Навигация

Трансляция (original)

Трансляция (original)

Выступления Министра

21.04.1711:32

Выступление и ответ на вопрос СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам заседания Совета министров иностранных дел государств-членов ШОС, Астана, 21 апреля 2017 года

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1
Скачать файл

Смотреть это видео на Youtube

Завершилось заседание Совета министров иностранных дел ШОС (СМИД ШОС). Это был решающий этап подготовки к очередному Саммиту глав государств-членов ШОС, который состоится здесь же в Астане 8-9 июня. Мы рассмотрели пакет документов, который выносится на одобрение глав государств. Прежде всего, это решения, завершающие процедуру оформления полноправного членства в ШОС для Индии и Пакистана. Без преувеличения это историческое событие, которое обеспечит существенное повышение авторитета и влияния ШОС на мировой арене. С присоединением Индии и Пакистана Организация будет включать в себя  43 % населения земного шара, на долю стран-членов ШОС будет приходиться 24 % мирового ВВП.

Следующий на очереди, об этом сегодня многие говорили, Иран, который уже решил вопросы, связанные с санкциями по линии СБ ООН, и теперь полностью соответствует критериям членства в ШОС. Рассчитываем, что в Астане в июне главы государств смогут рассмотреть вопрос о том, чтобы запустить процедуру подключения Ирана в качестве полноправного члена.

Из других проектов документов, которые мы рассмотрели, выделю проект Конвенции по противодействию экстремизму. Это очень важный и новаторский документ, который впервые в международно-правовом ключе формулирует задачи по противодействию экстремистской идеологии, экстремизму как явлению, подрывающему стабильность государств. Рассчитываем, что эта Конвенция также будет одобрена главами наших стран.

Уже второй год идет работа над антинаркотической стратегией ШОС. Сегодня договорились придать импульс профильным ведомствам наших стран, чтобы завершить работу над программой и действиями по ее реализации к саммиту в Астане.

Еще одна Конвенция посвящена сотрудничеству в области охраны окружающей среды, что также немаловажно. В России, как вам известно, этому  вопросу уделяется повышенное внимание. Также действуют наши партнеры по ШОС.

Наконец будет подписано Межправительственное соглашение о функционировании Университета ШОС, который объединяет 80 вузов стран, входящих в Организацию.  

Из международных проблем обсуждали, конечно, сирийский кризис. Он никого не может оставлять равнодушным, учитывая, какая большая геополитическая возня затевается вокруг него, особенно в связи с последними голословными обвинениями Правительства САР в применении химического оружия и отказом наших западных коллег обеспечить направление инспекторов на местность, чтобы они своими глазами увидели то, что там произошло и собрали пробы.

По Сирии мы рассказали о том, как это тема обсуждалась в ходе визита в Российскую Федерацию Государственного секретаря США Р.Тиллерсона, а также в ходе состоявшейся 14 апреля встречи в Москве министров иностранных дел России, Ирана и Сирии. Все стороны подтвердили необходимость неукоснительного выполнения резолюции 2254 СБ ООН об исключительно мирном урегулировании сирийского кризиса на основе диалога с участием всех без исключения сирийцев, которые сами должны определять судьбу своей страны.

Все наши партнеры по ШОС также четко подтвердили необходимость выполнения решений СБ ООН, которые одобрили Минские договоренности по урегулированию украинского кризиса.

Это основные итоги. По-моему, был очень хороший, полезный, деловой и  конкретный разговор.         

Вопрос: Вы обсуждали сирийскую повестку. Кто из оппозиционных сил Сирии, по мнению России как одного из гарантов перемирия в стране, более привержен выполнению взятых на себя обязательств – вооруженная сирийская оппозиции или «Высший комитет по переговорам»? В чем Вам видится главная загвоздка на пути этих переговоров?

С.В.Лавров: Безусловно, действия США и западных союзников, заблокировавших направление инспекторов для установления истины на место инцидента с применением химических веществ очень тревожны, поскольку, как я уже говорил, за ними скрывается попытка найти предлог для невыполнения резолюции СБ ООН о политическом урегулировании и переключения внимания мирового сообщества на создание предлогов и предпосылок взятия курса на смену режима. Подавляющее большинство стран-членов ООН с этим не согласны. Полагаю, что не согласны с этим и те, кто активно поддерживает «астанинскую площадку», которую, как вы знаете, организовали Россия и Турция при участии Ирана. Три эти страны выступают гарантами договоренности о прекращении огня, которая была подписана между Правительством САР и вооруженными отрядами оппозиции. Сейчас мы добиваемся, чтобы круг участников соглашения о прекращении огня расширился за счет новых группировок вооруженной оппозиции. Параллельно все осложняется тем, что идет обратный процесс, когда те, кто поддерживают террористическую организацию «Джабхат ан-Нусра» пытаются вовлечь в ее ряды дополнительные вооруженные отряды, тем самым оторвав их от «астанинского процесса».

Очень сложная ситуация «на земле», где много «игроков» с оружием в руках, прежде всего, сирийская армия и поддерживающие ее контингенты ВКС России, иранские контингенты, «Хезболла», которые по просьбе Правительства Сирии оказывают ему содействие в борьбе с терроризмом. Также есть и спецназ некоторых западных стран, турецкие ВС, представленные на сирийской территории, безусловно, есть и возглавляемая США коалиция. Если бы все эти силы можно было бы развернуть на борьбу с терроризмом – ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусрой» – позитивный результат был бы достигнут достаточно быстро. Тем временем, пока это сделать не удается, продолжаются распри среди вооруженной оппозиции, неоднозначно воспринимаются курды, с которыми мы и США сотрудничаем, а турецкие руководители считают это неправильным. Здесь очень много привнесенных факторов. Самое важное – видеть главное, заключающееся в том, что через процесс Астаны мы укрепляем режим прекращения огня, определяем критерии, которым должны соответствовать все, кто не хочет ассоциироваться с террористами, и разрабатываем вместе с Турцией и Ираном совместные механизмы, которые будут не только фиксировать нарушения договоренности о прекращении огня, но и будут в состоянии на них реагировать, воздействовать на нарушителей. Кроме того, по линии Астаны оформляется договоренность, которая позволит стабилизировать ситуацию в том плане, что т.н. «примирившиеся районы» будут объединяться в конструктивную группу населенных пунктов, которые тоже будут помогать избавляться от экстремистов на сирийской территории.

Мы не будем забывать о политическом процессе. Активно продвигаем необходимость скорейшего начала работы над конституцией. Вы упомянули т.н. «Высший комитет по переговорам» (ВКП), который этого делать не хочет и по-прежнему отказывается акцептовать то, что предлагала ООН на «женевской площадке», а именно начать работать над вопросами управления на данном этапе, разработки новой конституции, подготовки выборов и борьбы с терроризмом. Эти деятели из ВКП отказываются от чего бы то ни было, кроме обсуждения вопроса о свержении Б.Асада, что никак не предусмотрено и, более того, прямо запрещено резолюцией СБ ООН. Работа предстоит непростая, но те, кто напрямую влияет и финансирует ВКП, должны задуматься о том, что дальше идти на поводу у оппозиционеров, которые занимают деструктивную позицию, просто несолидно.

 

.

Комментарии и заявления официального представителя МИД

Комментарии и заявления официального представителя МИД

Выступления руководства МИД и представителей России

Выступления руководства МИД и представителей России

x
x
Дополнительные инструменты поиска

Последние добавленные

Последние добавленные