ВЫСКАЗЫВАНИЯ ПО ТЕМЕ

Из выступления и ответов на вопросы  Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Италии А.Альфано, Москва, 27 марта 2017 года

Мы позитивно оценили усилия итальянских коллег по содействию урегулированию внутриливийского кризиса. Едины в том, что решающая роль должна так же, как и в Сирии и где бы то ни было еще, принадлежать самим ливийцам. Российские представители участвовали во всех многосторонних мероприятиях по ливийской проблематике, которые проводились под эгидой Италии. Мы готовы к активному взаимодействию по этой теме в самых разных форматах, включая двустороннюю линию.

Вопрос: Вы упомянули, что ливийский вопрос остается очень важной темой. В прошлом году Вы сказали, что не стоит ожидать, что у России есть ключ для решения всех вопросов Средиземноморья. Что изменилось за это время?

С.В.Лавров: Наверное, всем основным внешним игрокам стало понятно, что необходимо перестать делать ставку на какую-то одну внутриливийскую силу и поддержать межливийский инклюзивный диалог с участием всех влиятельных лидеров той или иной группы внутри этой страны. Мы отмечаем это с удовлетворением, потому что с самого начала ливийского кризиса выступали за то, чтобы сами ливийцы решали вопрос о судьбе своей страны. Для этого необходимо перестать поощрять Триполи, подстрекать его против Тобрука или наоборот.

Мы приветствовали последовательные усилия некоторых региональных стран, включая ОАЭ и Египет, которые стремились усадить за стол переговоров руководство Правительства национального согласия, Президентского совета в Триполи, Парламента, который работает в Тобруке и с которым солидарен командующий Ливийской национальной армией генерал Х.Хафтар. Сейчас мы чувствуем, что понимание такого всестороннего, непредвзятого подхода укрепилось у всех основных наших партнеров в регионе, Европе и США. Надеемся, что это даст результат.

Вопрос: Ранее ряд стран, в т.ч. США, заявили, что Россия поддерживает одну из сторон ливийского конфликта, а именно генерала Х.Хафтара. Согласны ли Вы с такой точкой зрения? Насколько глубоки расхождения между Италией и ЕС с одной стороны и Россией с другой по ливийскому мирному урегулированию?

С.В.Лавров: Мне как-то даже неловко повторять все, что я сказал. Постараюсь сделать короткое резюме. Были определенные расхождения между внешними игроками в отношении того, кого поддерживать в Ливии. Россия никогда не терзалась по этому поводу. Мы всегда выступали за то, что нужно самих ливийцев, всех, кто хоть как-то влияет на ситуацию, усадить за один стол переговоров. Мы удовлетворены, что понимание этого становится сейчас более широким.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2706616

 

Из ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Сальвадора У.Р.Мартинесом Бонильей, Москва, 3 марта 2017 года

Вопрос: Не могли бы Вы подробнее рассказать о том, как прошли Ваши вчерашние переговоры с Премьер-министром правительства национального согласия Ливии Ф.Сарраджем? На Ваш взгляд, какие есть возможности для компромисса между командующим Ливийской национальной армией Х.Хафтаром и Правительством Ливии? Какой компромисс может быть в принципе найден для политического решения в Ливии? Предлагает ли Россия со своей стороны какие-нибудь посреднические услуги? Предоставляет ли Москва сторонам какие-нибудь гарантии?

С.В.Лавров: Что касается состоявшихся вчера переговоров с Премьер-министром правительства национального согласия Ливии Ф.Сарраджем, то их суть сводится к тому, что мы хотим преодолеть трагическую ситуацию, сложившуюся в Ливии после интервенции НАТО в грубое нарушение резолюции Совета Безопасности ООН. Ливию разбомбили исключительно с целью ликвидировать неугодного руководителя. То, что мы видим сейчас, лишний раз показывает, что никогда и нигде смена режима, особенно путем силового вмешательства извне, ни к чему хорошему не приводит.  Ливия превратилась в территорию без центрального правительства, страну, разбитую на районы под контролем различных вооруженных группировок. На этой территории уже обосновывается ИГИЛ, через нее уже идет наркотрафик, контрабанда оружия, потоки нелегальных мигрантов и т.д. Конечно, нужно выходить из этой ситуации.

В Ливии сейчас есть Правительство национального согласия, признанное Советом Безопасности ООН в качестве легитимного. В г.Тобруке есть парламент (Палата депутатов), который также признан легитимным резолюцией Совета Безопасности ООН, одобрившей т.н. Схиратские соглашения. Этими соглашениями и резолюцией предусматривается необходимость того, чтобы парламент одобрил Правительство национального согласия.  Парламент пока этого не сделал, выдвигая свои аргументы, рассчитывая на то, что состав Правительства должен быть более сбалансированным, чтобы представлять все регионы Ливии. Вот и все.

Говорить о том, что только одна из ливийских сторон заслуживает того, чтобы ее признавали, а остальные должны подчиняться – очередная попытка геополитического инжиниринга. Эти попытки ни к чему хорошему никогда не приводили и этот раз наверняка не даст результата. Результат может быть достигнут исключительно через стимулирование диалога с участием всех ключевых ливийских персон. Наряду с Ф.Сарраджем таковыми являются глава парламента в г.Тобруке А.Салех и командующий Ливийской национальной армией маршал Х.Хафтар. К этому мы и побуждали не только Ф.Сарраджа в ходе вчерашней встречи, но такие же сигналы мы направляли Х.Хафтару (с ним так же состоялись контакты) и Председателю Палаты депутатов  А.Салеху во время его визита в Российскую Федерацию.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2666773

 

Из вступительного слова Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе встречи с Премьер-министром правительства национального согласия Ливии Ф.Сарраджем, Москва, 2 марта 2017 года

Мы солидарны с ливийским народом, который подвергается, наверное, наиболее серьезному испытанию за свою историю. Нарушено единство ливийского народа и территориальная целостность Ливии. Мы, как добрый давний друг Вашей страны, заинтересованы в том, чтобы помочь преодолеть эти трудности.

Хотим видеть Ливию единой, процветающей, опирающейся на надежные государственные институты, дееспособную армию. Это в интересах, прежде всего, самого ливийского народа, а также в интересах укрепления региональной стабильности и создания условий для возобновления полноценных отношений Ливии со всеми своими партнерами, включая Российскую Федерацию.

Мы убеждены, что преодолеть нынешний кризис может только сам ливийский народ и все ливийские стороны через инклюзивный, как принято говорить, общенациональный диалог, нацеленный на примирение.

Как уже показала практика, попытки навязать какие-то решения  извне проваливаются.  Будем твердо отстаивать необходимость создания условий для самих ливийцев урегулировать все свои проблемы. Мы проводим контакты со всеми без исключения ливийскими сторонами, которые в соответствии с резолюцией СБ ООН должны достичь согласия между собой.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2664826

 

Из ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел, сотрудничества, африканской интеграции и по делам нигерцев за рубежом Республики Нигер И.Якубу, Москва, 1 марта 2017 года

Вопрос (адресован И.Якубу): Какие дополнительные шаги могли бы предпринять Африканский союз и субрегиональные интеграционные объединения, включая «сахельскую пятерку», в целях повышения эффективности международного сотрудничества в сфере борьбы с международным терроризмом и экстремизмом?

С.В.Лавров (добавляет после ответа И.Якубу): Мне бы хотелось добавить пару слов. Мы с господином Министром иностранных дел Нигера И.Якубу обсуждали сегодня необходимость содействия усилиям по стабилизации и нормализации  обстановки в Ливии, достижению там национального согласия и примирения, восстановлению государственности этой страны, потому что именно после разрушения Ливии в результате незаконной интервенции были дестабилизированы огромные пространства, в том числе и Сахаро-Сахельская зона, а север Мали превратился в маршрут наркодельцов, в зону, куда поступает незаконное оружие и идут боевики, что вызывает у всех озабоченность. Поэтому для мирового сообщества здесь очень много работы, в том числе с учетом тех подходов, которые разрабатывают сами африканские страны. Мы будем такие подходы поддерживать.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2662024

 

 

Из интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова газете «Известия», опубликованного 10 февраля 2017 года

Вопрос: Напряженность в Ливии нарастает. В соответствии со Схиратскими соглашениями состав ливийского правительства национального согласия должен быть одобрен парламентом, проводящим заседания в г.Тобруке. До сих пор этого сделано не было. Как Россия оценивает ситуацию в Ливии и намерена ли способствовать нормализации обстановки в этой стране?

С.В.Лавров: Наш безусловный приоритет – сохранение суверенитета и территориальной целостности страны. Заинтересованы в том, чтобы Ливия как можно скорее вышла из затянувшегося кризиса, вновь стала процветающим государством, опирающимся на крепкие государственные институты, дееспособную армию и силы правопорядка, восстановила статус важного игрока на региональной арене.

Приветствовали подписание в марокканском г.Схирате в декабре 2015 г. политического Соглашения по параметрам национального примирения. Поддержали принятие резолюции 2259 СБ ООН, закрепившей схиратские договоренности в качестве ключевого элемента урегулирования ливийского кризиса. Именно с нашей подачи в нее были внесены положения, обеспечивающие инклюзивный характер политпроцесса.

С тех пор прошло больше года, однако ситуация к лучшему не изменилась. Созданные на основе Схиратского соглашения Президентский совет и Правительство национального согласия так и не смогли начать полноценно работать. Не выполнены и определенные схиратской «дорожной картой» главные задачи переходного периода – не завершена работа над текстом конституции, не проведены всеобщие выборы, по итогам которых должны были быть сформированы постоянные органы власти. При этом Палата депутатов в г.Тобруке отказывается признавать кабинет министров в связи с тем, что в нем не представлены все ливийские политические силы.

Противостояние между Триполи и Тобруком привело к фактическому параличу всей системы управления. Вследствие этого усугубляются социально-экономические проблемы. На фоне вакуума власти в некоторых районах сохраняется присутствие ИГИЛ и «Аль-Каиды», не снижается активность связанных с ними местных экстремистских группировок.

Убеждены, что решить проблему удастся только в том случае, если к работе органов власти на всех уровнях будут привлечены представители широкого спектра общественно-политических сил, племенных и региональных групп.

Очевидно, что решать судьбу страны должны сами ливийцы. Попытки навязывать им готовые решения считаем контрпродуктивными. Вместе с тем необходимо продолжать кропотливую системную работу с обоими центрами силы в Ливии – и с Триполи, и с их оппонентами в Тобруке, подталкивая к преодолению внутренних разногласий, поиску взаимоприемлемых решений по всем спорным вопросам и параметрам национального примирения. Именно такую сбалансированную линию будем и впредь последовательно проводить.

О важности налаживания конструктивного диалога постоянно говорим и нашим западным партнерам, и спецпредставителю Генсекретаря ООН по Ливии М.Коблеру, и самим ливийцам – тому же Х.Хафтару, находившемуся в Москве в ноябре 2016 г., а также председателю Палаты депутатов Ливии А.Салеху, который приезжал к нам в декабре прошлого года. В аналогичном ключе ведем работу с властями в Триполи.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2635014

 

Из ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел ОАЭ А.Аль Нахайяном и Генеральным секретарем ЛАГ А.Абуль-Гейтом по итогам четвертого заседания Российско-Арабского Форума сотрудничества, Абу-Даби, 1 февраля 2017 года

Вопрос: Вернемся к вопросу по Сирии. Не могли бы Вы прокомментировать отношение новой администрации США к возможности создания безопасных зон в Сирии? Насколько это реально? Как Вы полагаете, хорошая ли это идея?

С.В.Лавров: Я могу прокомментировать эти сообщения. Мы понимаем, что Администрация Д.Трампа должна еще конкретизировать свои подходы. Как известно, идея безопасных зон обсуждалась на ранней стадии сирийского кризиса. Тогда хотели воспроизвести очень печальный ливийский опыт, когда в районе Бенгази было объявлено о создании такого рода безопасной зоны, где расположились антиправительственные силы, было создано что-то вроде альтернативного правительства. Международное сообщество в лице НАТО «пришло на помощь» этому «правительству» и, грубо нарушив резолюцию Совета Безопасности ООН, свергло режим М.Каддафи.

Я не вижу сейчас в идеях, которые мы слышим из Вашингтона, попыток пойти по этому же пути. Повторяю, этот путь был очень прискорбным. Все это поняли, когда разрушили Ливию, до сих пор мы пытаемся помочь ливийцам восстановить свою территориальную целостность, свое государство. Как я понимаю, когда сейчас американцы говорят о безопасных зонах, они, прежде всего, заинтересованы в снижении количества уезжающих на Запад мигрантов из региона, в т.ч. из Сирии. Повторю, мы готовы к дискуссиям и обсуждениям, готовы выслушать оценки идей, которые будут у новой администрации США. Как только будет окончательно сформировано руководство Государственного Департамента США, я убежден, что мы вступим в контакт и наладим полноценный регулярный диалог. Уверен, что он будет нацелен на достижение прагматических результатов, успокоение ситуации, содействие урегулированию в Сирии, Ливии, Йемене и других частях региона. Я также уверен, что этот диалог не будет подвержен диктату глубоко идеологизированных мотивов, когда речь идет о «демократизаторстве» или чем-то подобном.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2621197

 

Из выступления Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на министерской сессии Российско-Арабского Форума сотрудничества, Абу-Даби, 1 февраля 2017 года

Мы встречались год назад в Москве, где прошла прошлогодняя сессия Российско-Арабского Форума сотрудничества. Тогда мы приняли План действий по реализации принципов, целей и задач нашего совместного механизма  на 2016-2018 гг. Отрадно, что большинство положений этого плана реализуются на практике и способствуют как сотрудничеству между Российской Федерацией и арабским миром, так и усилиям, которые прилагаются для урегулирования многих конфликтов, которые в этом регионе, к сожалению, возникли. Я имею в виду Сирию, Ливию, Йемен и Ирак. Период потрясений, через который проходит этот регион, является результатом порочной практики геополитической «инженерии», вмешательства во внутренние дела суверенных государств, смены неугодных режимов. Как результат мы видим беспрецедентный всплеск террористической угрозы. Ее подавление остается, по нашему убеждению, первостепенной задачей всех государств мира и, конечно, ООН.
...
Мы также призываем к скорейшему поиску политических решений между сторонами в йеменском конфликте. Приветствуем аналогичные подходы в отношении Ливии. В частности, мы с самого начала поддержали инициативу ОАЭ о проведении встречи ключевых персонажей ливийской ситуации, имею в виду главу Президентского совета Ливии Ф.Сарраджа, председателя Парламента Ливии А.Салеха и  командующего Ливийской национальной армией Х.Хафтара.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2621092

Из ответов Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы информагентства «Интерфакс», Москва, 27 декабря 2016 года

Вопрос: Остается ли надежда на то, что Сирия не повторит путь Ирака и Ливии и сохранит статус единого унитарного государства, или федерализация в силу сложившихся условий неизбежна?

С.В.Лавров:  Прежде всего, отмечу, что проблемы Ирака и Ливии не связаны с характером их государственного устройства – унитарным или федеративным. Они, равно как и Сирия, стали жертвами «геополитической инженерии», близоруких, зачастую корыстных действий, направленных на смену неугодных режимов, навязывание своих моделей развития и ценностей без учета национальных традиций и особенностей. Как результат – серьезное ослабление или даже слом государственности в этих странах, превращение их территорий в плацдарм для многочисленных террористов и экстремистов.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2580722

 

Из выступления Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на второй международной конференции «Средиземноморье: римский диалог», Рим, 2 декабря 2016 года

Вчера мы общались на эту тему с Президентом Италии, сегодня мы обсуждали ее с Министром иностранных дел П.Джентилони, и буквально только что у меня состоялась встреча с Госсекретарем США Дж. Керри, который будет выступать здесь после меня. С ним мы тоже обсуждали, в числе прочего, ситуацию в Ливии, а также, разумеется, в Сирии.

Мы считаем, что после того, что случилось в Ливии, международное сообщество не имеет права вести себя легкомысленно по отношению к террористам. Давайте не будем забывать, что именно те люди, которые свергли в свое время М.Каддафи, дестабилизируют теперь ситуацию в целом ряде африканских стран.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2544495

 

 

Из ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и международного сотрудничества Италии П.Джентилони, Рим, 2 декабря 2016 года

Вопрос (адресован обоим министрам): Как Вы можете прокомментировать проблему беженцев в европейские страны из региона Ближнего Востока? Командующий Ливийской национальной армией Х.Хафтар заявил сегодня утром, что он высоко ценит договоренности с Россией. Что это значит в практическом плане?

С.В.Лавров (отвечает после П.Джентилони): Мы понимаем озабоченность Италии, других европейских стран миграционным кризисом. Я видел статистику, согласно которой за первые одиннадцать месяцев этого года в Италию прибыли 170 тыс. мигрантов. Подавляющее большинство из них приехали из Нигерии, Эритреи и Гвинеи, а совсем  не из Сирии. Причем практически все они прибыли через Ливию, которая, как я уже сказал, была разрушена в связи с  вторжением натовцев, их бомбардировками этой страны в нарушение резолюции СБ ООН. Конечно, урегулирование ливийского кризиса поможет перекрыть поток мигрантов через Ливию.  

Я  полностью согласен с П.Джентилони. Необходимо стимулировать ливийские стороны к поиску общеприемлемых договоренностей. Именно в этой связи, когда СБ ООН утверждал Схиратское соглашение, Россия настояла на включении в соответствующую резолюцию положения о том, что в диалог необходимо вовлекать не только те стороны, которые присутствовали в Схирате, но и все другие политические силы Ливии, включая командующего Ливийской национальной армией генерала Х.Хафтара, как сказал только что П.Джентилони. Генерал Х.Хафтар несколько дней назад посетил Москву. Мы изложили наши подходы. Считаем, что он может и должен стать частью общеполитических договоренностей.

Поддерживаем контакты со всеми другими лидерами ливийского государства, включая руководителя Президентского совета Ливии Ф.Сарраджа, с которым я встречался в сентябре с.г., Председателя Палаты депутатов в Тобруке А.Салеха. Мы продолжим эту работу.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2544076

 

 

Из выступления и ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу по итогам пятого заседания российско-турецкой Совместной группы стратегического планирования, Турция, 1 декабря 2016 года

Мы также обменялись мнениями относительно положения дел в других частях региона Ближнего Востока и Севера Африки, включая Ливию, Ирак, Йемен. Во всех этих случаях наша общая позиция заключается в том, что необходимо обеспечивать инклюзивный характер политического процесса, диалог с участием всех политических этноконфессиональных сил каждой из этих стран, которые переживают очень тяжелые времена. Рассчитываем, что именно таких позиций будут придерживаться и другие международные игроки, которые имеют то или иное влияние на положение дел в перечисленных и других странах.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2541628

 

Из ответов Президента России В.В.Путина на вопросы российских журналистов по завершении саммита БРИКС, Гоа, 16 октября 2016 года

...мы не были инициаторами позиции по Ираку. Я же хорошо это знаю, меня убеждали в необходимости занять такую позицию по Ираку, которую в конце концов заняли лидеры Германии и Франции. После того как Саддама Хусейна повесили, все радовались и помните что говорили? «Вот вы были против, а они пришли и победили». Победили ли – вот в чём вопрос.

Ирак, так же как и Ливия, никогда не был центром терроризма, а после ликвидации там государственных структур они превратились в рассадник терроризма. Вот сейчас нужно штурмовать Мосул, где миллионное население, применяя авиацию, танки и артиллерию. Вот результат. А в Ливии вообще непонятно, что делать.

Государство прекратило своё существование, рассадник терроризма, массовый поток беженцев пошёл.  

Источник: официальный сайт Президента России www.kremlin.ru
 

 

Из вступительного слова Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе переговоров с Министром иностранных дел и международного развития Франции Ж.-М.Эйро, Москва, 6 октября 2016 года

Мы очень озабочены тем, что происходит в Сирии, хотим сделать все, чтобы эта ситуация как можно скорее нормализовалась, чтобы ни в коем случае не допустить повторения той трагедии, которая произошла в других странах, в частности в Ливии. Потом террористическая «зараза» расползлась по Африке, включая Мали, Чад, Центральноафриканскую Республику, где с ней пришлось бороться, в том числе французским военнослужащим. Считаем принципиально важным не допустить предания забвению тех резолюций, которые были приняты СБ ООН.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2490876

 

 

Из выступления Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на приеме по случаю мусульманского Нового года, Москва, 3 октября 2016 года

Нас объединяет серьезная озабоченность развитием событий на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Регион в буквальном смысле кровоточит, подрывая фундамент стабильности гораздо дальше, чем географические параметры самого Ближнего Востока. Происходящее – прямое следствие политики тех стран, которые пытаются продвигать концепции смены неугодных режимов, в том числе, силовым путем, перекройку регионального ландшафта, навязывание односторонних действий и т.н. «демократизацию» по собственным лекалам без учета исторических и культурных традиций государств региона. Наглядные примеры такого подхода – конфликты в Ираке, Ливии, Йемене, Сирии. Неспокойная ситуация в зоне палестино-израильского конфликта, а процесс ближневосточного урегулирования пребывает в глубоком тупике. Особую тревогу вызывает беспрецедентный всплеск террористической угрозы, представляющей сегодня главный вызов всему международному сообществу.

Россия не стремится извлечь какие-либо эгоистические выгоды из нестабильной ситуации в регионе, не пытается утвердить свое влияние через переформатирование ближневосточного пространства. Мы заинтересованы в скорейшем преодолении всех кризисов политико-дипломатическим путем на прочной основе международного права. Предпринимаем для этого активные и энергичные усилия. Последовательно выступаем за уважение суверенитета стран региона против вмешательства в их внутренние дела.

Как я уже сказал, первоочередной задачей считаем объединение усилий в борьбе с терроризмом и экстремизмом. Сегодня как никогда востребовано формирование широкого антитеррористического фронта. Как вам известно, соответствующая инициатива была выдвинута Президентом Российской Федерации В.В.Путиным год назад на сессии Генеральной Ассамблее ООН. Сейчас Россия готовит резолюцию СБ ООН, которая призвана мобилизовать мировое сообщество в деле противодействия  распространению террористической и экстремистской идеологии. Готовы сотрудничать в этих вопросах с мусульманскими странами.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2484964

Из выступления Президента России В.В.Путина на неформальной встрече глав государств и правительств стран–участниц БРИКС, Ханчжоу, 4 сентября 2016 года

Спровоцированные извне гражданские войны, дезинтеграция госструктур в Ираке, Ливии (о чём с озабоченностью сейчас говорил Президент Дж.Зума), Йемене превратили этот регион в пространство хаоса и плацдарм для международного терроризма, который всех нас беспокоит, спровоцировали неконтролируемую волну миграции.

Экспансия ИГИЛ и объединившихся под его знамёнами экстремистов буквально всех мастей стало реальным вызовом безопасности, в том числе для наших стран, и для России, для её южных границ.

Наиболее опасная ситуация сложилась в Сирии, о которой здесь уже говорилось. Поэтому мы откликнулись на просьбу законного – хочу это подчеркнуть – законного правительства этой страны о помощи в борьбе с террористическими группировками.

Действия российских Воздушно-космических сил позволили нанести очень серьёзный удар по террористам, по их инфраструктуре, сохранить сирийскую государственность, что на самом деле, на мой взгляд, является абсолютно ключевым элементом.

Вместе с другими партнёрами нам удалось в ряде районов Сирии установить режим прекращения огня, начать межсирийские мирные переговоры, потому что окончательно конфликты подобного рода могут быть решены исключительно политическими средствами. Убеждены: реально противостоять угрозам терроризма можно, только объединив усилия всех заинтересованных государств.

Источник: официальный сайт Президента России www.kremlin.ru
 

Из интервью Президента России В.В.Путина международному информационному холдингу Bloomberg, Владивосток, 1 сентября 2016 года

Я как считал, так и продолжаю считать, что извне нельзя ничего решать по политическим режимам, по смене власти. Когда я слышу, что какой-то президент должен уйти, слышу не внутри страны, а со стороны, то это вызывает у меня большие вопросы. Я уверен просто, и такую уверенность мне придают события последних десяти лет, а именно попытки демократизации в Ираке, попытки демократизации в Ливии, – мы видим, к чему это там привело: по сути, к развалу государственности и к росту терроризма.

Где в Ливии Вы видите элементы демократии? Может быть, они когда‑то возникнут, я очень на это рассчитываю. Или продолжающаяся гражданская война в Ираке – а что там будет вообще с Ираком в целом в будущем? Пока это всё большие вопросы.

Источник: официальный сайт Президента России www.kremlin.ru

 

Ответ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопрос информагентства ТАСС, Москва, 23 августа 2016 года

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать регулярно появляющиеся в СМИ сообщения о попадании современных видов оружия в руки боевиков террористических группировок в странах Ближнего Востока и Северной Африки?

С.В.Лавров: Судя по всему, наши западные коллеги пока так и не осознали до конца  последствия своих военных операций последних лет в странах Ближнего Востока и Африки. Они полагали, что разрушат режимы С.Хуссейна и М.Каддафи - и тут же в Ираке и в Ливии восторжествует демократия. Вместо этого там воцарился хаос, были разграблены брошенные военными армейские склады и арсеналы. Всё оружие, включая ПЗРК и сотни тонн боеприпасов, бесследно исчезло. Теперь в этих государствах идут братоубийственные войны, конца которым пока не видно. К сожалению, ситуация была прогнозируемой, и Президент России об этом неоднократно предупреждал. 

Только в одной Ливии пропало не менее 500 ПЗРК «Стрела» и «Игла». Первый «звонок» прозвенел в Мали, где в 2012 году боевики сбили из ПЗРК правительственный Миг-21. Никто не знает, в руках каких террористических группировок могут быть эти опаснейшие для гражданской авиации комплексы: «ИГИЛ», «Джабхат ан-Нусры», «Аль-Каиды», как никто не знает и то, когда и где применят это оружие в следующий раз. И в Ираке едва ли кому-то (сотням тысяч убитых или миллионам живущих в условиях гражданской войны) стало легче от того, что британцы, проведя расследование, установили, что тогдашний премьер Т.Блэр фактически обманул парламент, продавив решение об участии армии Великобритании во вторжении совместно с американцами.

Безусловно, последствия могли бы быть еще более разрушительными, если бы три года назад Россия не предотвратила удар США по Сирии, убедив Б.Асада избавиться от запасов химического оружия. Страшно представить, куда попали бы сейчас не только ПЗРК и прочие «обычные» вооружения, но и запасы этого оружия массового уничтожения. 

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2402872

Из ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Государственным секретарем США Дж.Керри, Москва, 15 июля 2016 года

...
С.В.Лавров (добавляет после Дж.Керри): ... Нам известен и недавний пример Ливии, когда те, кто был одержим  идеей свержения М.Каддафи, не гнушались сотрудничеством с откровенно террористическими экстремистскими группировками. Что из этого получилось, нам также известно – Ливия сейчас является рассадником терроризма. Боевики, оружие, которое поставлялось противникам М.Каддафи в нарушение эмбарго на поставку вооружений, растеклись далеко за пределы Ливии. Сейчас мы все (об этом мы сегодня тоже говорили) с огромным трудом пытаемся «склеить» это государство, чтобы оно не развалилось на части и не стало полем противодействия сил, ставящих на экстремистов, и тех, кто искренне хочет, чтобы свою судьбу решал сам народ Ливии.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2356206

Из ответов на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на «Правительственном часе» в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации, Москва, 15 июня 2016 года

Вопрос: Внимание всего мира приковано к борьбе против международного терроризма в Сирии и Ираке. Вместе с тем, ИГИЛ пытается расширить свое влияние на Северную Африку, в частности, разрушенную в 2011 г. в результате агрессии НАТО и расправы над М.Каддафи Ливию. Сегодня США с помощью миссии ООН пытается сохранить у власти подконтрольных им деятелей, в том числе откровенных террористов. Ливия – не совсем чуждая нам страна. В СССР и России было подготовлено немало гражданских и военных специалистов, у нас было широкое экономическое и военно-техническое сотрудничество. В настоящее время, по поступающим данным, здоровые силы ливийского общества дают отпор ИГИЛ. Не считаете ли Вы, что в интересах России была бы активная поддержка таких сил, в основе которых сохраняющие исторически дружественные чувства к нашей стране люди?

С.В.Лавров: Мы никогда не прерывали контактов с этими людьми. Вы абсолютно правы, что Ливия являет собой пример катастрофических результатов бездумной силовой политики по смене режимов, катастрофы, которая была создана теми, кто грубо нарушил резолюцию СБ ООН о бесполетной зоне. Сейчас мы имеем то, что имеем. Последствия ливийского кризиса ощущаются не только в соседних странах Северной Африки, но и в Сахаро-Сахельском регионе: в Чаде, ЦАР, Мали. Игиловцы и вступившие с ними в союз террористические группировки воюют во многом тем оружием, которое противозаконно, вопреки введенному ООН эмбарго поставлялось из Европы и некоторых стран ближневосточного региона, желавших «свалить» режим М.Каддафи. Сейчас мы ощущаем, что наши западные коллеги и особенно коллеги в регионе, как, например, Египет, прекрасно понимают необходимость преодолеть последствия бездумного поведения Запада и сделать все, чтобы восстановить национальное единство ливийского народа.

Я знаю о попытках игнорировать достаточно крупные отряды ливийских племен, которые наиболее эффективно борются с игиловцами, «пустившими корни» уже и во многих частях Ливии. Есть одобренное СБ ООН решение, заключенное в Марокко 17 декабря 2015 г. Схиратское соглашение, в соответствии с которым создано правительство национального единства. Создание этого правительства в соответствии со Схиратским соглашением должно быть одобрено, ратифицировано парламентом Ливии, который заседает в Тобруке и признается международным сообществом в качестве легитимного. У наших западных коллег есть искушение «пропустить» эту часть договоренностей и сконцентрироваться на поддержке тех людей, которые возглавляют правительство национального единства, но пока не могут даже проехать в Триполи, поскольку по соображениям безопасности находятся на военно-воздушной базе недалеко от города.

Убеждены в необходимости сплачивать все ливийские силы и только тогда ориентироваться на те просьбы к международному сообществу, которые будут выдвинуты единым ливийским народом. Хочу вас заверить, что люди, помнящие о наших связях, никогда не прерывали с нами контакты. Мы сотрудничаем с ними и поддерживаем в их стремлении к национальному диалогу и согласию.

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2320079

Из выступления Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на приеме по случаю Дня Африки, Москва, 30 мая 2016 года

Высоко ценим стремление африканских стран сообща искать пути решения ключевых проблем современности с опорой на принципы международного права и центральную координирующую роль ООН. Приветствуем готовность африканцев к совместной работе по борьбе с глобальными вызовами, прежде всего с международным терроризмом, беспрецедентный всплеск которого мы наблюдаем в настоящее время во многих африканских странах.

Очевидно, что социально-экономический прогресс на Континенте неотделим от решения задач по утверждению мира и стабильности. В этом контексте у нас вызывает беспокойство сохраняющаяся напряженность в Южном Судане, Мали, Демократической Республике Конго, Сомали, Бурунди. Остро стоит задача сохранения государственности Ливии через содействие подлинному национальному примирению, прекращение вмешательства во внутренние дела этой страны, недопущение ее превращения в очаг терроризма.  

/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2297507

Из выступления и ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Председателем Комиссии Африканского союза Н.Дламини-Зумой, Москва, 20 апреля 2016 года

Вопрос: В последнее время наблюдается активная консолидация международных усилий по разрешению ливийского конфликта путем легитимизации правительства национального единства, сформированного Ф.Сараджем. На каком этапе Россия планирует активнее подключиться к данному процессу, учитывая, что внутри Ливии не все ливийцы поддерживают предложенную модель урегулирования? Усматриваете ли Вы связь между ливийским и сирийским кризисом? Отразится ли урегулирование в одной стране на ситуации в другой?

С.В.Лавров: Мы никогда не устранялись от этих усилий. Мы поддержали соглашение, которое было заключено в декабре прошлого года в марокканском городе Схирате. Это соглашение было одобрено в Совете Безопасности ООН. Именно по настоянию России в резолюцию Совета Безопасности ООН, которая одобрила Схиратскую договоренность, включено положение о том, что необходимо обеспечить общеливийскую поддержку этого документа. Залогом такого требования должно стать одобрение Схиратских соглашений парламентом Ливии, расположенным в г.Тобруке и признанным ООН в качестве легитимного. Речь идет о пакете Схиратских соглашений. Мы отстаиваем именно такой подход и считаем принципиально важным не пытаться решать серьезные вопросы в спешке, и вместо кропотливого продвижения на пути к сплочению всех ливийских сторон не заявлять, что «несозревшие» к тому, чтобы подключиться к этому процессу, должны быть подвергнуты санкциям (такие мысли уже высказывают  некоторые «горячие головы» в Совете Безопасности ООН).

Вообще, это становится тенденцией не только в отношении ливийской ситуации, но и в отношении других конфликтов. Некоторые наши западные партнеры сразу предлагают наказать несогласных санкциями, как только что-то получается не по их разумению. Мы будем твердо противостоять этим попыткам не потому что мы против санкций в принципе (хотя они никогда ни до чего особо хорошего не доводили), а потому что, прежде всего, в таких ситуациях это подрывает перспективы национального примирения и поиска национального согласия. Мы за то, чтобы консолидировать международные усилия по разрешению ливийского кризиса не за счет принуждения, а за счет сплочения ливийцев, содействия им в выработке объединяющей нацию позиции.

Пока некоторые идеи, которые выдвигают наиболее активные западные игроки (и некоторые представители ООН) не способствуют тому, чтобы консолидировать нацию. Консолидировать нацию более важно, чем консолидировать внешние усилия. Первое должно быть приоритетным, а второе – вспомогательным. Пытаться, как сказала г-жа Н.Дламини-Зума, «срезать углы» и идти путем, который кажется более простым на данном этапе, часто бывает контрпродуктивно и вредно. Гораздо надежнее инвестировать больше времени, усилий и креативности и потом иметь устойчивый процесс, чем пытаться отрапортовать о достижении результата к какому-то обязательному сроку, но рисковать тем, что ситуация опять выйдет из-под контроля. Мы против линии некоторых наших партнеров (в частности, европейцы уже говорят об этом открыто – я слышал, что подобные дискуссии вовсю идут в Великобритании), которые заявляют, что не нужно ждать, пока все ливийские стороны присоединяться к Схиратским соглашениям, якобы есть правительство Ф.Сараджа, которое должно пригласить иностранных помощников в виде военных советников, спецназовцев и вооруженных контингентов в целом, чтобы они помогли бороться с терроризмом. Бороться с терроризмом очень важно, но не будем забывать, как терроризм охватил Ливию. Это произошло после незаконного вторжения, атаки на ливийское государство без какой-либо санкции СБ ООН. Самое главное – важно, чтобы такое приглашение иностранного вмешательства действительно опиралось на консенсус всех ливийских политических сил, а не просто на чье-то желание. Исходим из того, что любой такой вариант действий не будет хоть сколько-нибудь легитимным, если обойдет Совет Безопасности ООН. Кое у кого есть такие настроения, которые мы считаем недопустимыми. Буквально пять лет назад такое вольное обращение с международной законностью уже привело к катастрофе. Поразительно, насколько короткая память у тех людей, которые вновь обращаются к подобного рода мыслям.

www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2245406

Из специальной телерадиопрограммы «Прямая линия с Владимиром Путиным», Москва, 14 апреля 2016 года

Вопрос: Как бы Вы прокомментировали признание Б.Обамы о том, что его главной ошибкой была Ливия?

В.В.Путин: Во-первых, это лишний раз подтверждает, что действующий Президент Соединённых Штатов – порядочный человек. Говорю это без всякой иронии, потому что сказать такие вещи – дело непростое. Барак, будучи ещё сенатором, критиковал действия тогдашней администрации в Ираке. Но, к сожалению, будучи сам уже Президентом, допустил те ошибки, о которых он сам сказал, в Ливии. И это правильно, это очень хорошо, что мой коллега имеет мужество делать такие заявления, не все могут это сделать. Его могут по-разному там подкусывать с разных сторон, но это может сделать только сильный человек на самом деле. Это хорошо.

А вот плохо то, что вот эта череда ошибок продолжается, ведь ту же самую ошибку чуть не сделали в Сирии, ещё неизвестно, чем закончится. Но хочу обратить ваше внимание, что нам всё-таки удалось в последнее время выстроить эту работу в достаточно позитивном ключе: у нас и по военной линии, и по линии спецслужб, и по линии Министерства иностранных дел идёт достаточно интенсивная совместная работа по поиску решения для сирийского урегулирования. Надеюсь, что эта совместная работа, так же как это было в недавнем прошлом по другим направлениям, приведёт нас к совместному позитивному результату.

Источник: официальный сайт Президента России www.kremlin.ru