров: Мы неоднократно требовали предъявить хотя бы один факт. У тех, кто серьезно занимается Афганистаном, есть полное представление о том, что там происходит. Ни один серьезный аналитик, который не пытается заработать себе дешевую репутацию, не утверждает, будто мы помогаем оружием талибам.

Мы работаем с талибами, чтобы реализовать решение СБ ООН, принятое по предложению афганского Правительства, которое заключается в том, что талибы должны стать частью политического процесса, если они признают нынешнюю конституцию Афганистана, откажутся от насилия и не будут иметь ничего общего с террористами. Это единственное основание для того, чтобы все работали с талибами. На этой основе с ними готово договариваться и афганское Правительство. Талибы – это часть афганского населения. Трудно представить, что без них этот конфликт можно будет как-то урегулировать, особенно после той разрухи, которую после себя оставили натовские силы за десятилетнее пребывание, не решив ни одной проблемы, усугубив террористическую угрозу, допустив приход ИГИЛ в Афганистан, где его раньше не было, увеличив наркопроизводство более чем в десять раз. Проблем много. Всех афганцев надо объединять на основе озвученных мною критериев.

Вопрос: Правильно ли мы поняли, что во время Вашей встречи с Президентом США Д.Трампом он не поднял вопрос о вмешательстве России в американские выборы в прошлом году? Этот вопрос вообще не обсуждался?

С.В.Лавров: Я только что ответил на этот вопрос. Президент США Д.Трамп публично говорит, что все это вымыслы. Положите на стол хотя бы один факт, тогда мы сможем хоть как-то отреагировать. Сейчас, когда нам в глаза говорят, что все всё знают, и это продолжается много месяцев, но ни одного факта нигде не предъявлено, в том числе в Сенате, где созданы специальные комиссии, это несерьезно.

Вопрос: Вы говорили, что заинтересованы в американском участии в создании зон деэскалации. Могли бы Вы более подробно рассказать об этом? Говорили ли Д.Трамп или Р.Тиллерсон, что США в той или иной степени будут участвовать с Россией в создании таких зон?

С.В.Лавров: Во-первых, сама идея изначально высказывалась представителями США – Президентом Д.Трампом и Госсекретарем Р.Тиллерсоном. Мы использовали формат Астаны, чтобы ее хоть как-то начать продвигать в практическом плане. Будем приветствовать любой вклад США. Говорить об этом должен тот, кто профессионально занимается ситуацией «на земле», кто ей владеет. У нас есть возможности продвигать этот процесс и в Астане, и в Женеве. Сегодня у нас общее понимание, что как активные участники общего процесса сирийского урегулирования мы продолжим эти контакты вместе с другими ключевыми игроками, прежде всего, со странами региона.

Спасибо большое, мы полетели на Аляску.

 

   

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Показывается результатов: 1.
x
x