Публикатор

27.11.1817:23

Выступление и ответ на вопрос СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам переговоров с Министром Европы и иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дрианом, Париж, 27 ноября 2018 года

2284-27-11-2018

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень хорошие переговоры. Только что Министр Европы и иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дриан подробно рассказал о том, какие темы мы обсуждали. Хотел бы также добавить несколько слов. 

Подтвержу, что мы рассматриваем Францию как нашего традиционного международного партнера. Наши двусторонние отношения развиваются с учетом тех договоренностей, которые были достигнуты на высшем уровне. Президенты встречаются часто. Как сказал мой коллега, Президент Франции Э.Макрон трижды был в Российской Федерации (в мае и июле (дважды) в связи с посещением ЧМ по футболу). 11 ноября Президент России В.В.Путин принял участие в торжественных мероприятиях в Париже, посвященных столетней годовщине окончания Первой мировой войны.

Хотел бы отметить, что у нас позитивные тенденции в сфере экономического сотрудничества. Товарооборот растет. По итогам нынешнего года его прирост может составить около 20%. Уже в середине декабря в Париже состоится очередное заседание Российско-Французского Совета по экономическим, финансовым, промышленным и торговым вопросам (СИФИК) – под председательством Министра экономического развития России М.С.Орешкина и Министра экономики и финансов Франции Б.Ле Мэра.

Как только что прозвучало, мы очень довольны тем, как у нас развивается сотрудничество в культурно-гуманитарной сфере. Успешно реализуется программа «перекрестных годов» русского и французского языков и литературы, объявленных на текущий и будущий годы. Особое внимание уделяем продвижению такого совместного начинания наших президентов, как российско-французский форум гражданских обществ «Трианонский диалог». После завершения переговоров мы с Ж.-И.Ле Дрианом примем участие во втором заседании его Координационного совета.

Поговорили о том, как складываются наши отношения в международных делах. Подчеркнули необходимость полной и последовательной реализации минского «Комплекса мер» по урегулированию на Востоке Украины. Российская Федерация очень озабочена нарушениями украинскими властями языковых, образовательных и религиозных прав и свобод, особенно, языковых и образовательных прав национальных меньшинств. Рассчитываем, что наши подробные обращения в ЕС, Совет Европы и ОБСЕ с изложением конкретных фактов ущемления национальных меньшинств на Украине со стороны нынешних властей в Киеве, будут не просто услышаны. Страны, которые имеют влияние на киевские власти, должны заставить их выполнять взятые на себя международные обязательства.      

Довольны тем, как вчера в Берлине прошла встреча политдиректоров «нормандского формата». К сожалению, несмотря на полезный разговор, в очередной раз не удалось принять формальные решения относительно тех договоренностей, которые достигли наши лидеры еще в 2015 г. на саммите в «нормандском формате» в Париже, где была выработана компромиссная формула взаимосвязи между проведением выборов в Донбассе и предоставлением этой территории особого статуса в полном соответствии с Минскими договоренностями. К сожалению, эту формулу придется вновь обсуждать, потому что представители украинского руководства не были готовы к ее принятию на данном этапе. В декабре предстоит новая встреча экспертов. Второй вопрос, который решали лично лидеры «нормандской четвертки» и который сейчас полностью саботируется украинскими властями, – разведение сил и средств в станице Луганской, где этого не может произойти уже два года с тех пор, как соответствующая договоренность была достигнута в Берлине президентами России, Украины, Франции и Канцлером Германии.

Мы ответили на вопросы наших французских коллег относительно инцидента, который произошел в Черном море. Почему-то Евросоюз в своих заявлениях упоминает Азовское море. Видимо, там не очень внимательно следят за этим вопросом в целом и ориентируются на некие комментарии, не опирающиеся на факты. Подчеркнули, что инцидент был сознательно спровоцирован. Два сотрудника службы безопасности Украины, находившиеся на этих плавсредствах, уже дают показания, которые доступны СМИ. Всем, по-моему, должно быть предельно ясно, как и почему это произошло. Украинские суда могли бы использовать тот опыт, который у них уже есть. Когда в сентябре этого года запросили разрешение, уведомили о своем проходе из Черного моря в Азовское море, им были предоставлены услуги лоцмана, и все прошло «без сучка и задоринки». Оценок того, почему сейчас они пошли по другому пути, звучит много. Все те, кто понимает, о чём идёт речь и как развивается внутриполитическая ситуация на Украине, могут делать свои выводы. 

Очень полезно поговорили относительно ситуации на Ближнем Востоке и Севере Африки, в том числе в отношении необходимости скорейшего политического урегулирования в Сирии на основе резолюции 2254 Совета Безопасности ООН. Россия вместе с другими странами-гарантами Астанинского процесса активно работает над завершением формирования Конституционного комитета – в русле договорённостей, которые были достигнуты в январе этого года на Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи. Мы заинтересованы в развитии тех контактов, которые состоялись на высшем уровне в Стамбуле 27 октября, когда встретились президенты Турции, Франции, России и Канцлер Германии, где обсуждалась наша общая заинтересованность в практическом продвижении к достижению целей, поставленных в резолюции 2254 СБ ООН. Мы подтвердили нашим французским коллегам готовность продолжать практику совместных гуманитарных поставок сирийцам.

Затронули ситуацию вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию иранской ядерной программы. У нас здесь позиция единая: мы за то, чтобы все оставшиеся участники этого Плана, включая Иран, «евротройку», Россию и Китай, сохраняли свои обязательства по этому важнейшему документу и выработали меры, которые не позволят похоронить его из-за одностороннего выхода США и их угроз тем странам, которые будут продолжать экономические связи с Ираном.

Говорили о ситуации в Ливии, Йемене, палестино-израильском урегулировании. У нас здесь достаточно совпадающие подходы.

Условились продолжать взаимодействие и по африканской тематике, в том числе по ситуации в ЦАР, где совсем недавно был продлён мандат миссии ООН по стабилизации этой страны, и по другим вопросам, которые стоят на повестке дня СБ ООН.

Мы привлекли внимание к тревожной тенденции, которая проявляется на международной арене, в частности в ОЗХО, где в грубое и прямое нарушении Конвенции о запрещении химического оружия Технический секретариат этой организации наделяется функциями определения виновных. Это является прямым вторжением в прерогативы в СБ ООН. Не думаю, что члены Совета Безопасности, особенно постоянные, заинтересованы в том, чтобы такая тенденция «обретала плоть».

Особое внимание уделили ситуации в Евроатлантике, включая отношения России с ЕС и НАТО. И те, и другие отношения находятся в стадии заморозки. Мы подтвердили нашу заинтересованность в том, чтобы возобновить контакты в полном объёме, особенно по линии военных. Мне показалось, что французские коллеги разделяют такие подходы.

Мы говорили о подготовке к СМИД ОБСЕ в Милане, на рассмотрение которого выносится целый ряд важных инициатив, в том числе российские инициативы по борьбе с терроризмом, наркотрафиком, по вопросам обеспечения языковых и образовательных прав национальных меньшинств и подтверждению принятых ранее в ОБСЕ обязательств по обеспечению беспрепятственного доступа к информации со стороны журналистов и общественности.

По Евроатлантике мы подтвердили тот интерес, который обозначил Президент России В.В.Путин в отношении обсуждаемых в Европе идей и нового подхода к формированию архитектуры безопасности, в том числе тех, которые были высказаны Президентом Франции Э.Макроном. Обсуждаются также инициативы по созданию армии Евросоюза. Францией объявлена европейская инициатива по вмешательству. Всё это мы хотели бы обсуждать комплексно, исходя из объявленного французами и многими другими европейцами желания вырабатывать такую систему безопасности, которая будет строиться вместе с Российской Федерацией. Мы к этому готовы. Условились, что этот комплекс вопросов обсудят наши эксперты в межведомственном формате с тем, чтобы по итогам экспертных консультаций мы могли бы возобновить практику встреч министров иностранных дел и обороны в формате «2+2».

Я искренне признателен нашим французским хозяевам, особенно Министру Европы и иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дриану, за организацию нашей работы и очень тёплое традиционное французское гостеприимство.

Вопрос: Госсекретарь США М.Помпео призвал руководителей России и Украины начать прямые переговоры, чтобы урегулировать ситуацию вокруг Керченского пролива, а Германия предложила своё посредничество в этом вопросе. Как Москва относится к этим предложениям? Считает ли, что ситуация зашла так далеко, что нужна помощь посредника? Возможен ли сценарий разрыва дипотношений с Украиной, учитывая, что такие идеи то и дело озвучиваются официальными лицами этой страны?

Британский проект «Integrity Initiative» подтвердил, что часть его финансирования была предоставлена британским правительством. Какова реакция Москвы на эту информацию, учитывая антироссийскую направленность самого проекта?

С.В.Лавров: Что касается инцидента на входе в Керченский пролив из Черного моря, вчера ситуация обсуждалась в телефонном разговоре Президента России В.В.Путина и Канцлера ФРГ А.Меркель, состоявшемся по ее инициативе. Достигнуты определенные понимания, которые будут реализованы в ближайшее время. Я не вижу необходимости в каких-то посредниках. Думаю, это сугубо практический вопрос. Если украинская сторона, как и ее партнеры в Европе, заинтересована в том, чтобы подобных инцидентов больше не было, очевидно, необходимо послать очень сильный сигнал Киеву. И не нам это делать, а тем, кто поддерживает очень тесные контакты с украинскими властями, чтобы больше подобные провокации не допускались. В практическом плане, я думаю, на уровне местных пограничных властей двух стран вполне можно было бы обсудить какие-то не вполне понятные украинской стороне технические вопросы, если они есть. Хотя, как я уже сказал, они в сентябре прекрасно использовали имеющиеся процедуры.

Как вы знаете, мы вчера созывали СБ ООН. Украина тоже высказалась за проведение такого заседания. Я считаю, что было бы полезно, чтобы все послушали правду о произошедшем. Но основное, повторю, зависит не от СБ ООН, ОБСЕ и других организаций, а от того, готовы ли спонсоры украинского руководства поставить ему на вид и жестко предупредить о недопустимости такой игры с огнем.

Что касается проекта «Integrity Initiative», если материал, попавший в публичное пространство, соответствует действительности (если это так, я в этом не уверен, но так говорят многие, кто профессионально ознакомился с документом), то речь идет о дезинформации против России на территории суверенных государств на деньги британского правительства. Если это правда, то от такого вывода никуда не уйти. Единственная задача данной «структуры», как можно понять из комментариев, это очернение Российской Федерации в глазах общественности зарубежных стран.

В целом с тревогой наблюдаем за рядом инициатив, которые не скрытно, а публично реализуются на Западе, в том числе в Европе. Например, генерируются известной структурой  «Репортеры без границ», идеи которой заключаются в том, чтобы вырабатывать некие индикаторы доверия в журналистике, «белые списки» и т.д. То, что многие правительства в Европе начинают поддерживать такие подходы, наводит на очень неприятные мысли о том, что мы имеем дело с разновидностью политической цензуры. Конечно, мы бы не хотели, чтобы предпринимались попытки модерировать глобальный информационный контент сквозь призму политических критериев и политических подходов, причем односторонних.

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска