20.04.1619:55

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Председателем Комиссии Африканского союза Н.Дламини-Зумой, Москва, 20 апреля 2016 года

788-20-04-2016

  • ru-RU1 fr-FR1 en-GB1

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели переговоры с Председателем Комиссии Африканского союза (КАС) г-жой Н.Дламини-Зумой. Это уже не первый ее визит в Москву. Я тоже посещал штаб-квартиру Африканского союза (АС) в Аддис-Абебе. По традиции наши переговоры были откровенными, доверительными и весьма содержательными.

Это отражает уровень отношений между Российской Федерацией и африканскими государствами. Отношения опираются на традиции дружбы, равноправия и взаимного уважения. Россия с 2006 г. имеет статус наблюдателя при Африканском союзе, регулярно участвует в министерских заседаниях АС и саммитах. Мы приветствуем укрепление позиций Африки в рамках объективного процесса формирования полицентричной, более справедливой и демократической системы мироустройства, активно поддерживаем африканцев в их стремлении играть ключевую роль в преодолении проблем своего континента и в обеспечении его устойчивого развития.

Сегодня мы подтвердили нашу взаимную нацеленность на сотрудничество. Россия будет и далее оказывать комплексное содействие государствам региона в решении экономических, торговых и прочих задач, как на двусторонней основе, так и в рамках многосторонних форматов. Отмечу сразу, что помимо наших уже структурированных отношений с Африканским союзом, мы создаем соответствующие институциональные рамки для взаимодействия с субрегиональными организациями, которые существуют на Африканском континенте. 

Обменялись мнениями по международной и региональной повестке дня. У нас совпадающие подходы по большинству  ключевых вопросов мировой политики. Высоко оцениваем конструктивный характер взаимодействия между Африканским союзом и ООН, в том числе в сфере миротворчества. Россия в качестве постоянного члена СБ ООН активно этому способствовала и будет способствовать впредь. При этом, как мы сегодня подчеркнули, мы твердо поддерживаем принцип, который был провозглашен Африканским союзом – «африканским проблемам африканское решение». Это означает, что те, кто хочет поддержать усилия по нормализации ситуации в том или ином регионе Африки, должны, прежде всего, опираться на договоренности и подходы самих африканцев и не пытаться навязывать какие-то рецепты извне.  

Безусловно, мы говорили об урегулировании различных конфликтов, кризисов на Африканском континенте, в том числе в Южном Судане, Мали, Центральноафриканской Республике, Бурунди, на Африканском Роге. Мы озабочены нарастанием террористической угрозы, исходящей от различных экстремистских группировок на Африканском континенте, в том числе в районе Сахеля, где ИГИЛ активно распространяет свое влияние и начинает тесно взаимодействовать с другими местным террористическими структурами.

Мы договорились о том, чтобы продолжать сотрудничество не только в борьбе с терроризмом и его проявлениями, но и сотрудничать в пресечении подпитки терроризма за счет нелегальной торговли нефтью и прочими товарами, других противозаконных действий. Одним из путей ослабления потенциала террористов является борьба с незаконным оборотом наркотиков, регулярно проводятся конференции, ведется российско-африканский антинаркотический диалог. В дополнение к этому мы договорились создать постоянно действующую рабочую группу Африканский союз-Россия по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Безусловно, мы согласны с еще одной позицией Африканского союза, которая заключается в необходимости комплексного подхода к вопросам мира, безопасности и экономического развития.  

У нас достаточно развитое сотрудничество в торгово-экономической и инвестиционной сфере, но мы убеждены, что делать нужно гораздо больше. Отметили возрастающую активность отечественного бизнеса в регионе. Условились продолжать совместные усилия по созданию благоприятных условий для работы российских компаний вместе с африканскими партнерами. Будем рассматривать в  практическом плане возможности участия российских компаний в реализации крупных инфраструктурных проектов не только по линии двусторонних связей России с отдельными африканскими странами, но и в контексте многосторонних программ, которые продвигает Африканский союз при поддержке ООН, включая такие программы, как «Повестка дня 2063» и «Новое партнерство для развития Африки».  

Мы с г-жой Н.Дламини-Зумой условились, что Комиссия Африканского союза, которую она возглавляет, подготовит предложения с перечнем конкретных проектов для рассмотрения российской стороной. В этом же ряду наша договоренность посмотреть, какие есть возможности для установления контактов по линии КАС и Евразийской экономической комиссии. Мы внесем соответствующие предложения о начале таких контактов. Рассчитываем, что они позволят определить вероятные сферы взаимовыгодного приложения усилий.     

Еще одна крупная сфера нашего сотрудничества – гуманитарные связи. Здесь активно реализуются программы сотрудничества в сфере образования. В России обучаются около 10 тыс. граждан африканских стран. Сегодня мы также обсуждали, как двусторонние формы взаимодействия в образовательной сфере дополнить многосторонними. АС создал Панафриканский университет, который объединяет наиболее эффективные ВУЗы целого ряда африканских стран. У нас есть интерес посмотреть, как можно наладить сотрудничество с этим университетом по линии ведущих ВУЗов Российской Федерации.  

Россия оказывает гуманитарную помощь африканским странам, прежде всего тем, которые охвачены конфликтами. Мы очень ценим высокую оценку, которую лидеры АС на своем саммите в январе этого года дали вкладу России в борьбу с вирусом Эбола на Африканском континенте. Через механизмы государственно-частного партнерства мы внесли свой вклад на общую сумму более 60 млн.долл.США, включая создание госпиталей, разработку вакцины и оказание другого содействия африканским странам.

В АС, как нас проинформировали наши друзья, создается региональный центр противодействия пандемическим заболеваниям. Мы будем готовы сотрудничать с этой структурой, имея в виду ее общерегиональный характер. Безусловно, в наши планы входит продолжение взаимодействия по многим другим направлениям, о которых за неимением достаточного времени сейчас подробно говорить не буду.   

Переговоры, как вы можете судить, были весьма предметными. У нас есть хорошая «дорожная карта» на ближайшее время. Будем двигаться по согласованному маршруту.

Вопрос: В последнее время наблюдается активная консолидация международных усилий по разрешению ливийского конфликта путем легитимизации правительства национального единства, сформированного Ф.Сараджем. На каком этапе Россия планирует активнее подключиться к данному процессу, учитывая, что внутри Ливии не все ливийцы поддерживают предложенную модель урегулирования? Усматриваете ли Вы связь между ливийским и сирийским кризисом? Отразится ли урегулирование в одной стране на ситуации в другой?

С.В.Лавров: Мы никогда не устранялись от этих усилий. Мы поддержали соглашение, которое было заключено в декабре прошлого года в марокканском городе Схирате. Это соглашение было одобрено в Совете Безопасности ООН. Именно по настоянию России в резолюцию Совета Безопасности ООН, которая одобрила Схиратскую договоренность, включено положение о том, что необходимо обеспечить общеливийскую поддержку этого документа. Залогом такого требования должно стать одобрение Схиратских соглашений парламентом Ливии, расположенным в г.Тобруке и признанным ООН в качестве легитимного. Речь идет о пакете Схиратских соглашений. Мы отстаиваем именно такой подход и считаем принципиально важным не пытаться решать серьезные вопросы в спешке, и вместо кропотливого продвижения на пути к сплочению всех ливийских сторон не заявлять, что «несозревшие» к тому, чтобы подключиться к этому процессу, должны быть подвергнуты санкциям (такие мысли уже высказывают  некоторые «горячие головы» в Совете Безопасности ООН).

Вообще, это становится тенденцией не только в отношении ливийской ситуации, но и в отношении других конфликтов. Некоторые наши западные партнеры сразу предлагают наказать несогласных санкциями, как только что-то получается не по их разумению. Мы будем твердо противостоять этим попыткам не потому что мы против санкций в принципе (хотя они никогда ни до чего особо хорошего не доводили), а потому что, прежде всего, в таких ситуациях это подрывает перспективы национального примирения и поиска национального согласия. Мы за то, чтобы консолидировать международные усилия по разрешению ливийского кризиса не за счет принуждения, а за счет сплочения ливийцев, содействия им в выработке объединяющей нацию позиции.

Пока некоторые идеи, которые выдвигают наиболее активные западные игроки (и некоторые представители ООН) не способствуют тому, чтобы консолидировать нацию. Консолидировать нацию более важно, чем консолидировать внешние усилия. Первое должно быть приоритетным, а второе – вспомогательным. Пытаться, как сказала г-жа Н.Дламини-Зума, «срезать углы» и идти путем, который кажется более простым на данном этапе, часто бывает контрпродуктивно и вредно. Гораздо надежнее инвестировать больше времени, усилий и креативности и потом иметь устойчивый процесс, чем пытаться отрапортовать о достижении результата к какому-то обязательному сроку, но рисковать тем, что ситуация опять выйдет из-под контроля. Мы против линии некоторых наших партнеров (в частности, европейцы уже говорят об этом открыто – я слышал, что подобные дискуссии вовсю идут в Великобритании), которые заявляют, что не нужно ждать, пока все ливийские стороны присоединяться к Схиратским соглашениям, якобы есть правительство Ф.Сараджа, которое должно пригласить иностранных помощников в виде военных советников, спецназовцев и вооруженных контингентов в целом, чтобы они помогли бороться с терроризмом. Бороться с терроризмом очень важно, но не будем забывать, как терроризм охватил Ливию. Это произошло после незаконного вторжения, атаки на ливийское государство без какой-либо санкции СБ ООН. Самое главное – важно, чтобы такое приглашение иностранного вмешательства действительно опиралось на консенсус всех ливийских политических сил, а не просто на чье-то желание. Исходим из того, что любой такой вариант действий не будет хоть сколько-нибудь легитимным, если обойдет Совет Безопасности ООН. Кое у кого есть такие настроения, которые мы считаем недопустимыми. Буквально пять лет назад такое вольное обращение с международной законностью уже привело к катастрофе. Поразительно, насколько короткая память у тех людей, которые вновь обращаются к подобного рода мыслям.

Что касается последней части Вашего вопроса о связи между сирийским и ливийским кризисами, то связь между всеми кризисами в этом регионе одна и прослеживается не только между Сирией и Ливией. Везде, где происходит грубое, незаконное вмешательство извне, где игнорируются традиции, история, культура соответствующего государства, эти страны разрушаются. Вместо стабильности, как бы к ней ни относиться, начинаются кризисы и распространяется хаос. Потом приходится очень долго «разбивать горшки» и дорого за это платить, прежде всего, конечно, человеческими жизнями.

К счастью, если в этой ситуации можно так выразиться, в САР, в отличие от Ливии, удалось не допустить разрушения государства и госинститутов. Россия внесла в этот результат свой вклад, когда по просьбе законного Правительства в Дамаске направила свои ВКС для пресечения террористической угрозы, подавления террористов, которые уже были готовы захватить Дамаск, что было бы полной катастрофой. Еще раз подчеркну, что на данный момент ее удалось избежать. Мы также отмечаем, что наши действия простимулировали других «внешних игроков», включая  возглавляемую США коалицию, к тому, чтобы начинать действовать вместе и в интересах решения главной задачи – недопущения захвата власти в регионе террористами.

Надеюсь, что наше взаимодействие на антитеррористическом фронте, которое сейчас идет по линии Международной группы поддержки Сирии (МГПС) и развивается поступательно, хоть и не без труда, и поддержано подавляющим большинством других стран, будет давать результаты, а те, кто пытаются сорвать эти совместные усилия, не возобладают. Позитивный тренд в Сирии налицо: помимо резкого ослабления позиции террористов удалось одновременно объявить перемирие между правительством и т.н. «патриотической оппозицией», хотя в ее ряды по-прежнему пытаются прятаться некоторые террористические группировки. Надо заниматься тем, чтобы выводить их из перемирия и записывать в разряд «террористического интернационала», подлежащего уничтожению. Параллельно с перемирием, как вы знаете, удалось более эффективно решать многие гуманитарные проблемы сирийского населения и, что не менее, а может, и более важно, запустить политический процесс. Здесь тоже, как вы, возможно, слышали и видели, есть те, кто старается «пустить его под откос», но мы будем твердо этому противодействовать. Наши контакты с американскими партнерами, европейскими (вчера в Москве был Министр иностранных дел Франции Ж.-М.Эйро), с коллегами из региона, показывают, что есть укрепляющееся понимание в необходимости не допустить, чтобы из-за чьей-то геополитической прихоти обрушилась перспектива урегулирования в Сирии. От САР зависит очень многое в том, что касается этого большого и важного региона. Если нам удастся реализовать все то, о чем договорились по сирийскому урегулированию, то это, безусловно, очень благотворно скажется на процессах в сопредельных странах.

 

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии