5.07.1611:55

Интервью Посла России в Германии В.М. Гринина информагентству «ТАСС», 1 июля 2016 года

- Как вы оцениваете нынешнее состояние российско-германских отношений в политической сфере?

- Наши политические отношения, говоря простым языком, "просели" и очень сильно. В любом случае они оставляют желать лучшего, а в некоторых сферах даже много лучшего. Политический диалог практически "заморожен".

У нас были межправительственные консультации, которые проводились регулярно, у нас действовала стратегическая рабочая группа высокого уровня по вопросам политики безопасности, в рамках которой мы обсуждали практически весь спектр современной международной проблематики. Сейчас это заморожено. Ничего не действует. И если и обсуждается двусторонняя проблематика, то только на уровне наших министров иностранных дел. К счастью удалось восстановить консультации на уровне первых заместителей министров. Первые такие консультации прошли, но стратегическая рабочая группа высокого уровня по-прежнему не действует.

- Неужели все так печально и нет никаких подвижек?

- Не совсем. Определенные сдвиги в лучшую сторону все же есть. Есть сдвиги касательно нашего диалога в общественных кругах. Так, снова заработал Петербургский диалог, и это неплохо. У нас развиваются очень активные контакты по линии наших субъектов федерации и земель ФРГ. Это тоже очень хорошо.

- А что с экономикой?

- Что касается экономики, то здесь, с одной стороны, мы испытываем колоссальные потери по сравнению с 2012 годом, когда был достигнут рекордный уровень нашего товарооборота (он составил тогда порядка  €80 млрд). Сейчас этот показатель упал вдвое. Это, конечно, не самое приятное. Не хочу особенно говорить про санкции. От них пострадали даже не столько наши предприятия, сколько германские. Здесь надо искать какой-то выход из положения, и германская предпринимательская среда очень в этом заинтересована.

- Стало быть, и здесь все неблагополучно...

- Есть и позитивные тенденции. Во-первых, сохраняется интерес к российскому рынку. Во-вторых, немцы, которые вышли на наш российский рынок, не хотят с него уходить. Количество германских предприятий, которые действуют на нашем рынке составляет порядка 6 тыс. Правда, у нас была проведена некая реформа регистрации, и их число сократилось на 500 единиц, но это связано исключительно с новой методикой регистрации. На самом деле количество представленных в России германских фирм не изменилось.

У немцев есть очень большое желание и дальше осваивать наш рынок. Более того, в силу нынешнего соотношения курсов валют они заинтересованы в этом еще и потому, что на нашей территории можно производить товары не только для внутреннего потребления, но и на экспорт. Преимущества очень большие, и это очень важно.

Для нас сотрудничество именно с малым и средним предпринимательством, семейным бизнесом, также имеет очень большое значение с точки зрения культуры этого предпринимательства. У нас эта культура оказалась в значительной мере утрачена, и сейчас было бы очень полезно ее восстановить.

Но еще раз подчеркну, что немцы настроены на развитие такого сотрудничества, на развитие партнерства. Они, конечно, хотели бы, чтобы у нас были сделаны некоторые коррективы в их пользу в плане локализации производства. Так, в Германии все очень воодушевлены тем, что фирма "Клаас" получила фактически статус национального российского предприятия. Это такая система у нас введена, когда при локализации производства иностранных фирм в случае осуществления ими соответствующих требований они приравниваются к статусу российских предприятий со всеми вытекающими последствиями. Поэтому немцы заинтересованы в том, чтобы этот процесс был проще и хотели бы активно использовать такую возможность.

- А как обстоят дела с "Северным потоком - 2"?

- Этот проект, как было объявлено, в том числе со стороны немцев, носит сугубо коммерческий характер, и те, кто заинтересован в его осуществлении, выступают в его поддержку. Пока соотношение сторонников и противников в рамках ЕС составляет 50 на 50.

При этом американцы тоже оказывают определенное воздействие на ход дискуссий. К тому же в последнее время начались разговоры на тему важности сохранения действующих трубопроводов на территории известных стран, включая Украину. В этом контексте ничего исключать нельзя, но мы надеемся на позитивное решение, тем более что в германских предпринимательских кругах явно преобладает точка зрения в пользу реализации проекта. Каких-либо временных рамок для решения этого вопроса не установлено, но все хотят как можно скорее закрыть эту тему. На мой взгляд, ситуация вряд ли успокоится до конца года. В любом случае мы хотим видеть в лице ЕС сильного партнера, прежде всего в вопросах энергетического сотрудничества. Однако сейчас в связи с британским референдумом обстановка несколько взвинчена, и пока у Евросоюза иные приоритеты.

- Что думают немцы по поводу этого референдума?

- Судя по публикациям и высказываниям, реакция в основном негативная.

Никто такого поворота не ожидал и не хотел.

Но поскольку решение принято демократическим путем, то против не поспоришь.

Скорее всего, оказывать давление на англичан никто не будет.

Речь идет о другом - о поиске выхода из создавшейся ситуации.

Немцы задумываются над некоторой корректировкой политики Евросоюза в целом, поскольку необходимо определиться: либо Евросоюз движется в направлении создания квази-госуарства, либо это единое пространство, на котором может развиваться устраивающее всех сотрудничество - экономическое, гуманитарное и т.д.

- Не так давно МИД России выразил недовольство решением берлинских властей провести международный рок-фестиваль в Трептов-парке, где установлен знаменитый памятник воину-освободителю с девочкой на руках и где покоится прах более 7 тыс. советских солдат. Удалось ли убедить городские власти сменить место проведения фестиваля?

- Власти Берлина от этого отступать не хотят. Но они обещали принять серию дополнительных мер для защиты мемориала, чтобы туда никто не мог проникнуть. Мы же придерживаемся прежней позиции. В этой связи послы государств СНГ направили ноту протеста с просьбой отменить проведение увеселительного мероприятия рядом с воинскими захоронениями. Недавно мы еще раз подтвердили нашу точку зрения. Однако городские власти решили оставить все, как есть, заверив нас, что памятники и захоронения не пострадают. Что ж, будем внимательно следить за тем, как все пойдет. Без внимания мы это не оставим.