Публикатор

9.04.1912:40

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на открытии министерской сессии V Международного арктического форума «Арктика – территория диалога», Санкт-Петербург, 9 апреля 2019 года

734-09-04-2019

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемые дамы и господа,

Коллеги,

Рад приветствовать вас на министерской сессии Форума «Арктика – территория диалога». Символично, что это встреча проходит в Санкт-Петербурге – «северной столице» России, где накоплен богатый опыт для комплексного изучения арктического региона.

Сегодня Арктика переживает стремительные перемены. Налицо ряд факторов, я бы даже сказал катализаторов, предопределяющих необходимость углубления в регионе межгосударственного сотрудничества. Это, прежде всего, изменение климата, которое, с одной стороны, остается серьезным общим вызовом, а с другой – предоставляет новые возможности. Например, в деле расширения использования Северного морского пути для судоходства. Дополнительные перспективы для наращивания экономической деятельности связаны и с продолжающимся развитием технологий. А возрастающий глобальный спрос на углеводороды и морепродукцию способствует модернизации инфраструктуры и притоку инвестиций.

Россия, имеющая самую большую арктическую зону, неизменно рассматривает Арктику как территорию мира, конструктивного взаимодействия и добрососедства. Последовательно продвигаем позитивную, объединительную арктическую повестку дня во имя эффективного решения проблем, с которыми сталкивается наш регион, располагающий уникальной, но крайне уязвимой экологической системой. Его устойчивое развитие возможно только при ответственном и бережном подходе, при безусловном отказе от архаичных геополитических игр с «нулевой суммой».

Убеждены, что в Арктике нет конфликтного потенциала и все возникающие здесь вопросы могут и должны решаться политическим путем, за столом переговоров. Ни один из этих вопросов не требует военного решения.

В интересах укрепления доверия и взаимопонимания, предотвращения любых видов эскалации выступаем за восстановление полноформатного военно-политического диалога арктических государств. Эффективным механизмом поддержания региональной стабильности были ежегодные встречи начальников Генеральных штабов вооруженных сил государств-членов Арктического совета. К сожалению, с 2014 г. практика их проведения заморожена. В целях возобновления совместной работы предлагаем в качестве первого шага наладить контакты на уровне военных экспертов арктических государств.

Арктический совет остается ключевой площадкой для деполитизированного взаимодействия, ориентированного на достижение конкретных практических результатов. Положительно оцениваем результаты завершающегося двухлетнего председательства Финляндии в этой Организации. Повестка финских соседей была действительно прагматичной, направленной на решение общих для всех государств региона вопросов.

Уже через месяц на мостик «арктического корабля» встанет новый капитан – Исландия. Уверен, что исландские партнеры смогут успешно справиться с этой ответственной миссией.

Мы поддерживаем программу исландского председательства, в которой особое ударение оправданно сделано на проблематике моря. Россия – страна с береговой линией в 40 тыс. км, более половины которой приходится на Арктику, несет ответственность за находящийся под ее суверенитетом Северный морской путь. С учетом этих обстоятельств нам особо импонируют планы исландского председательства в таких сферах, как   «зеленое» судоходство, борьба с морским мусором, включая микропластик, а также борьба с закислением океана.

В контексте развития в Арктике морской деятельности, судоходства, в том числе круизного туризма, особую важность приобретают задачи укрепления потенциала оперативного реагирования на возможные чрезвычайные ситуации.

В русле усилий по адаптации и повышению устойчивости арктического региона к глобальным климатическим изменениям отмечаем важность Парижского климатического соглашения.

Уверены, что схожесть приоритетов Исландии и России будет способствовать обеспечению преемственности общеарктической повестки при переходе председательства в Арктическом совете к нашей стране в 2021 г.

Арктика – это, прежде всего, люди, включая малые коренные народы Севера. В период российского председательства будем максимально содействовать обеспечению их интересов при выстраивании программ комплексного, сбалансированного развития нашего общего региона в трех измерениях – экономическом, социальном и экологическом.

Чуть меньше месяца остается до Министерской встречи Арктического совета в финском Рованиеми. В преддверии этого важного события рассчитываем на конструктивное согласование старшими должностными лицами наших стран первого в истории Организации документа перспективного планирования – Стратегического плана, а также Министерской декларации, которые должны определить рамки нашей коллективной работы на ближайшую и среднесрочную перспективу, в том числе и на период российского председательства.

Уважаемые коллеги,

Ничто так не укрепляет доверие между государствами, как сотрудничество в решении общих задач. Выступаем за то, чтобы добрососедство и взаимовыгодное партнерство оставались безусловным приоритетом в деятельности Арктического совета.

Россия готова к наращиванию совместных усилий с партнерами по этой Организации на принципах международного права, уважения и учета интересов друг друга в самых разных областях – от проведения научных исследований и реализации природоохранных проектов до использования Северного морского пути. Рассчитываем, что вклад в наше общее арктическое дело внесет и сегодняшний Форум.

Вопрос: Арктические страны по правилам ООН имеют право на собственную прибрежную Арктику, но также могут заявить свои права на арктический шельф, а при желании – до Северного полюса. Но Северный полюс один, а стран много, при том, что заявки пересекаются. Как сделать так, чтобы страны не «переругались» из-за Северного полюса?

С.В.Лавров: Я хотел бы внести ясность в определение. Приарктических стран всего пять – Россия, Дания, Канада, Норвегия и США. Изначально эта пятерка в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года имеет права на континентальный шельф Северного Ледовитого океана в пределах 200 морских миль. Что касается расширенного шельфа, т.е. шельфа за пределами упомянутых 200 миль, то есть специальная методология и процедура. Работает Комиссия ООН по границам континентального шельфа. Россия одна из первых подала заявку в эту Комиссию в 2001 году. Она была рассмотрена позитивно. С тех пор эта работа продолжалась, мы отвечали на вопросы, которые возникали у членов Комиссии. На сегодняшний момент мы получили положительные рекомендации Комиссии в отношении Охотского, Баренцева и Берингова морей. Рассчитываем и на успешное завершение рассмотрения нашей заявки по наиболее сложной части, имею в виду Северный Ледовитый океан. Есть пересекающиеся заявки на эту часть Мирового океана. В частности, Россия и Дания внесли заявки, которые в известных географических параметрах конкурируют между собой. Канада еще не внесла свою заявку, но не исключено, что и канадская заявка будет «перехлестывать» определенные территории, обозначенные российской и датской сторонами.

У нас с Данией налажены очень хорошие контакты на экспертном уровне и по линии министерств иностранных дел, как и предусмотрено Конвенцией по морскому праву. Все возможные «перехлесты» будут решаться путем переговоров. Пока мы ожидаем рекомендаций, которые будет выносить Комиссия.

Что касается Северного полюса, то это - символическая точка. Уверен, мы должны искать такие решения, которые будут способствовать не конфликтам, а взаимодействию в этом регионе.

Вопрос: Будут ли страны арктического «клуба» совместно развивать открывающиеся новые пути и месторождения внутри российских границ, или Россия предпочла бы самостоятельно заниматься своими арктическими проектами?

С.В.Лавров: Наша позиция по Арктике предполагает самое тесное взаимодействие с иностранными партнерами, и такие примеры уже есть. В наших арктических широтах работают партнеры из КНР и Европы. Хочу еще раз подчеркнуть, что в целом мы выступаем за то, чтобы развивать Арктику через сотрудничество. Это касается и использования Северного морского пути, за который мы отвечаем, но хотим развивать и использовать коллективно.

Вопрос: Зачем тогда делить прибыль?

С.В.Лавров: Здесь есть плюсы. Мы не «собака на сене» и не пытаемся оставить все только себе. Мы хотим, чтобы сотрудничество, которое предполагает использование современных технологий, которые есть у наших партнеров, было по-настоящему деловым. Я вас уверяю, что, когда бизнесмены нескольких стран собираются вместе и договариваются о чем-то, то каждый из них видит в этом выгоду. Взаимовыгодность – традиционная вещь, которую Россия всегда исповедовала.

Вопрос: Мне кажется, что в данный момент Арктический совет – это пример дипломатии из сказки. Все договариваются, слушают друг друга, обсуждают. Возможно это потому, что на сегодняшний день нечего делить. Сохранится ли такой «оазис дипломатии», когда на кону будут стоять миллиарды кубометров газа и новые торговые пути?

С.В.Лавров: Арктический совет имеет очень богатую и привлекательную культуру дипломатического диалога и культуру решения проблем через поиски взаимоприемлемых развязок. В своем вступительном слове я уже говорил, что мы не видим конфликтного потенциала в нашем общем регионе. Весь опыт существования Арктического совета подтверждает, что любые вопросы могут решаться путем политического и дипломатического диалога на основе консенсуса. У меня нет сомнений, что все остальные участники арктической «восьмерки» подходят к нашим отношениям именно с таких же позиций.

Вопрос: Вы упомянули Северный морской путь вдоль российского арктического берега. США настаивают на том, чтобы он был интернационализирован для прохождения судов (не должно быть ограничений, разрешений и т.д.). Россия считает, что контроль над этим путем должен быть у нее, т.к. он проходит по ее территориальным водам. Подобный спор может возникнуть и с канадским Северно-Западным путем. Существующие правила игры могут быть истолкованы совершенно по-разному. Нужно ли вырабатывать общие для всех решения?

С.В.Лавров: Не берусь давать характеристику действиям США, которые, действительно, считают, что они одни могут «заказывать музыку» и создавать свои собственные правила. Это - отдельная тема, но она, к сожалению, существует. Ее приходится иметь в виду, когда мы обсуждаем те или иные вопросы.

Северный морской путь – это наша национальная транспортная артерия, и это – очевидная вещь. Входящие в Северный морской путь водные пространства имеют разный статус: есть внутреннее море, есть территориальные воды и есть исключительные экономические зоны Российской Федерации. Международное право предоставляет прибрежным государствам существенные права по регулированию судоходства в таких морских пространствах. В частности, особые права предусмотрены в отношении районов, покрытых льдом, в пределах исключительной экономической зоны. Также в акватории Северного морского пути действуют соответствующие правила плавания, которые утверждаются Министерством транспорта Российской Федерации и Правительством России. На протяжении многих лет все государства, которые пользуются Северным морским путем (а в прошлом году им воспользовались суда более, чем 20 государств), соблюдают эти правила. Кстати, правила едины как для российских, так и для иностранных судов. Никакого отличия нет. Предусматривается лоцманская и ледовая проводка судов. Главное, что мы берем на себя ответственность за обеспечение безопасности и максимально бережного отношения к очень хрупкой экосистеме этого региона. Без ложной скромности можно сказать, что у России имеется уникальный опыт обеспечения правильной работы и деятельности в высоких широтах, и мы готовы обеспечивать поддержку всем судам, которые проходят по Северному морскому пути. Мы развиваем портовую инфраструктуру, навигационные и гидрографические возможности этой транспортной артерии, а также возможности поиска и спасания.

По сути дела, правила плавания по акватории Северного морского пути – то же самое, что и правила дорожного движения. Вы приезжаете в какую-то страну, пользуетесь этими правилами и обязаны их соблюдать. Не потому, что кто-то хочет что-то навязать, а потому, что иначе будет небезопасно проходить по этому все более популярному для многих стран маршруту.

Надеюсь, что мы и дальше будем взаимодействовать по использованию Северного морского пути, обеспечивая оптимальное сочетание экономической целесообразности и экологической безопасности. Регулирование, которое сейчас применяется, доказало свою эффективность. Не слышал ни от кого жалоб на то, как эти правила реализуются на практике.

Вопрос: Россия может быть довольно жесткой в каких-то вопросах. Но когда речь идет об арктической дипломатии, то уже на протяжении десятилетий это – образец достижения консенсуса и доброжелательного отношения к своим коллегам. При этом американские коллеги постоянно высказывают озабоченность российской военной активностью в регионе. Например, Министр ВМС США Р.Спенсер заявил, что американский флот обязательно будет наращивать свое присутствие в Арктике. Как в этих обстоятельствах можно сгладить напряжение?

С.В.Лавров: Мы не занимаемся ничем, кроме принятия необходимых мер для обеспечения безопасности своей страны. Все, что мы делаем в арктическом регионе, как и в любом другом регионе Российской Федерации нацелено именно и исключительно на это. Мы никому не угрожаем, а обеспечиваем необходимые оборонные возможности с учетом той военно-политической ситуации, которая складывается вокруг наших границ. Могу вас заверить, что мы всегда будем готовы защитить нашу безопасность, интересы и территориальную целостность.

Что касается заявлений о том, что мы якобы занимаемся милитаризацией Арктики, то на самом деле мы выступаем с ровно противоположных позиций. Я уже сказал, что не видим здесь ни одного вопроса, который требует военного решения, ни одной темы, которая требует внимания со стороны НАТО, а такие идеи периодически высказываются. Не думаю, что они служат делу, в том смысле, что Арктический совет, как Вы и сказали, - группа стран, которые выработали очень важную и редкую в наших современных условиях культуру компромисса. Мы будем отстаивать эту культуру. Я не слышал от участников Арктического совета идей, которые нарушали бы ее. Надеюсь, что мы будем так действовать и впредь.

Вопрос: На сегодняшний день Россия осваивает Арктику с большим рвением, затрачивая больше средств, чем остальные страны Арктического совета. С изменением климата остальные участники тоже активно включатся в этот процесс. Хватит ли у нашей страны ресурсов, чтобы остаться лидером в этом регионе, или Россия не ставит такую задачу перед собой?

С.В.Лавров: У нас, действительно, самая большая арктическая зона. В последнее время мы в разы увеличили деятельность по ее развитию, обеспечению безопасности и учету интересов малых коренных народов Севера. Не думаю, что мы должны стесняться сотрудничать с другими странами. Я уже подчеркивал, что мы хотим сообща развивать Север при уважении суверенитета, территориальной целостности и интересов друг друга. У нас гораздо больше общего, нежели того, что нас разъединяет.

Отвечая на предыдущий вопрос, мы говорили про потуги милитаризации Арктики, и нас это тревожит. Очень надеюсь, что в подходах арктических стран к нашим отношениям доминировать будут не военные учения, типа недавно состоявшихся «Трайдент Джанкче 2018» (Trident Juncture 2018), которые были предельно агрессивны по своей антироссийской заряженности, а будет преобладать тот дух, который сложился в Арктическом совете. Конечно, чувствуется, что некоторые входящие в Североатлантический альянс страны хотели бы развеять этот дух и вместо него навязать милитаристский. Убежден, что наши северные соседи понимают опасность и контрпродуктивность таких подходов и не позволят им возобладать.

***

Хотел бы поблагодарить всех, кто принял приглашение прийти на этот «круглый стол». По-моему, это был очень полезный обмен мнениями.

Мы подтвердили, что Арктика – это, во-первых, территория мира и диалога. Здесь может быть очень много перспективных направлений сотрудничества с участием прежде всего прибрежных стран. Как мы подтвердили сегодня, – и мои коллеги из Норвегии и Дании сказали о том же самом – эта территория открыта для сотрудничества на основе принципов международного права, при уважении национального законодательства прибрежных государств. Я вижу здесь очень хорошую перспективу.

В ближайший месяц мы будем готовиться к очередной Министерской встрече Арктического совета в финском городе Рованиеми. Готовятся очень важные документы, включая Арктическую стратегию до 2025 г. Надеюсь, что в ней будет отражено все, о чем мы сегодня говорим. Согласование идет непросто. В частности, наши американские коллеги не хотят даже упоминать в этой Стратегии Парижское соглашение по климату, Цели в области устойчивого развития ООН до 2030 г. Все остальные убеждены, что без этого Стратегия, конечно, обеднеет. Так что работа предстоит достаточно серьезная. Надеюсь, что дух коллективизма возобладает.

Спасибо!

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска