Публикатор

5.04.1816:03

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Членом Государственного Совета, Министром иностранных дел КНР Ван И, Москва, 5 апреля 2018 года

649-05-04-2018

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемые дамы и господа,

Переговоры с Членом Государственного Совета, Министром иностранных дел КНР Ван И прошли в дружественной и доверительной атмосфере и были весьма содержательными. Пользуясь случаем, хотел бы еще раз поздравить коллегу с назначением на ответственный пост Члена Государственного Совета Китайской Народной Республики.

Мы констатировали беспрецедентно высокий уровень российско-китайского всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. Отметили, что мощный импульс сотрудничеству придает регулярный и насыщенный диалог между нашими лидерами. Обсудили график двусторонних политических контактов, прежде всего на высшем уровне. В частности, у глав наших государств будет возможность встречаться не только в России и Китае, но и «на полях» саммитов БРИКС, АТЭС, «Группы двадцати». На конец года запланирован визит в Российскую Федерацию Премьера Госсовета Ли Кэцяна для участия в 23-й встрече глав правительств. Этому мероприятию будет предшествовать заседание четырех профильных комиссий, которые вносят вклад в подготовку встреч глав правительств.   

Особое внимание уделили наиболее актуальным вопросам глобальной и региональной повестки дня. Мы едины в том, что в условиях продолжающегося формирования устойчивого полицентричного мироустройства наша внешнеполитическая координация играет все более важную стабилизирующую роль на международной арене. Условились наращивать сотрудничество на различных многосторонних площадках, в том числе в ООН, «Группе двадцати», БРИКС, ШОС, РИК, АТЭС, а также в рамках механизма Восточноазиатских саммитов.

Высказались за то, чтобы продвигать инициативу формирования в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) внеблоковой, равной и неделимой архитектуры безопасности для всех стран этого обширного региона.

Подробно обменялись мнениями о ситуации вокруг Корейского полуострова. Подчеркнули важность недопущения здесь вооруженного конфликта. Отметили безальтернативность политико-дипломатического урегулирования. Договорились продолжать продвигать подходы, зафиксированные в принятой в июле прошлого года российско-китайской «дорожной карте». С удовлетворением констатировали, что целый ряд ее положений уже продемонстрировал свою востребованность, в частности, в том, что касается наших общих призывов ко всем сторонам проявлять взаимную сдержанность и подтвердить готовность к диалогу.  

Вопросы, связанные с дальнейшим развитием ШОС, были рассмотрены в контексте прошлогоднего расширения ее участников, китайского Председательства в Организации и предстоящего в июне саммита в Циньдао.

Перспективы запуска внутриафганского диалога и роли международного сообщества в этом процессе рассмотрели с учетом итогов недавней Международной конференции по Афганистану в Ташкенте. Наши взгляды на афганское урегулирование совпадают. Мы договорились продолжать координировать наши шаги на этом важном направлении.

Отметили совпадение подходов по сирийскому урегулированию. Мы со своей стороны подробно информировали наших китайских друзей о результатах состоявшегося вчера в Анкаре саммита тройки стран-гарантов «астанинского процесса» и о документах, принятых на данном мероприятии президентами России, Ирана и Турции.    

Мы, как и КНР, обеспокоены в связи со стремлением отдельных сил политизировать в антиправительственном русле деятельность на сирийском направлении в рамках ООН, ОЗХО. Мы считаем, что подобный подход может нанести серьезный урон усилиям по межсирийскому урегулированию на основе резолюции 2254 СБ ООН, в рамках тех переговоров, которые мы все хотим возобновить в Женеве, и приступить к созданию и функционированию Конституционного комитета.   

В фокусе нашего внимания была и реализация Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе. Исходим из того, что попытки пересмотреть условия этой договоренности не соответствуют положениям резолюции 2231 СБ ООН, которая была принята в июле 2015 г. и полностью одобрила достигнутую сделку. И, как я уже сказал, попытки ее пересмотреть способны лишь подорвать многолетние международные усилия на этом направлении.

Удовлетворены результатами переговоров, которые в очередной раз подтвердили обоюдный настрой на дальнейшее углубление и расширение разноплановых связей между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой.

Вопрос: Президент США Д.Трамп недавно заявил, что войскам его страны пора покинуть Сирию. Однако через день или несколько дней американское правительство сообщило, что Д.Трамп согласился продлить на небольшой срок пребывание американских войск в Сирии. В чём причины этого противоречия? Как Москва к этому относится?

С.В.Лавров: Мы знаем ровно то, что знаете Вы. Пользуемся той же информацией, которую Вы сейчас привели, задавая свой вопрос. Нам сложно это комментировать. Мы испытываем затруднения не только в понимании того, какие цели продвигаются и какие функции США выполняют в Сирии, но и в отношении целого ряда других важных вопросов международной повестки дня. У нас есть свои оценки, предположения, но мы предпочли бы иметь чёткое изложение тех задач, которые США решают в том или ином районе мира, особенно там, где пересекаются интересы многих ключевых государств, включая западные страны, Российскую Федерацию, КНР и, если говорить о Сирии, страны ближневосточного региона.

Отмечаем противоречивость в политике США на международной арене. Ни один из членов кабинета, отвечающий за внешние дела, если я правильно помню, даже год не проработал в своей должности. Такая смена поколений, наверное, тоже сказывается на практике объявления решений и том виде, в котором они впоследствии воплощаются в жизнь.

Хотели бы внести ясность. Для этого нужен регулярный диалог. По некоторым направлениям такой диалог спорадически происходит. Но пока результатов в том, что касается понимания друг друга, у нас маловато.

Отмечу, что по линии военных налажен т.н. «деконфликтинг», диалог во избежание непредвиденных инцидентов. Это работает, но Россия и США могли бы делать гораздо больше для решения проблемы окончательного искоренения терроризма в Сирии, обеспечения гуманитарных потребностей всего сирийского народа, а не только той его оппозиционной части, которую США сейчас поддерживают, вынашивая, судя по всему, планы создания некоего квазигосударства на сирийской территории. Они могли бы много сделать для запуска политического процесса без предварительных условий, как того требует резолюция Совета Безопасности ООН. Пока в позициях США и западных союзников мы видим предварительные условия. Они, по прежнему, считают, что «режим» Президента Сирийской Арабской Республики Б.Асада должен уйти. Повторю, всё это создаёт сложности в выполнении тех решений, за которые все мы единогласно выступали в СБ ООН.

От контактов мы не уходим, но стараемся получать ясность. Никакого другого рецепта, кроме диалога, не существует.

Вопрос: США развязали торговую войну против Китая, ужесточили санкции против России. Как Вы прокомментируете эти обстоятельства? Как можно отстаивать многосторонний миропорядок в таких условиях?

С.В.Лавров: Мы имеем дело с Администрацией Президента США Д.Трампа, которая предпринимает ревизионистские действия на мировой арене, ревизуя практически все ключевые договорённости последнего времени, которые были достигнуты международным сообществом и большинство которых было одобрено Советом Безопасности ООН. Это касается Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе, который уже не устраивает США (они требуют его ревизии). США также требуют ревизии Парижского соглашения по климату, правил Всемирной торговой организации и много другого. Сегодня, выступая на VII Московской конференции по международной безопасности, я говорил о том, что американцы требуют ревизии Минских договорённостей, которые были одобрены Советом безопасности ООН. Такой ревизионизм отражает стремление делать ещё больший упор на односторонность в мировых делах, нежели тот упор, который мы наблюдали в администрации бывшего Президента США Б.Обамы. Это не помогает взаимодействию и существенно подрывает, обесценивает роль дипломатии в современном мире. Выдвигается требование, и, как только стороны, которых затрагивает это требование, представляют свои подходы к обозначенному вопросу, без каких-либо серьёзных усилий провести переговоры тут же заявляется, что это саботаж и применяется угроза санкций. Это уже не дипломатия, а попытка навязывать свои интересы в одностороннем порядке при полном игнорировании интересов других.

Случаются, конечно, ситуации, когда возникает надежда, что будет завязан диалог. Например, мы сегодня приветствовали и обсуждали проявленную заинтересованность США в проведении встречи «в верхах» с руководством КНДР. Дай Бог, чтобы эта встреча состоялась, но пока это все-таки еще планы.  Исключение в том, как США продвигают свои интересы на международной арене. Мы, в России, всегда за то, чтобы любые вопросы, которые у кого-то к кому-то возникают, обсуждать между заинтересованными сторонами напрямую. Мы никогда не уходили от конкретного разговора  по всем тем обвинениям, которые бездоказательно выдвигались в наш адрес по поводу и  без повода: по вмешательству в выборы Президента США и по другим вмешательствам во внутреннюю жизнь западных государств и многому другому. От конкретного разговора уходили наши американские партнёры. Например, президенты России В.В.Путин и США Д.Трамп, когда они прошлым летом встречались в Гамбурге «на полях» саммита «Группы двадцати», договорились наладить профессиональный диалог по кибербезопасности. Американская бюрократия попыталась дезавуировать своего Президента, стала тормозить реализацию этой договоренности. Наконец, на прошлый месяц была все-таки назначена встреча экспертов по кибербезопасности. Вы, наверное, слышали, что наша межведомственная делегация прилетела в Женеву и, выйдя из самолета, узнала, что американская делегация решила не проводить это согласованное мероприятие.

Совсем недавно наши американские партнеры отменили и встречу по рассмотрению перспектив культурно-гуманитарного сотрудничества между нашими странами. В такой ситуации, когда от любого диалога, даже самого невинного (что может быть более объединяющим, чем культура?) отворачиваются и требуют в качестве предварительного условия выполнить некие абсолютно оторванные от реальности и сформулированные на голословных утверждениях задачи, мы не можем ничего противопоставить, кроме как подтверждение того, что мы готовы разговаривать и отвечать на любые вопросы при понимании, что и вопросы, которые возникают у нас, в частности, в сфере стратегической стабильности, тоже будут предметом откровенного, честного диалога и не будут использоваться для передергивания реальных фактов и игры на внутриполитическую публику.

Односторонность всегда плоха, но когда она становится не просто лозунгом, который используется от случая к случаю, а когда это уже способ всей внешнеполитической деятельности, это плохо. Здесь у нас с КНР единые позиции. Мы всегда выступаем за диалог, за то, чтобы договариваться. Китай и Россия неоднократно на практике проявляли готовность к разумным компромиссам, опирающимся на баланс интересов всех заинтересованных сторон.

Вопрос: ОЗХО проводит анализ образцов, взятых с места инцидента в Солсбери. Результаты будут обнародованы на следующей неделе. Какими бы они ни были, ждет ли Москва эти результаты?

С.В.Лавров: Мы уже не раз говорили, что примем результаты любого расследования, в котором мы будем принимать равноправное участие и которое будет транспарентным, опираться на процедуры, зафиксированные в КЗХО, которое не будет секретным, как сейчас наши британские коллеги пытаются поступать в отношении своего расследования т.н. «инцидента Солсбери» или «дела С.Скрипаля».

Мы неоднократно, по-моему, с 12 марта, больше 10 раз официально, нотами просили допустить нас к этому расследованию, в том числе к пробам, которые были взяты, ко всем тем фактам, которые позволили Соединенному Королевству выступить с безаппеляционным утверждением задолго до того, как собственное британское расследование этого инцидента было завершено. Нам категорически отказывали.

Вопросы, которые мы передали британским коллегам, а также в ОЗХО, которые были совершенно профессиональны, остаются без внятного ответа. Взамен от нас британские власти требуют ответить на их изначальные вопросы, которые были сформулированы, по-моему, 12 марта. Но эти вопросы сводятся к очень простенькой формуле: мол, Лондон уже определил, что это т.н. вещество «Новичок», что он был произведен в России, они знают, что это мы. Ответить нужно на вопросы, откуда этот «Новичок» у нас и как отравили Скрипалей –  по приказу руководства России или из-за того, что российское руководство утратило контроль над запасами химических веществ и они оказались в руках каких-то плохих людей, которые совершили это преступление. Очень трудно реагировать на подобного рода агитку, пропаганду. В отличие от этого несерьезного подхода, вопросы которые мы сформулировали в адрес Великобритании и Франции, которая вдруг каким-то образом оказалась приглашенной к этому расследованию, непонятно, на основе каких правил, а также вопросы, которые мы сформулировали в адрес самой ОЗХО, предельно профессиональны и конкретны. Мы рассчитываем, что ответы на них все-таки будут даны.

Что касается функции самой ОЗХО, то она компетентна в соответствии со своими уставными документами, сформулировать химический состав вещества, которое было взято на анализ. Нас заверяют, что пробы были взяты с соблюдением всех правил и процедур, что они не подвергались никакому воздействию по пути в сертифицированную лабораторию. Мы в это верим, но не можем заранее поддерживать результаты расследования, в котором не участвуем и которое держится в секрете. Даже наше предложение сформировать российско-британскую рабочую группу с участием других заинтересованных стран, с участием Секретариата ОЗХО отвергается нашими западными коллегами. Лондон уже заявил, что результаты анализов, которые проводит ОЗХО, не будут предоставлены России, а стало быть, они вообще никому не будут предоставлены, кроме самих англичан, которые заказали это расследование.

Мы вчера подробно говорили об этом на специально нами созванном мероприятии Исполнительного совета ОЗХО, где мы ознакомили с нашим видением, с нашими оценками ситуации всех членов Исполнительного совета. Опять же призвали британскую сторону отказаться от бездоказательных заявлений. Предложили, как я уже сказал, создать совместный, транспарентный и полностью опирающийся на Конвенцию механизм расследования. К сожалению, наши западные коллеги заблокировали принятие этого решения, которое было внесено соавторами, среди которых был и представитель КНР. У нас общая позиция, что такого рода инциденты не могут быть предметом спекуляций и провокаций, что они должны расследоваться транспарентно и по-честному. Верить на слово мы перестали давно, в том числе нашим западным коллегам (не буду даже упоминать иракский кризис 2003 г., когда нас призывали верить на слово). Очень много других ситуаций было, когда нас, по большому счету, вводили в заблуждение. Это очень мягко, дипломатично говоря.

Западные страны заблокировали принятие соответствующего решения, которое помогло бы обеспечить честное расследование. Но отмечу, что в два раза больше стран не поддержали позицию Запада, либо выступив за наш проект решения, либо воздержавшись от голосования. Поэтому горделиво и кичливо заявлять, что подавляющее большинство мирового сообщества отказалось от  российских предложений - это в очередной раз выдавать желаемое за действительное, в очередной раз вводить в заблуждение всех тех, кто заинтересован в установлении истины в отношении того, кто же виноват в инциденте в Солсбери.

Будем продолжать эту работу. Сегодня СБ ООН по нашей инициативе рассмотрит эту ситуацию. Мы действительно считаем, что она создает угрозу международному миру и безопасности не только потому что, судя по всему, было использовано оружие массового уничтожения (хотя тот факт, что полицейский давно выздоровел, Ю.Скрипаль пошла на поправку и С.Скрипаль, судя по всему, жив, делает необходимым понять, что же это было за оружие массового уничтожения, которое так массово никого не смогло уничтожить, но это отдельная тема), но даже если ответ будет дан удовлетворительный, который объяснит, почему такое мощное боевое отравляющее вещество не достигло цели, все равно проблема угрозы миру и безопасности сохраняется. Те действия, которые под предлогом инцидента в Солсбери, стали предпринимать, в первую очередь, англосаксы и те, кому они «выкрутили руки», действительно подрывают стабильность, прежде всего, в Евроатлантике, но и в более широком плане, и тем самым создают проблемы для международного мира и безопасности. Если посмотреть на действия по накачиванию военных «мускулов», в том числе в Европе на наших границах, которые сейчас планируют дополнительно предпринять в ответ на этот инцидент, то есть прямая связь с угрозой миру и безопасности.

СБ ООН должен рассмотреть всесторонне эту проблему, надеюсь, объективно. Но надуманность всей этой истории подтверждается многими фактами. Приведу только один. Далеко не все страны, которые были вынуждены голосовать против нашего проекта решения под воздействием США и Великобритании вчера в Гааге, успели «натренировать», что нужно говорить. Некоторые из стран, поддержавших западную позицию и  заблокировавших наш проект решения, в своих выступлениях достаточно эмоционально призывали  Россию присоединиться к расследованию, которое проводит Великобритания. Такой интересный фактик: ровно этого мы требуем от Великобритании, а она категорически сопротивляется. На будущее, надо более конкретно работать с теми, на кого рассчитывают власти в Лондоне в плане продвижения своих мистификаций, чтобы коллеги не заблуждались.

Безусловно, мы обратили внимание на заявление, которое сделал Генеральный директор лаборатории в Портон-Дауне Г.Эйткенхед о том, что никаких выводов относительно того, где было произведено вещество, лаборатория не сделала и не могла делать. Они определили химический состав вещества. Вопрос о том, имеется ли в этой лаборатории его аналог, который, судя по всему, и послужил маркером для определения того, что называется «Новичком», остается открытым. Вообще эта лаборатория вызывает некоторые вопросы с точки зрения того, как ее деятельность соотносится с выполнением обязательств по КЗХО. Тем не менее, честный профессионал, химик заявил, что Портон-Даун никогда не сертифицировал российское или чье бы то ни было еще происхождение этого вещества. После этого стали срочно менять формулировки на сайте британского Форин офиса, в которых говорилось, что Портон-Даун подтвердил российское происхождение. Не буду продолжать, это долгая история займет много времени. Мой короткий ответ вам – мы примем результаты любого расследования, которое будет честным, а не будет организовано по-жульнически.

 

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска