Публикатор

1.12.1614:13

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу по итогам пятого заседания российско-турецкой Совместной группы стратегического планирования, Турция, 1 декабря 2016 года

2222-01-12-2016

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемые дамы и господа,

Хотел бы начать с того, чем завершил мой коллега Министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу, выразить признательность губернатору провинции, мэру города за гостеприимство. Конечно, благодарность Министру иностранных дел Турции М.Чавушоглу за приглашение провести в Аланье пятое заседание российско-турецкой Совместной группы стратегического планирования, которая была создана лидерами двух стран и действует в рамках Совета сотрудничества высшего уровня.

Как сказал Министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу, оказавшись в Аланье, сразу ощущаешь гостеприимство здешних жителей, властей и понимаешь, почему многие россияне остались здесь для постоянного проживания. Когда я вчера прилетел, то в аэропорту видел несколько наших соотечественников, которые были очень рады, что именно Аланью выбрали в качестве места проведения нашего сегодняшнего мероприятия.

Мы, по-моему, очень полезно поговорили по самому широкому спектру вопросов. Особое внимание уделили острым международным проблемам, в частности ситуации в Сирии. Мы были едины в понимании того, что необходимо как можно скорее пресечь  террористические угрозы в этой стране, прекратить кровопролитие, перевести процесс урегулирования в политическое русло и обеспечить решение гуманитарных проблем, доставку помощи. Все это должно осуществляться в соответствии с теми решениями, которые были приняты ранее в рамках Международной группы поддержки Сирии (МГПС), членами которой являются Российская Федерация и Турция, и на основе резолюции 2254 СБ ООН, сформулировавшей комплексный подход ко всем аспектам сирийского кризиса в интересах его устойчивого и надежного урегулирования.

Мы также обменялись мнениями относительно положения дел в других частях региона Ближнего Востока и Севера Африки, включая Ливию, Ирак, Йемен. Во всех этих случаях наша общая позиция заключается в том, что необходимо обеспечивать инклюзивный характер политического процесса, диалог с участием всех политических этноконфессиональных сил каждой из этих стран, которые переживают очень тяжелые времена. Рассчитываем, что именно таких позиций будут придерживаться и другие международные игроки, которые имеют то или иное влияние на положение дел в перечисленных и других странах.

Обсудили, конечно же, проблематику кипрского урегулирования, включая содействие межобщинному диалогу, а также роль международного сообщества на переговорах и после того, как будет достигнуто, мы надеемся, скоро, соглашение сторон.

Обменялись оценками положения дел в Закавказье, в черноморском регионе, где мы имеем очень хорошие перспективы возобновления тесного сотрудничества. Поговорили о кризисе на Украине, а также о сотрудничестве в рамках ООН, ОБСЕ, других международных организаций.

Мы подтвердили нашу поддержку деятельности специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Украине. Отметили очень квалифицированное руководство этой миссии Э.Апаканом, который достойно представляет Турцию в рамках этого международного процесса.

Конечно же, подробно говорили о наших двусторонних отношениях.  С удовлетворением констатировали обоюдную заинтересованность в их поступательной нормализации в соответствии с договоренностями Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента Турецкой Республики Р.Т.Эрдогана. Рассмотрели ход подготовки предстоящих контактов в рамках очередного заседания Совета сотрудничества высшего уровня под сопредседательством президентов В.В.Путина и Р.Т.Эрдогана.

Мы, как сказал мой коллега Министр иностранных дел Турции М. М.Чавушоглу, подчеркнули важность продолжения наших усилий для преодоления негативных тенденций в торгово-экономической области, где товарооборот у нас пока снижается. Как договорились президенты, мы делаем упор на сферу энергетики. Затронули вопросы дальнейшего снятия ограничений на наши экономические связи. Исходим из того, что взаимодействие по всем этим вопросам будет расширяться в рамках  Смешанной Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству.

Со своей стороны отметили прогресс, достигнутый в реализации проекта «Турецкий поток», который, безусловно, отвечает интересам России,  Турции и европейских стран. Положительно оценили подготовительные работы по строительству в Турецкой Республике атомной электростанции на площадке «Аккую» силами российских специалистов. Наши друзья подтвердили, что этому проекту будет предоставлен официальный статус стратегической инвестиции. Намерены активнее использовать имеющийся потенциал сотрудничества в военно-технической сфере и в области оборонной промышленности.

Мы за то, чтобы возобновилась деятельность Форума общественности двух стран, начиная, может быть, со встречи его сопредседателей. 

Отметили возобновление туристического потока, который набирает темпы. Естественно, мы обратили внимание на то, что необходимо соблюдать рекомендации в сфере безопасности, которые были сформулированы нами на этапе подготовки к возобновлению туристических связей.  

Мы руководствуемся безопасностью наших граждан как в том, что касается расширения туризма, так и в том, что касается возвращения к упрощенному визовому режиму между нашими странами.

В целом еще раз хотел бы сказать, что мы провели очень полезные переговоры, и мы удовлетворены их результатами. Уверен, что они будут способствовать дальнейшему восстановлению наших полноформатных связей. Еще раз глубокая признательность Министру иностранных дел Турции М.Чавушоглу, властям провинции и города Аланья.

Вопрос (к обоим министрам): Как известно, Турция ранее заявляла, что ее военное присутствие на территории Сирии направлено на борьбу с ИГИЛ. По словам Президента Турции Р.Эрдогана, у Анкары, оказывается, иная цель - это свержение режима Б.Асада. Как Вы можете это прокомментировать? Турция ведь неоднократно говорила, что военного решения сирийского кризиса нет. На заявление Р.Эрдогана очень резко отреагировали в Москве, в том числе в МИД России. Сегодня об этом также говорил заместитель Министра иностранных дел России С.А.Рябков.

Прокомментируйте, пожалуйста, также реакцию западных стран на освобождение значительной части территории Восточного Алеппо. Что вы можете сказать о гуманитарной ситуации там?

С.В.Лавров (отвечает после М.Чавушоглу): Могу также подтвердить, что президенты России и Турции регулярно общаются. За последние несколько дней они, по-моему, трижды разговаривали по телефону, углубляя и конкретизируя договоренности, которые были достигнуты в ходе их личных встреч, в том числе в отношении сирийского урегулирования.

В ответ на вопросы журналистов мы уже дали оценку некоторым последним заявлениям. Но, еще раз подчеркну, в практической работе мы руководствуемся не чьими-то односторонними заявлениями, которых звучит немало, а теми договоренностями, которые были достигнуты президентами. Могу вас ответственно заверить, что эти договоренности выполняются по линии дипломатических, военных и специальных служб. Рассчитываю, что очень тесное сотрудничество России и Турции по сирийской проблеме поможет внести реальный вклад в выполнение тех решений, которые приняло международное сообщество.

По крайней мере политический процесс, о чем только что сказал Министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу, «топчется на месте». Наши коллеги из ООН, которым поручено проводить инклюзивные межсирийские переговоры, по каким-то причинам не могут это сделать. Мы не можем ждать бесконечно. Будущее Сирии должны определить сами сирийцы. Россия и Турция в практических делах всячески способствуют тому, чтобы создать для их инклюзивного диалога необходимые благоприятные условия, как это и записано в резолюции 2254 СБ ООН.

Что касается реакции западных коллег на освобождение Восточного Алеппо, то они, по-моему, как-то приутихли в последнее время. Я что-то не слышал в последние дни этой абсолютно необоснованной, оголтелой критики. Наверное, они поняли, осознали, что ситуация в Восточном Алеппо ничем не отличается от ситуации в иракском Мосуле. Сейчас Запад призывает гражданское население уйти из Мосула, поскольку  необходимо освободить этот город от террористов. Та же самая задача стоит перед сирийской армией при нашей поддержке в том, что касается освобождения Алеппо от террористов. Призывая гражданское население покинуть Мосул и дать возможность расправиться с бандитами, наши западные коллеги одновременно спрашивали нас, зачем  мы призываем мирных граждан уйти из Восточного Алеппо. То есть здесь налицо двойной стандарт. В том и в другом случае очевидно для всех непредвзятых наблюдателей, что террористы в иракском Мосуле и террористы в сирийском Алеппо используют гражданское население в качестве «живого щита».

Мы помогли сирийским властям преодолеть попытки террористов заблокировать выход мирных граждан из Восточного Алеппо и даже выход тех боевиков, которые были готовы уйти с позиций, на которых верховодит «Джабхат ан-Нусра». Уже много сотен граждан смогли оттуда выбраться, включая примерно 500 боевиков различных группировок, которые порвали с «Джабхат ан-Нусрой». Задача по отмежеванию умеренных оппозиционеров от «Джабхат ан-Нусры», которую американцы взялись выполнять и которую они провалили полностью, выполняется сейчас уже по факту. Думаю, что приглушенность этой критики в наш адрес отражает понимание нашими западными коллегами, что они проводили несостоятельную политику по этим направлениям.

Что касается гуманитарной ситуации в Восточном Алеппо, мы все дни и недели, в которые проводилась и продолжает проводиться операция по освобождению Восточного Алеппо от террористов, использовали любую возможность для того, чтобы помогать мирным гражданам, доставляя туда гуманитарную помощь вопреки угрозам со стороны т.н. местного совета предотвращать поступление гуманитарных конвоев, обстреливать их и т.д. Теперь, когда значительная часть Восточного Алеппо была освобождена, нет никаких препятствий для доставки гуманитарной помощи по дороге «Кастелло». Мы сказали об этом сотрудникам ООН в Нью-Йорке и Женеве. Не понимаем, почему они до сих пор не предприняли никаких крупных акций по организации гуманитарных конвоев. Тем временем по линии наших военных и МЧС России туда доставляется гуманитарная помощь, в Восточном Алеппо разворачиваются мобильные госпитали, направляются врачи, необходимые медикаменты, оборудование. Так что вместо стенаний по поводу того, что жители Восточного Алеппо не могут получить помощь, мы занимаемся конкретными делами. Надеемся, что международные организации, включая ООН, последуют нашему примеру.           

Вопрос (адресован обоим министрам): Российская Федерация ввела визовый режим в отношении турецких граждан. Это создает большие препятствия для турецких предпринимателей, производителей и экспортеров. Можно ли сказать, что все санкции в отношении сельхозпродукции и другой продукции турецкого производства сейчас будут приостановлены и сняты?

С.В.Лавров: Я уже сказал, что мы последовательно продвигаемся к полной нормализации наших отношений. Уже нет никаких политических препятствий для расширения взаимной торговли. Речь идет исключительно о соблюдении фитосанитарных требований. На значительную часть сельскохозяйственной продукции ограничения уже сняты. Ограничения на остальные товары этой группы будут сняты, как только состоятся профессиональные инспекции, подтверждающие фитосанитарную чистоту тех или иных предприятий. Мы, кстати, в свою очередь, попросили наших турецких коллег проинспектировать наши предприятия, которые производят мясо-молочную продукцию, в расчете на то, что мы будем поставлять эту продукцию на турецкий рынок в существенных объемах.

Говорили мы сегодня и о том, как турецкие предприниматели работают в России. Очень многие из них  никогда не прекращали свою деятельность, свои проекты, которые реализуются совместно с российскими партнерами, как прямые инвестиции турецкой стороны. В контексте реализации новых крупных проектов мы будем готовы рассматривать возможность привлечения на широкой основе турецкой рабочей силы.

Насчет виз сегодня уже говорили. Чтобы мы вернулись к упрощенному визовому режиму, необходимо все-таки решить ряд проблем в сфере безопасности. Мы обратились к нашим турецким коллегам с просьбой более эффективно сотрудничать в выявлении лиц, причастных к террористической деятельности, в том числе тех, кто перемещается из России в Турцию и обратно. Такой диалог предусмотрен консульской конвенцией между нашими странами, но далеко  не всегда ее положения реализуются. Думаю, что сотрудничество по  этим конкретным вопросам, от которых зависит безопасность, должна быть более эффективно отлажена. С этой целью мы договорились провести специальные консультации.

Все эти меры вкупе с проектами «Турецкого потока», атомной электростанции должны позволить существенно увеличить наш товарооборот, который сокращается  не только по причинам, относящимся к  российско-турецким отношениям, но и потому, что мировая конъюнктура, прежде всего, цены на сырье, углеводороды, находится в понижательном тренде. Несмотря на это, цель для товарооборота достичь 100 млрд. долл. США все равно будет реализована. На это направлены все  наши усилия в сфере экономики, инвестиционного сотрудничества. Подробно по всем этим вопросам будут говорить наши премьер-министры в ближайшее время.

Вопрос (адресован обоим министрам): Соответствует ли действительности публикация в газете «Файнэншл Таймс» о том, что Турция выступает в качестве посредника на переговорах между Россией и вооруженными отрядами оппозиции в сирийском Алеппо? По сведениям издания, этот процесс проходит без какого-либо участия Вашингтона.

С.В.Лавров: Мы никогда не уклонялись от контактов со всеми группами оппозиции. По нашему настоянию в резолюцию 2254 Совета Безопасности ООН по инициативе МГПС было включено положение о необходимости диалога с участием всех ключевых политических групп оппозиции. На встрече в Лозанне, где мы оба присутствовали около месяца назад, шла речь и о том, что помимо политической оппозиции, которая в своей значительной  части представлена эмигрантами, не появляющимися в Сирии, существует еще и вооруженная патриотически настроенная оппозиция, болеющая за судьбу своей страны, которая «на земле» реально контролирует целые территории САР. В Лозанне мы выступили за налаживание прямых контактов с полевыми командирами этих отрядов. Если Вы внимательно следите за тем, как работает созданный Министерством обороны России в сотрудничестве с сирийскими властями Центр по примирению враждующих сторон в Хмеймиме, то Вы, наверное, вспомните,  что уже более тысячи населенных пунктов и контролирующих их отрядов стали участниками этого процесса примирения и прекращения боевых враждебных действий между оппозиционерами в соответствующих городах и ВС САР. Мы никогда не уклонялись ни от контактов с любыми политическими оппозиционными группами, ни от контактов с полевыми командирами. Поскольку наши турецкие коллеги также имеют контакты и с теми, и с другими, включая полевых командиров, мы обмениваемся информацией о том, какие настроения царят в этой среде. Мы побуждаем их к тому, чтобы они стали частью решения проблемы в русле того, о чем говорилось в рамках МГПС и Совета Безопасности ООН. По понятным причинам мы не будем говорить о деталях этой работы. Она ведется профессионально и сейчас продолжается.

Вопрос: Некоторое время тому назад поступили сообщения, что в Анкаре прошла встреча с членами умеренной оппозиции. Как Вы это прокомментируете?

С.В.Лавров: Я уже прокомментировал информацию, касающуюся возможной встречи в Анкаре, отвечая на предыдущий вопрос.

Вопрос: 24 ноября с.г. на ведущих военную операцию «Щит Евфрата» военных Турецкой Республики, действующих на территории САР, было совершено нападение. Обсуждали ли вы этот вопрос? Как действовала нападавшая сторона?

С.В.Лавров: Что касается инцидента 24 ноября, когда турецкие военнослужащие, участвующие в операции «Щит Евфрата», были подвергнуты бомбардировке  с воздуха, то этот вопрос обсуждался нашими представителями на самых разных уровнях сразу после того, как это произошло. Есть общее понимание, что Россия, как и ВВС САР не имеют к этому никакого отношения. Безусловно, для того, чтобы мы все сконцентрировались на заявленных задачах, а именно на борьбе с террористами, нам нужно продолжать налаживать координацию. У нас есть координация с целью избежания непреднамеренных инцидентов с коалицией, возглавляемой США, частью которой является Турция. Думаю, что по этим каналам нужно также проверить, кто летал, а кто не летал тогда.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Персоналии: Чавушоглу, Мевлют
x
x
Дополнительные инструменты поиска