Публикатор

26.03.1917:34

Интервью заместителя Министра иностранных дел России О.В.Сыромолотова информационному агентству ТАСС, 26 марта 2019 года

626-26-03-2019

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: Олег Владимирович, выступая на антитеррористической конференции ОБСЕ, Вы призвали мировое сообщество присоединиться к функционирующему под эгидой российского Национального антитеррористического комитета Международному банку данных по борьбе с терроризмом. Есть ли положительная реакция?

Ответ: Конечно, есть. Масса международных организаций, в том числе ООН, присоединились, представительство постоянно увеличивается.

Осознание приходит не сразу. Все считали, что только их подходы реальные, но это не так. Площадка конференции ОБСЕ ценна возможностью обменяться оценками антитеррористической обстановки в мире, в каждой стране, лучшими практиками по борьбе с экстремизмом и терроризмом.

Исходя из опыта других стран мы тоже делаем для себя выводы. В своем выступлении на конференции я объявил о проведении «на полях» форума очень интересного мероприятия по «Белым каскам». Представители Фонда исследований проблем демократии, который возглавляет М.Григорьев, посетили Сирию, они в течение месяца собирали информацию о преступной деятельности «белокасочников». Когда я в первый раз прочитал эти материалы, то был шокирован деяниями «Белых касок», хотя знал об их связях с террористами. В докладе рассказывается и о постановочных «химатаках» со ссылкой на свидетелей. «Белые каски» всегда находились рядом со штабами «Джабхат ан-Нусры», то есть понятно, на кого они работали. Кроме того, были и преступления, как в Косово, – изъятия человеческих органов.

М.Григорьев уже выступал в Женеве, проведена презентация в Нью-Йорке, в ООН. Затем хотим представить эти данные в Гааге, в Организации по запрещению химоружия (ОЗХО).

Вопрос: Насколько велика угроза новых химических провокаций в Сирии?

Ответ: Эти данные постоянно поступают. Засекается переброска химоружия, различных химических веществ в разные регионы Сирии. Мы часто предупреждаем, что в конкретном месте готовится провокация с использованием химических веществ.

Представленное ОЗХО расследование по сирийской Думе несколько противоречит Уставу организации.

Вопрос: Какова обстановка в Идлибе, какое количество террористов там присутствует? Как будет решаться данная проблема?

Ответ: В Идлибе очень приличный костяк террористического интернационала. Весь мир шумит, что надо оставить ситуацию в таком виде, но бесконечно это продолжаться не будет. В сентябре 2018 года мы подписали с Турцией меморандум, согласно которому турецкая сторона будет заниматься выводом оттуда оппозиционных сил. Хотя, на наш взгляд, оппозиционных сил уже не осталось, все они перешли под крышу «Джабхат ан-Нусры», а «ан-Нусра» – это «Аль-Каида».

Россия, Иран и Турция будут решать эту проблему.

Ситуация похожа на происходящее вокруг лагеря беженцев «Эр-Рукбан». Россия осуществила несколько гуманитарных конвоев с продовольствием, сейчас мы создали два коридора для выхода жителей. 90% жителей заявляют о своем желании выйти из лагеря, но их не выпускают.

Сейчас проводятся консультации, в том числе с США, чтобы вывести население. Однако, кроме лагеря «Эр-Рукбан», там находятся и еще бандформирования ИГИЛ, которые никто не преследует, их обучают и лечат. Куда они потом деваются? ИГИЛ совершают оттуда вылазки, потом некоторые оказываются в Афганистане.

Вопрос: Каковы риски со стороны праворадикалов на Украине, увеличились ли они в связи с предстоящими 31 марта выборами в этой стране?

Ответ: Радикалы активизировались у себя в стране, у нас мы этого не чувствуем.

Вопрос: Располагает ли российская сторона фактами возвращения с Украины россиян неонацистских взглядов?

Ответ: Мне о таком неизвестно, о таких вещах. Фактов нет. На нашей границе предпринят ряд мер, достаточно серьезных.

Вопрос: В докладе спецпрокурора США отрицается связь предвыборного штаба Д.Трампа с Россией, при этом говорится о неких российских хакерских атаках. Как Вы можете прокомментировать эти данные?

Ответ: Вы знаете, нам еще ни разу не представили оснований для обвинений России. Хакерские атаки – какие, покажите, что это было? Нам говорят: это уже общеизвестно. Конкретных доказательств никаких нет.

Россия в плане информационной безопасности предлагает создать общие правила поведения государств в интернете. Когда они будут, тогда совершенно четко будут выявляться нарушители этих правил. Сейчас же берут наработки десятилетней давности, сделанные хакерами, какой-нибудь неизвестный центр их выпускает и говорят: вот это был «червь» российский, значит, Россия причастна.

Зачем России вмешиваться в выборы в США, какая цель? Я не вижу ее. Еще не начались выборы в европейских странах, так уже заявляют, что надо опасаться угрозы российского вмешательства.

Россия никому не угрожает и готова со всеми сотрудничать, об этом неоднократно говорил Президент Российской Федерации В.В.Путин.

Вопрос: В каком фокусе на конференции обсуждается кибербезопасность, предотвращение преступлений в этой сфере?

Ответ: Во многих выступлениях звучало, что радикализация во многом происходит через интернет. У нас такая же проблема. Нас 15 лет обвиняли, что мы блокируем террористический контент и так далее, что это нарушение прав человека.

В 2016 году на сессии Генассамблеи ООН Премьер-министр Великобритании Т.Мэй заявила, что блокирование данного контента демократично. За ней выступил Президент Франции Э.Макрон, затем глава МИД ФРГ – и все говорят, что, оказывается, это демократично. Мы это делаем через решение судебных органов, а они автоматически.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска