• en-GB1 ru-RU1

Борьба с международным терроризмом

В обострившихся международных условиях Россия продолжает энергичное и инициативное, лидерское участие в международном антитеррористическом сотрудничестве, прежде всего на площадках ООН, ряда других авторитетных многосторонних организаций, а также в двустороннем формате.

Разделяем серьезные опасения мирового сообщества по поводу глобальной террористической угрозы, которая приобрела в последние несколько лет качественно новое, еще более тревожное измерение, связанное с выходом в лидеры «террористического интернационала» группировки «Исламское государство» (ИГИЛ/ДАИШ), поднявшей террористическое насилие на невиданный уровень жестокости и претендующей – впервые в истории – на создание собственного террористического «псевдогосударства».

Важно не забывать о «генезисе» такого опаснейшего развития событий прежде всего на пространстве Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА). Для нас очевидно, что в свое время ряд ведущих мировых игроков принялся за безответственную «геополитическую инженерию» в этом регионе, предусматривавшую в основе своей целенаправленное и системное вмешательство во внутренние дела независимых стран, дестабилизацию и свержение «неугодных» режимов. Именно такая самоуверенная политика во многом привела к разрушению традиционных механизмов государственного управления и обеспечения безопасности в регионе БВСА, бесконтрольному расползанию по региону оружия и боеприпасов, спровоцировала небывалый всплеск «радикализации» местного населения и, в итоге, к разгулу боевой активности террористических и экстремистских структур, прежде всего ИГИЛ и не менее опасной террористической группировка «Джабхат ан-Нусра» (ДаН), но не только.

Крайнюю озабоченность вызывают такие общемировые, «политические» тренды нынешнего международного терроризма, как эффективное использование террористами острых протестных настроений в обществе, умелое «вплетение» терроризма и его носителей в ткань региональных и внутренних конфликтов, проникновение террористических групп и лидеров вглубь оппозиционных движений, перехват ими инициативы и последующее вытеснение оттуда ответственных и конструктивных политических сил.

Российская Федерация твердо исходит из того, что с глобальной террористической угрозой надо бороться сообща, на подлинно коллективной основе, при центральной координирующей роли ООН и соблюдении норм международного права, без «двойных стандартов». Принципиальная позиция России состоит в том, что основу подлинно эффективной стратегии по решающему и окончательному пресечению угроз, исходящих от крупнейших террористических группировок во главе с ИГИЛ, должна в итоге составить международная коалиция, действующая на полностью легитимной основе решений ООН, твердо приверженная в своих действиях нормам международного права. Шагом в этом направлении, как нам представляется, могут стать ныне предпринимаемые усилия по обеспечению должной и эффективной координации действий противостоящих ИГИЛ государств в регионе БВСА в меру их возможностей и с согласия государств, на территории которых такая борьба ведется.

Россия вносит весомый вклад в укрепление «ооноцентричной» международной системы противодействия терроризму. Придаем в этом плане первостепенное значение задачам выполнения Глобальной контртеррористической стратегии ООН (ГКС), антитеррористических резолюций Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН, эффективной имплементации и расширения числа участников универсальных антитеррористических конвенций.

Российская сторона принимает активное участие в необходимом совершенствовании нормативных рамок международного контртерроризма, в частности, сыграла определяющую роль в разработке важнейших для актуальных задач антитеррористического сотрудничества резолюций Совета Безопасности ООН 2170 (2014) и 2178 (2014), нацеленных на пресечение деятельности ИГИЛ и ДаН и на борьбу с феноменом «иностранных террористов-боевиков» (ИТБ).

Принимая во внимание существенное финансовое укрепление ряда террористических организаций в Сирии и Ираке, прежде всего ИГИЛ и ДаН, за счет нелегальной торговли нефтью, принципиально важной считаем задачу эффективной имплементации соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН 2199 (2015) и 2253 (2015).

Россия энергично поддерживает усилия Контртеррористического комитета СБ ООН и его Контртеррористического исполнительного директората по мониторингу выполнения государствами базовой антитеррористической резолюции СБ 1373 (2001), предметного диалога со странами по упомянутым резолюциям СБ 1624 (2005) и 2178 (2014). В условиях роста угроз со стороны ИГИЛ, «Аль-Каиды» и связанных с ней группировок рассматриваем в качестве весьма актуальной задачу повышения эффективности имеющегося «антиалькаидовского» санкционного режима СБ ООН. Наряду с введением более прозрачных процедур деятельности Комитета 1267/1989/2253 полагаем важным обеспечить неукоснительное выполнение государствами своих обязательств по применению санкционных мер в отношении фигурантов соответствующего списка. Применительно к антиталибскому Комитету СБ ООН 1988 акцент делаем на недопущении размывания его антитеррористической направленности, на противодействии попыткам конъюнктурного использования этого инструмента в целях некоей политической «легитимизации» Движения талибов в рамках процесса национального примирения в Афганистане. Россия активно участвует в деятельности Целевой группы по имплементации ГКС и входящего в нее Центра ООН по вопросам борьбы с терроризмом.

Выступаем за согласование проекта Всеобъемлющей конвенции о международном терроризме (ВКМТ), которая содержала бы общепризнанное определение терроризма. Исходим из необходимости найти такое решение, которое было бы приемлемым для всех государств-членов ООН. Только тогда данная конвенция сможет реально стать всеобъемлющей и послужит эффективным инструментом мирового сообщества в борьбе с терроризмом.

 

Международное антиэкстремистское сотрудничество

В увязке с задачами превенции, предупреждения терроризма, в том числе в плане борьбы с подстрекательством к террористическим преступлениям и с учетом важности антитеррористического партнерства с институтами гражданского общества, рассматриваем ныне привлекающие все большее международное внимание вопросы противодействия «насильственному экстремизму» (ПНЭ). Приветствуем все более акцентированный и конкретный интерес мирового сообщества к данной проблематике, тем более что многонациональная и многоконфессиональная Россия в этой сфере имеет поистине уникальный исторический опыт обеспечения взаимного уважения и взаимного понимания наций и религий. Этим опытом Россия готова инициативно и открыто делиться с зарубежными партнерами.

При этом, в активно продвигаемых теперь международных инициативах борьбы с насильственным экстремизмом (включая известную американскую инициативу, запущенную т.н. «вашингтонским саммитом» в феврале 2015 г.) российскую сторону смущает явная неготовность их авторов четко и однозначно признать важность опоры всякого антиэкстремистского сотрудничества на международное право и Устав ООН, обязательность неукоснительного соблюдения таких принципов, как суверенитет и равноправие государств, невмешательство в их внутренние дела. Для нас совершенно очевидно, что попытки в рамках подобных инициатив продвигать цели борьбы с экстремизмом «через голову» законных правительств, в поддержку некоего «независимого» или, тем более, «международного гражданского общества», будут только потворствовать радикализации и экстремизму, что в итоге может привести к дестабилизации ситуации в отдельных странах и усугублению угроз террористического характера.

Удовлетворены адекватным отражением в принятой 1 июля 2016 года резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по обзору имплементации Глобальной контртеррористической стратегии вопросов реализации «Плана действий Генерального секретаря ООН по предупреждению насильственного экстремизма», в частности, призывом учитывать различный опыт и национальные приоритеты государств в антиэкстремистской и контртеррористической деятельности.
 

О подходах России к противодействию финансированию терроризма

Россия исходит из того, что эффективная борьба с терроризмом невозможна без надежного перекрытия источников его финансирования, как того требуют профильные резолюции Совета Безопасности ООН и международные стандарты Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ). В этой связи нашей страной уделяется повышенное внимание наращиванию международного сотрудничества в сфере противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма (ПОД/ФТ).

Важное значение имеет укрепление многостороннего сотрудничества в рамках ФАТФ, усиление роли этого международного института в противодействии финансированию терроризма. Российская Федерация последовательно выступает за то, чтобы деятельность ФАТФ носила неполитизированный, сугубо технический характер.

В рамках российского председательства в ФАТФ (2013 – 2014 гг.) реализован масштабный проект, направленный на выявление незаконных финансовых потоков от производства и оборота афганских наркотиков. В ходе исследования установлено наличие взаимосвязи между доходами от афганского наркотрафика и финансированием терроризма, а также выявлены финансовые центры по отмыву афганских наркоденег. Важно, чтобы данные юрисдикции оставались на контроле ФАТФ и в ходе очередного раунда взаимных оценок ФАТФ анализировались предпринимаемые ими меры по недопущению легализации афганских наркодоходов.

Наиболее актуальными на сегодняшний день представляются усилия по борьбе с финансовой подпиткой ИГИЛ.

На октябрьском и чрезвычайном декабрьском пленумах ФАТФ в 2015 г. Россия ставила вопрос о том, чтобы стандарты Группы, в частности, Рекомендация 5 (тематика противодействия финансированию терроризма), учитывали необходимость всеобъемлющего выполнения государствами разработанных при активном участии нашей страны резолюций СБ ООН 2199 и 2253, вводящих запрет на торговлю с ИГИЛ сирийской и иракской нефтью. Наша страна предложила задействовать в этих целях существующие механизмы ФАТФ для оказания давления на государства, не выполняющие юридически обязывающие решения Совета Безопасности по лишению ИГИЛ финансовой подпитки.

Важным является принятое по инициативе России в декабре 2015 г. решение о том, что усилия ФАТФ на ближайшую перспективу будут сфокусированы преимущественно на вопросах противодействия финансированию терроризма. Этой теме с акцентом на финансовые потоки, связанные с ИГИЛ, было посвящено прошедшее 13-19 февраля 2016 г. в Париже пленарное заседание ФАТФ, на котором Россия продолжала продвигать принципиальную линию, направленную на повышение эффективности и практической отдачи от совместных с партнерами по Группе действий.

Наша страна приняла активное участие в исследованиях ФАТФ по выявлению каналов финансовой подпитки ИГИЛ, а также новых, «нетрадиционных» источников финансирования терроризма. Сейчас задача видится в скорейшем переходе к практической фазе по идентификации конкретных государств, физических и юридических лиц, вовлеченных в экономические отношения с ИГИЛ.

Российская Федерация привержена развитию двусторонних связей по тематике противодействия финансированию терроризма, в том числе оказывает международным партнерам необходимую экспертную помощь по приведению национальных систем ПОД/ФТ в соответствие со стандартами ФАТФ. В этих целях российская сторона приглашает зарубежных специалистов на обучение по профильным программам в Международном учебно-методическом центре финансового мониторинга (МУМЦФМ).

Россия заинтересована в наращивании взаимодействия между созданными по модели ФАТФ региональными группами в целях укрепления глобальной системы ПОД/ФТ. Данная задача являлась одним из приоритетов российского председательства в ФАТФ.

Наша страна также привержена развитию и укреплению многостороннего диалога по проблематике ПОД/ФТ между подразделениями финансовой разведки по каналам Группы подразделений финансовой разведки «Эгмонт».

 

Международное сотрудничество в решении мировой проблемы наркотиков

Россия традиционно играет одну из ключевых ролей в решении мировой проблемы наркотиков, является Стороной трех профильных международных конвенций в сфере контроля над наркотиками – Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г., Конвенции о психотропных веществах 1971 г. и Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г., является членом Комиссии ООН по наркотическим средствам.
Основной целью внешнеполитических усилий России на антинаркотическом треке является значительное сокращение производства и потребления опиатов, кокаина, каннабиса, а также синтетических наркотиков и новых психоактивных веществ с долгосрочной перспективой по созданию общества, свободного от наркотиков. Решение этих задач должно основываться на принципах общей и совместной ответственности всех государств за решение мировой проблемы наркотиков, комплексного и сбалансированного подхода к стратегиям и мерам по сокращению спроса и предложения на наркотики, включая недопустимость легализации употребления наркотиков в немедицинских целях.
В условиях ухудшения ситуации с незаконным производством наркотиков в Афганистане и их контрабандой, в том числе в Россию, приоритетом Российской Федерации является активизация комплексных международных усилий, направленных на борьбу с афганской наркоугрозой, которая квалифицирована в ряде документов ООН в качестве угрозы международному миру и стабильности. Россия совместно с Францией стали инициаторами инициативы Парижского пакта – международного механизма с участием более 50 государств и международных организаций, нацеленного на борьбу с опиатами афганского происхождения.
Российская Федерация придает важное значение реализации Итогового документа состоявшейся в Нью-Йорке 19-21 апреля 2016 г. Специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по мировой проблеме наркотиков в контексте достижения целей и задач, сформулированных в Политической декларации 2009 г. и Плане действий до 2019 г.
Правительство Российской Федерации ежегодно выделяет 2 млн. долл. США качестве добровольного взноса в Фонд Управления ООН по наркотикам и преступности, которые идут на поддержку  антинаркотических и антикриминальных проектов Управления.

 

Международная информационная безопасность

В третьем тысячелетии информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) превратились в один из основных вызовов глобального развития. Виртуальное пространство все чаще используется в военно-политических, криминальных и террористических целях. Мишенью компьютерных атак становятся государства и частные компании, а зачастую и рядовые граждане. Интернет активно «осваивают» террористы и преступники. Не отстают от них отдельные страны, которые открыто наращивают военный потенциал в цифровой сфере, создают системы массовой электронной слежки.

Россия традиционно рассматривает данную проблематику как единую «триаду» угроз военно-политического, террористического и криминального характера. Исходим из того, что в сложившихся условиях необходимо сосредоточить международные усилия на предотвращении конфликтов в информационном пространстве, не допустить противоправного применения ИКТ, гарантировать соблюдение прав человека в цифровой сфере.

Наиболее эффективной формой международного сотрудничества в области противодействия всему комплексу угроз в сфере МИБ, на наш взгляд, станет принятие универсальных правил ответственного поведения государств в информационном пространстве. Такие правила должны закрепить в цифровой сфере принципы неприменения силы, уважения государственного суверенитета, невмешательства во внутренние дела других государств, уважения основных прав и свобод человека, а также равные права для всех государств на участие в управлении сетью Интернет.

Россия совместно с государствами-членами ШОС, партнерами по БРИКС и СНГ активно продвигает на международной арене соответствующие миротворческие инициативы.

Именно страны ШОС инициировали предметное обсуждение правил поведения государств в информационном пространстве. Еще четыре года назад ими был подготовлен и распространен в ООН проект «Правил поведения в области обеспечения международной информационной безопасности». Его обновленная с учетом поступивших комментариев версия вновь внесена в ООН в этом году.

В ходе 70-й сессии Генассамблеи ООН консенсусом принят российский проект резолюции «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности». Резолюция получила рекордное число соавторов (84 государства). Данный документ предполагает создание в 2016 году Группы правительственных экспертов ООН по МИБ, мандат которой включает в себя дальнейшее исследование того, как международное право применяется к использованию ИКТ государствами, а также норм, правил и принципов ответственного поведения государств, мер укрепления доверия и наращивания потенциала.

Меры укрепления доверия являются важным условием предотвращения потенциально конфликтных ситуаций в сфере использования ИКТ. Большая работа в этом направлении проделана в рамках ОБСЕ. В декабре 2013 г. Постоянный совет ОБСЕ утвердил «Первоначальный перечень мер укрепления доверия в рамках ОБСЕ с целью снижения рисков возникновения конфликтов в результате использования ИКТ», что впервые создало региональный механизм взаимодействия государств в целях противодействия угрозам в сфере МИБ и дало старт формированию «страховочной сетки» в информационной сфере на пространстве от Ванкувера до Владивостока.

Одной из наиболее актуальных тем, связанных с МИБ, является т.н. «наращивание потенциала». Нет сомнения в том, что потребности развивающихся стран в информационно-коммуникационной сфере должны быть учтены, однако практическое наполнение данной тематики требует конкретизации. В этой связи важно гарантировать, чтобы программы «наращивания потенциала» не использовались в качестве прикрытия для вмешательства во внутренние дела государств-получателей, а переданные технологии не применялись впоследствии в целях, несовместимых с задачами обеспечения международной стабильности и безопасности.

Возрастает актуальность криминальной составляющей «триады» угроз МИБ. Борьба с преступностью в глобальном информационном пространстве осложняется отсутствием полноценной международно-правовой базы сотрудничества государств. В связи с этим Российская Федерация последовательно выступает с инициативой разработки под эгидой ООН универсальной конвенции по противодействию информационной преступности.

В вопросах использования Интернет мы исходим из стратегической задачи интернационализации управления данной сетью и повышения в этом контексте роли Международного союза электросвязи (МСЭ). Необходимо обеспечить равные права для всех государств на участие в управлении сетью Интернет и суверенное право государств на регулирование и обеспечение безопасности ее национального сегмента.

 

Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ)

Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (Financial Action Task Force) – межправительственная организация, вырабатывающая международные стандарты в сфере противодействия отмыванию денег, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения (ПОД/ФТ/ФРОМУ), а также осуществляющая оценку соответствия национальных систем ПОД/ФТ/ФРОМУ этим стандартам. ФАТФ создана в 1989 г. по решению «Большой семерки», сегодня «курируется» «двадцаткой». Членами ФАТФ являются 35 юрисдикций и 2 международные организации, ассоциированными членами – 9 региональных групп, созданных по модели ФАТФ, наблюдателями – 28 международных организаций и структур и
2 государства. Штаб-квартира ФАТФ размещена в здании Организации экономического сотрудничества и развития в Париже.

Решения ФАТФ принимаются консенсусом на пленарных заседаниях, которые проходят 3 раза в год (в феврале, июне и октябре). Подготовку проектов решений с формулированием соответствующих рекомендаций и предложений осуществляет Секретариат ФАТФ и следующие рабочие группы:

Координационная рабочая группа глобальной сети;

Рабочая группа по разработке политики;

Рабочая группа по рискам, тенденциям и методам;

Рабочая группа по имплементации и соответствию;

Рабочая группа по оценке международного сотрудничества.

Основным инструментом ФАТФ в реализации своего мандата являются признанные международными стандартами 40 рекомендаций в сфере ПОД/ФТ/ФРОМУ (действующая редакция принята в феврале 2012 г., с последующими изменениями в феврале 2013 г., октябре 2015 г., июне и октябре 2016 г.). Реализация рекомендаций ФАТФ на национальном уровне осуществляется подразделениями финансовой разведки (ПФР), отвечающими за сбор и анализ финансовой информации для выявления легализуемых преступных доходов, способов их отмывания, а также источников и каналов финансирования терроризма и финансирования распространения ОМУ с целью обеспечения дальнейшего пресечения такой преступной деятельности.

Российская Федерация – член ФАТФ с 2003 г., член Комитета экспертов Совета Европы по оценке мер противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма с момента основания Комитета в 1997 г., инициатор создания в 2004 г. Евразийской группы по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма, наблюдатель в Азиатско-Тихоокеанской группе по противодействию отмыванию денег с 2010 г. Функции ПФР в нашей стране выполняет Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг).

Россия защитила третий национальный отчет о прогрессе в совершенствовании национальной системы ПОД/ФТ в сентябре 2014 г. и по его результатам была снята с регулярного мониторинга Группы до проведения очередной оценки в 2018 г.

Наша страна председательствовала в ФАТФ с 1 июля 2013 г. по
1 июля 2014 г. Одним из ключевых итогов председательства стала реализация по инициативе России масштабного проекта по выявлению незаконных финансовых потоков от производства и оборота афганских наркотиков. По результатам анализа значительного массива информации были сделаны два принципиальных вывода. Первый – подтверждена связь между афганскими наркоденьгами и финансированием терроризма. Второй – выявлены
11 предположительных мировых центров по отмыванию преступных капиталов. Российская делегация регулярно ставит в ФАТФ вопрос о том, чтобы деятельность этих центров находилась под особым контролем, а практические результаты проведенного исследования самым внимательным образом учитывались в текущей работе ФАТФ.

Россия приняла активное участие в исследованиях ФАТФ по выявлению каналов финансовой подпитки ИГИЛ, а также новых источников финансирования терроризма (отчеты утверждены на пленарных заседаниях ФАТФ в феврале и октябре 2015 г. соответственно).

Благодаря усилиям России на прошедшем в Париже в октябре 2016 г. пленуме ФАТФ было принято решение о внесении изменений в Стандарты ФАТФ – Пояснительную записку к Рекомендации 5 и Глоссарий – с целью обеспечения всеобъемлющего выполнения резолюций СБ ООН 2199 и 2253, нацеленных на укрепление режима пресечения каналов незаконной подпитки ИГИЛ и связанных с ней тергруппировок за счет нелегальной торговли нефтью, нефтепродуктами, оружием, антиквариатом и другими ресурсами. Таким образом, впервые за 25-летнюю историю ФАТФ по инициативе России были скорректированы универсальные Стандарты по противодействию финансированию терроризма, которые теперь однозначно ставят под запрет оказание не только финансовой, но и любой материальной поддержки ИГИЛ, в том числе торговлю с ней углеводородами и иными природными ресурсами. По инициативе нашей страны также приняты решения об углубленной проработке вопроса о противодействии финансированию ИГИЛ на всех последующих заседаниях ФАТФ и об обновлении трижды в год информации об источниках и каналах финансово-экономической подпитки «Исламского государства».

 

Антитеррористическое сотрудничество в рамках СНГ

Сотрудничество в борьбе с террористической угрозой на пространстве СНГ осуществляется в рамках Антитеррористического центра государств-участников Содружества Независимых Государств (АТЦ СНГ) и в двустороннем формате.

Решение о создании Центра принято на саммите СНГ в июне 2000 г. Положение о нем утверждено Советом глав государств (СГГ) СНГ в декабре 2000 г. Штаб-квартира АТЦ расположена в г. Москве. В соответствии с решением СГГ СНГ (октябрь 2002 г.) Центр также имеет центральноазиатское отделение в г. Бишкеке (Киргизия).

АТЦ СНГ является самостоятельным постоянно действующим отраслевым органом Содружества, призванным обеспечить координацию взаимодействия спецслужб и правоохранительных органов государств-участников СНГ в области борьбы с международным терроризмом и иными проявлениями экстремизма. В его компетенцию входит содействие профильным органам стран Содружества в проведении оперативных мероприятий и комплексных операций по борьбе с международным терроризмом, в осуществлении межгосударственного розыска преступников, а также в организации подготовки специалистов антитеррористических подразделений. Отдельной задачей является обеспечение информационного обмена со спецслужбами и правоохранительными структурами, органами отраслевого сотрудничества, сбор и анализ информации о состоянии и тенденциях развития террористической обстановки. В рамках Центра функционирует банк данных, содержащий сведения о лицах, объявленных в межгосударственный розыск по обвинению в совершении преступлений террористического характера, и вероятных местах их укрытия. Сотрудники АТЦ участвуют в подготовке нормативных правовых актов, регламентирующих вопросы деятельности Центра, а также разработке и правовом сопровождении проектов документов, направленных на совершенствование международно-правовой базы борьбы с терроризмом и экстремизмом.

В своей деятельности Центр руководствуется регулярно утверждаемыми решениями СГГ СНГ трехлетними Программами сотрудничества государств-участников СНГ в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма (16 сентября 2016 г. на заседании СГГ СНГ в Бишкеке утверждена Программа на 2017-2019 гг.).

АТЦ взаимодействует с профильными структурами в рамках Содружества – Советом руководителей органов безопасности и специальных служб, Советом командующих Пограничными войсками, Советом министров обороны, Советом министров внутренних дел, Советом руководителей таможенных служб, Координационным советом генеральных прокуроров, Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и другими видами преступлений на территории СНГ и др.

Центр на основе двусторонних меморандумом и протоколов строит отношения с рядом международных организаций и структур: Исполнительным директоратом Контртеррористического комитета Совета Безопасности ООН, Управлением ООН по наркотикам и преступности, Региональной антитеррористической структурой Шанхайской организации сотрудничества, Секретариатом Организации Договора о коллективной безопасности, Евразийской группой по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма и др.

16 октября 2015 г. Советом глав государств-участников СНГ принято подготовленное по инициативе России Заявление о борьбе с международным терроризмом. Важные формулировки, в том числе в плане формирования широкой международной коалиции против ИГИЛ, закреплены в предложенном Россией Заявлении глав государств-участников СНГ о дальнейших совместных усилиях по противодействию международному терроризму от 16 сентября 2016 г.

В целях согласования подходов и координации позиций на основных международных площадках Россия проводит регулярные двусторонние консультации с ключевыми партнерами по СНГ по борьбе с терроризмом.

По инициативе и под председательством России в Москве ежегодно проходят межмидовские консультации государств Содружества с участием представителей компетентных российских ведомств и профильных структур СНГ по актуальным вопросам противодействия новым вызовам и угрозам.

 

Проблематика новых вызовов и угроз в формате Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ)

ОДКБ является неотъемлемым элементом обеспечения региональной безопасности на постсоветском пространстве. С целью повышения эффективности в сфере борьбы с новыми вызовами и угрозами (НВУ) осуществляется работа по реализации поставленной Советом коллективной безопасности (СКБ) в 2006 г. задачи по трансформации Организации в многофункциональную структуру противодействия всему спектру вызовов и угроз безопасности государств-членов. В октябре 2016 г. СКБ ОДКБ утверждена Стратегия коллективной безопасности до 2025 г., а также принято Совместное заявление государств-членов Организации о противодействии международному терроризму (озвучено 3 октября 2016 г. в ходе 71-й сессии Генассамблеи ООН).

При Совете министров иностранных дел с 2006 г. действует Рабочая группа по Афганистану (последнее заседание состоялось в Москве 29 марта 2016 г.). Среди основных направлений ее работы – мониторинг ситуации в Афганистане, оказание помощи Таджикистану в укреплении таджикско-афганской границы, а также подготовка кадров для антинаркотических, правоохранительных и пограничных структур Афганистана и стран Центральной Азии в высших учебных заведениях государств-членов ОДКБ.

При Комитете секретарей советов безопасности (КССБ) ОДКБ функционируют рабочие группы по вопросам борьбы с терроризмом, противодействию незаконной миграции, информационной политике и безопасности. В декабре 2014 г. одобрена Антинаркотическая стратегия государств-членов, создан Консультационный координационный центр ОДКБ по вопросам реагирования на компьютерные инциденты. В октябре 2016 г. создан Центр кризисного реагирования, на который возложены функции по информационно-аналитическому и организационно-техническому сопровождению процесса выработки решений уставными органами Организации. Планируется создание Центра антинаркотических операций.

В феврале 2009 г. сформированы Коллективные силы оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ, регулярно проводятся их совместные комплексные учения с участием контингентов и оперативных групп государств-членов ОДКБ. С 2004 г. на регулярной основе проводятся учения Коллективных сил быстрого развертывания Центральноазиатского региона (КСБР ЦАР), в том числе с отработкой антитеррористических задач. В 2016 г. в апреле в Таджикистане состоялось первое совместное учение сил и средств разведки вооруженных сил государств - членов ОДКБ «Поиск-2016», в мае на территории Армении проведены тактико-специальные совместные учения «Кобальт-2016» подразделений органов внутренних дел (полиции), в июле на территории Киргизии – совместное командно-штабное учение «Рубеж-2016», в августе в Белоруссии и в России (Псковская область) состоялись учения «Нерушимое братство-2016» и «Взаимодействие – 2016». В ходе маневров отрабатываются тренировочные операции по отражению вторжения на территорию государства-члена ОДКБ незаконных вооруженных формирований, деятельность подразделений по защите от хакерских и информационно-психологических атак.

С 2003 г. на территории государств-членов ОДКБ проводится международная комплексная антинаркотическая операция «Канал» (в 2008 г. преобразована в постоянно действующую, однако в 2016 г. не проводилась в связи с реорганизацией МВД России). Главной целью операции является перекрытие каналов контрабанды наркотических средств из Афганистана на территорию государств-членов ОДКБ, участвуют сотрудники компетентных органов России, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Таджикистана.

ОДКБ поддерживает контакты с ооновскими структурами, включая Контртеррористический комитет СБ ООН, Управление ООН по наркотикам и преступности. В сентябре 2016 г. подписан Меморандум о взаимопонимании между Секретариатом ОДКБ и Исполдиректоратом КТИД СБ ООН. Действуют аналогичные документы между Секретариатом ОДКБ и Секретариатом ШОС, а также Исполнительным комитетом СНГ. В октябре 2016 г. разработан механизм формирования и утвержден Единый список организаций, признанных террористическими в формате ОДКБ.

В целях борьбы с преступлениями в информационной среде в ОДКБ осуществляется операция постоянного действия «ПРОКСИ» («Противодействие криминалу в сфере информации»).

В качестве перспективного направления сотрудничества в рамках ОДКБ рассматривается обеспечение безопасности спортивных и других крупных международных мероприятий, в том числе с учетом опыта состоявшихся в России Всемирной Летней Универсиады, Зимних Олимпийских и Паралимпийских игр, подготовки к проведению Чемпионата мира по футболу 2018 г. и Всемирной Зимней Универсиады в Красноярске 2019 г.

 

Региональная антитеррористическая структура Шанхайской организации сотрудничества (РАТС ШОС)

РАТС ШОС учреждена в соответствии с Соглашением между государствами-членами Шанхайской организации сотрудничества о Региональной антитеррористической структуре от 7 июня 2002 г.
РАТС ШОС является постоянно действующим органом ШОС и предназначена для содействия координации и взаимодействия компетентных органов государств-членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом.
Основными задачами и функциями РАТС ШОС являются разработка предложений и рекомендаций о развитии сотрудничества для соответствующих структур ШОС; содействие компетентным органам государств-членов ШОС; сбор и анализ информации, поступающей в РАТС от государств- членов ШОС; участие в подготовке международно-правовых документов; содействие в подготовке специалистов и инструкторов для антитеррористических подразделений; установление и поддержание рабочих контактов с международными организациями, занимающимися вопросами борьбы с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом.
Органы РАТС ШОС:
Совет РАТС ШОС состоит из представителей (руководителей) компетентных органов государств-членов ШОС. Заседания Совета проводятся, как правило, два раза в год. С сентября 2016 г. по сентябрь 2017 г. в Совете председательствует Китай. Решение в Совете принимается консенсусом.
Исполнительный комитет РАТС ШОС (31 сотрудник) выполняет свои задачи и функции в соответствии со следующими направлениями:
1.Координационно-оперативная деятельность.
2.Международные контакты и связи.
3.Информационно-аналитическая деятельность.
4.Правовое обеспечение.
5.Административно-финансовая деятельность.
Директор является высшим административным должностным лицом Исполнительного комитета РАТС ШОС и назначается на ротационной основе Советом глав государств-членов ШОС сроком на три года без права продления на следующий срок. С 1 января 2016 г. это пост занимает представитель России Е.С.Сысоев.
При РАТС ШОС учрежден институт постоянных представителей государств-членов ШОС.
В июне 2012 г. Президент Российской Федерации В.В.Путин выступил с инициативой о реформировании РАТС ШОС и последующем создании на ее базе универсального Центра по противодействию вызовам и угрозам безопасности, главной задачей которого должно стать комплексное противодействие международному терроризму и экстремизму, незаконному обороту наркотиков, транснациональной организованной преступности. В рамках реализации предложения В.В.Путина в июле 2014 г. МИД России выступил с предложением сформировать на первом этапе Рабочую группу по противодействию финансированию терроризма от наркобизнеса.
Советом глав государств-членов ШОС (Уфа, 10 июля 2015 г.) утверждена Программа сотрудничества государств-членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2016-2018 гг. По инициативе российской межведомственной делегации 8 апреля 2016 г. Советом РАТС ШОС утвержден Алгоритм совместных действий компетентных органов государств-членов ШОС по противодействию вызовам и угрозам, исходящим от ИГИЛ.
 

Проблематика новых вызовов и угроз (НВУ) в рамках Диалогового партнерства Россия–АСЕАН 

С июля 1996 г. Россия является полноправным партнером по диалогу с Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). 2 июля 2004 г. в г.Джакарта (Индонезия) была принята Совместная декларация о сотрудничестве в борьбе с международным терроризмом.

Министр иностранных дел России ежегодно участвует
в Постминистерских конференциях Ассоциации с диалоговыми партнерами
в формате «АСЕАН+1». Очередное министерское совещание Россия-АСЕАН прошло 25 июля 2016 г. во Вьентьяне (Лаос).

19-20 мая 2016 г. состоялся юбилейный Саммит Россия-АСЕАН в Сочи, приуроченный к 20-летию установления отношений Диалогового партнерства. В ходе мероприятия лидеры подтвердили важность дальнейшего укрепления сотрудничества в интересах эффективного противодействия терроризму и другим вызовам и угрозам безопасности. Первоочередные задачи на этом направлении закреплены в принятой 20 мая Сочинской декларации (пп. 6-8), а также в Комплексном плане действий, включающем расширенный раздел по борьбе с терроризмом и транснациональной преступностью (пп. 17-43) и раздел по сотрудничеству в сфере информационно-коммуникационных технологий (пп. 91-95).

Ежегодно в рамках Диалогового партнерства Россия-АСЕАН проходят Совещание старших должностных лиц по транснациональной преступности (ССДЛ-ТНП) и заседание Совместной рабочей группы по борьбе с терроризмом (СРГ). Оба мероприятия проводятся в межведомственном формате (с российской стороны – МИД, ФСБ, МВД и Росфинмониторинг) при координирующей роли России.

На первом заседании СРГ (Мьянма, 2009 г.) был разработан Рабочий план Россия-АСЕАН по борьбе с терроризмом и транснациональной преступностью. В рамках его реализации осуществляется сотрудничество по следующим направлениям: борьба с терроризмом, незаконным оборотом наркотиков, транснациональной организованной преступностью и пиратством, ОМУ-терроризмом, противодействие легализации преступных доходов и финансированию терроризма, защита критически важной инфраструктуры, обеспечение кибербезопасности.

Седьмое заседание СРГ и одиннадцатое совещание ССДЛ-ТНП состоялись соответственно 23 и 26 мая 2016 г. в г. Джакарта (Индонезия).

Впервые в советской/российской истории в Москве в октябре – ноябре 2012 г. в межведомственном формате (ФСБ, МВД, Росфинмониторинг) при координирующей роли МИД были проведены обучающие курсы для представителей правоохранительных органов и специальных служб стран АСЕАН по проблематике борьбы с терроризмом и экстремизмом, включая аспекты противодействия финансированию терроризма. С тех пор подобные мероприятия по повышению квалификации проходят на ежегодной основе. Аналогичные курсы по линии ФСБ и МВД состоялись в 2016 г., получив высокую оценку партнеров.

 

Проблематика новых вызовов и угроз (НВУ) в рамках Регионального форума АСЕАН по безопасности (АРФ)

Региональный форум АСЕАН по безопасности, созданный в 1994 г., является ведущим механизмом общерегионального политического диалога по всему спектру вопросов обеспечения мира и стабильности в АТР.

АРФ объединяет 27 участников: 10 стран АСЕАН (Бруней, Вьетнам, Индонезию, Камбоджу, Лаос, Малайзию, Мьянму, Сингапур, Таиланд и Филиппины), 10 диалоговых партнеров Ассоциации (Австралию, Индию, Канаду, Китай, Новую Зеландию, Республику Корея, Россию, США, Японию и Евросоюз), а также Бангладеш, Восточный Тимор, КНДР, Монголию, Пакистан, Папуа-Новую Гвинею и Шри-Ланку. Заявки на участие подали Казахстан, Киргизия и Афганистан. Председатель АРФ с 1 января 2017 г. – Филиппины.

Укрепление многопланового сотрудничества с государствами- участниками АРФ по противодействию терроризму и другим НВУ является одним из российских приоритетов. Проблематика противодействия НВУ обсуждается в рамках Межсессионной встречи по противодействию терроризму и транснациональной преступности (МВ-ПТТП), а также Межсессионной группы поддержки по мерам доверия и превентивной дипломатии (МГП- МДПД). Сопредседатели МВ-ПТТП в 2016-2017 межсессионном году – Индия и Индонезия, сопредседатели МГП-МДПД – Канада и Филиппины.

Очередное заседание МВ-ПТТП прошло 21-22 марта 2016 г. в г. Сиемреап (Камбоджа). По инициативе России основное внимание встречи было сосредоточено на вопросах консолидации усилий стран-участниц по ликвидации любых форм материальной и финансовой подпитки ИГИЛ.

В сфере антитеррора согласованные обязательства участников зафиксированы в «Рамочных договоренностях о сотрудничестве между участниками АРФ в области противодействия терроризму и транснациональной преступности», утвержденными министрами в Маниле в 2007 г.

Основные направления взаимодействия на контртерроритстическом треке в формате АРФ определены Рабочим планом по борьбе с терроризмом и транснациональной преступностью (РП), который регулярно актуализируется в целях консолидации усилий государств-участников АРФ на ключевых вопросах повестки дня профильных межсессионных встреч Форума. Действующий в настоящее время РП на 2015-2017 гг. был утвержден на встрече министров иностранных дел АРФ в августе 2015 г. в Малайзии. В нем закреплены такие приоритетные для России направления, как обеспечение безопасности в сфере информационно-коммуникационных технологий, борьба с незаконным оборотом наркотиков, ОМУ-терроризмом, торговлей людьми, радикализацией общественных настроений. По предложению России в документ включена также проблематика противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма.

 

Рабочая группа АТЭС по борьбе с терроризмом (РГБТ)

Форум «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС) является приоритетной для России региональной площадкой, позволяющей максимально эффективно осуществлять и продвигать конкретные инициативы, направленные на борьбу с терроризмом.

В 2003 г. была создана Специальная группа АТЭС по борьбе с терроризмом, которая в 2013 г. трансформировалась в постоянный механизм АТЭС – Рабочую группу по борьбе с терроризмом (РГБТ).

В 2011 – 2012 гг. Россия вместе с США являлась сопредседателем РГБТ. В 2011 г. при активном участии российской стороны была разработана и одобрена лидерами Форума Консолидированная антитеррористическая стратегия АТЭС.

РГБТ является действенным многосторонним механизмом обмена информацией о террористических угрозах в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), площадкой для обсуждения таких актуальных вопросов, как обеспечение транспортной, продовольственной, пограничной и кибербезопасности, противодействие финансированию терроризма и пресечение трансграничных перемещений иностранных террористов-боевиков, обеспечение безопасности проведения крупных международных мероприятий и критически важной инфраструктуры, привлечение возможностей деловых кругов в борьбе с новыми вызовами и угрозами на пространстве АТЭС.

20 августа 2016 г. в Лиме (Перу) при коспонсорстве России, Японии, Индонезии, Филиппин и Перу прошла 10-я Конференция по безопасности торговли в регионе АТЭС. Россия организовала и выступила модератором отдельной сессии по контртеррористическим аспектам защищенности «цепочек поставок» в АТР.

Российская межведомственная делегация (МИД, ФСБ, МВД, Минтранс, Росфинмониторинг) регулярно принимает участие в заседаниях РГБТ, которые проходят два-три раза в год.