Публикатор

23.11.1816:51

Выступление руководителя российской делегации, заместителя Министра промышленности и торговли Российской Федерации Г.В.Каламанова на Четвертой обзорной конференции по рассмотрению действия Конвенции о запрещении химического оружия, Гаага, 21 ноября 2018 года

2233-23-11-2018

  • en-GB1 ru-RU1

Уважаемый г-н Председатель,

Уважаемый г-н Генеральный директор,

Уважаемые делегаты,

От имени российской делегации рад приветствовать Вас,
уважаемый г-н Председатель, на столь ответственном посту. Убеждены, что под Вашим твёрдым руководством Четвёртая конференция по рассмотрению действия Конвенции пройдет на должном уровне.

Мы ожидаем, что страны-участницы настроены на обсуждение стоящих в повестке дня тем в конструктивном ключе. Исходим из того, что перед нами стоят три важнейшие задачи – восстановление авторитета Организации, укрепление и универсализация КЗХО. Рассчитываем, что общее стремление добиться конкретных результатов позволит нам всесторонне и объективно оценить итоги осуществления Конвенции за последние пять лет и на основе анализа сложившейся ситуации чётко расставить акценты в работе ОЗХО на грядущий пятилетний период. Убеждены, что все вопросы, какими бы сложными они ни были, страны-члены должны решать в духе доброй воли и опираясь на консенсус.

К сожалению, приходится констатировать, что проблем у нас немало. Наша Организация сейчас переживает далеко не лучшие времена ввиду глубокого раскола в рядах её членов. Налицо политизация и даже конфронтация в работе по сирийскому «химическому досье», инспирированному Великобританией «делу Скрипалей», а теперь и по политически мотивированной «атрибуции», буквально навязываемой рядом стран Запада всем остальным государствам-участникам КЗХО. Наглядным подтверждением этого стала завершившаяся только что 23-я сессия Конференции государств-участников КЗХО.

Мы уже не раз заявляли и повторяем вновь, что решение о наделении Технического секретариата ОЗХО функциями «по установлению виновных» в применении химического оружия является неправомерным. Государства-участники, присоединяясь к Конвенции, входили в Организацию с ясно определенным кругом полномочий этого, по сути, административного органа, а именно: техническое содействие национальным программам уничтожения химарсеналов, контроль за химпромышленностью с целью недопущения производства химоружия и бесконтрольного оборота его компонентов. Подчеркну, самой ОЗХО и её Техсекретариату в этом деле отведена сугубо прикладная задача – проведение соответствующих верификационных процедур.

Сейчас же нам говорят о срочной необходимости придать сугубо технической организации квазипрокурорские функции. Такая, с позволения сказать, трансформация Конвенции непосредственно затрагивает заложенные в этот международный договор основополагающие принципы и положения, а также влечёт за собой фундаментальные изменения в полномочиях Технического секретариата ОЗХО.

Принять такие фактически поправки, затрагивающие саму основу работы ОЗХО, предлагается в обход Статьи XV КЗХО. А в ней, как все мы знаем, прямо прописано, что изменения в Конвенцию могут быть внесены только на Конференции по рассмотрению поправок. Более того, в данной Статье предусмотрено, что ни одно из государств не должно выступить против внесения предлагаемых поправок.

Таким образом решение вопроса об «атрибуции» в ОЗХО путем голосования на КГУ является разрушительным шагом по отношению к формировавшемуся на протяжении десятилетий режиму химразоружения и нераспространения химического оружия. Более того, речь идет о прямом вторжении в исключительные прерогативы СБ ООН, единственного международного органа, отвечающего за вопросы войны и мира.

В поддержку этой губительной инициативы нам было предложено одобрить программу и бюджет Организации на 2019 г. с увеличением на 2,4 млн. евро, которые планируется направить на цели нелегитимной «атрибуции», что вошло в противоречие с ранее согласованными договоренностями о принципе «нулевого» роста расходов ОЗХО. Считаем перенаправление ресурсов на не предусмотренные Конвенцией цели совершенно недопустимым, особенно в условиях хронического недофинансирования программ технического содействия развивающимся странам по Статье XI КЗХО.

Российская Федерация предложила ряд конкретных мер для выхода из сложившейся ситуации. В ходе 23-й сессии Конференции совместно с Китаем мы внесли проект решения, направленный на создание рабочей группы, которая могла бы дать юридическую оценку того, что произошло на четвертой спецсессии Конференции и ответить на главный вопрос: соответствует ли решение и связанные с ним действия Техсекретариата ОЗХО по его имплементации положениям КЗХО.

Для того чтобы не оставлять Организацию без бюджета, мы предлагали вернуться к первоначальному проекту этого документа, в котором не предусмотрены ассигнования на атрибуцию, имея в виду, что Организация продолжит функционировать, в то время пока рабочая группа будет работать над своим заключением. С этой целью вместе с Ираном мы внесли ряд поправок в проект решения по программно-бюджетному документу.

К сожалению, эти предложения были отвергнуты. Мы вместе с единомышленниками внимательно проанализируем итоги 23-й сессии Конференции и примем соответствующие решения.

Как одно из государств, стоявших у истоков разработки Конвенции, Россия считает императивом скорейшую ликвидацию запасов химического оружия во всем мире. Именно поэтому наша страна, несмотря на беспрецедентный масштаб и сложность профильной национальной программы, на три года раньше срока выполнила свои обязательства по КЗХО, уничтожив огромный арсенал бывшего СССР в объеме 40 тыс. тонн. Признательны государствам, оказавшим при этом содействие в решении указанной задачи, а Техсекретариату ОЗХО – за многолетнее тесное сотрудничество.

Призываем США максимально ускорить ликвидацию объявленных запасов. С нашей точки зрения, партнёры установили для себя слишком льготные условия для завершения своей программы, несмотря на то, что у американской стороны есть все необходимые финансовые, научные, технологические и промышленные ресурсы для скорейшего решения этой задачи.

Мы положительно оцениваем реализацию комплексных решений СБ ООН и Исполсовета ОЗХО, которые вкупе позволили успешно вывезти из Ливии имевшийся в стране химический арсенал и уничтожить его за рубежом. Хотелось бы отметить позитивную роль Техсекретариата ОЗХО в этой работе и вклад государств-спонсоров в осуществление данной операции.

Приветствуем завершение в Ираке работ, связанных с ликвидацией остатков военно-химического потенциала времен С.Хусейна.

Совершенно очевидно, что в сложнейших условиях непрекращающейся войны ликвидация сирийского военно-химического потенциала под строгим международным контролем является важнейшей вехой в истории Организации. Такой результат был бы невозможен без взаимодействия всех государств-участников Конвенции, политической воли и самоотверженных усилий сирийских властей.

Вместе с тем в процессе работы на сирийском направлении выявились системные недостатки, связанные с взаимодействием Техсекретариата ОЗХО с официальным Дамаском по целому ряду вопросов.

Так, возникла фактически тупиковая ситуация с оценкой первоначального объявления Сирии по Статье III КЗХО. За четыре года количество абсолютно надуманных претензий к Дамаску увеличилось с 4 до 22 пунктов. Нас весьма беспокоит то, что чем больше правительство Сирии направляет информации в ОЗХО, тем больше вопросов перед ним ставят. Необходимо отдавать себе отчет в том, что за давностью лет, да ещё и в условиях затяжного вооружённого конфликта на большинство запросов Дамаск уже просто не в состоянии ответить. Считаем, что здесь следует проявить реализм, поскольку такое положение дел не может продолжаться вечно.

Считаем, что Техсекретариату ОЗХО и Сирии необходимо провести окончательный обзор остающихся вопросов по первоначальному объявлению. С удовлетворением отмечаем взаимное стремление и с той, и с другой стороны к их урегулированию. При этом следует отбросить политически мотивированные претензии и опираться исключительно на экспертный анализ.

Совершенно очевидно, что давно назрела необходимость кардинально переработать круг ведения Миссии по установлению фактов применения химоружия (МУФС), определяющий рамки взаимодействия между Дамаском и Миссией. Мандат последней следует привести в полное соответствие с положениями КЗХО.

Речь идет о самых серьёзных изъянах в деятельности МУФС, а именно: несбалансированном географическом составе; избирательности при работе со свидетельскими показаниями, в т.ч. необоснованное тяготение к получению информации из оппозиционных источников, а также структур, уличенных в фальсификации данных и тесных связях с иностранными спецслужбами; нежелании проводить оперативные мероприятия «на земле» под предлогом рисков в сфере безопасности, хотя соответствующие гарантии со стороны правительства Сирии предоставлялись, и неоднократно. Неизбежным следствием таких подходов являлось нарушение предусмотренного КЗХО основополагающего принципа при проведении расследований - последовательности действий при сборе доказательств.

По-прежнему исходим из того, что выправить ситуацию могло бы принятие российско-иранского проекта решения Исполсовета ОЗХО о совершенствовании работы МУФС, представленного еще в ходе 86-й сессии этого руководящего органа (октябрь 2017 г.). К сожалению, он не нашел достаточной поддержки. Предлагаем вернуться к предметному обсуждению этого вопроса.

Мы обеспокоены тем, что во Вьетнаме, Лаосе, Камбодже и Панаме было обнаружено американское и британское химическое оружие. Считаем необходимым усилить со стороны Техсекретариата ОЗХО контроль за своевременным объявлением государствами-участниками КЗХО оставленного или старого химического оружия, которое власти обнаруживают на территории своих стран. Исходим из того, что несвоевременное или некорректное предоставление такой информации является недопустимым.

Выражаем глубокую обеспокоенность по поводу ситуации вокруг инцидентов в Солсбери и Эймсбери и действиями в этой связи британских властей. Великобритания, не имея никаких доказательств, обвиняет Россию в причастности к применению отравляющих веществ на её территории. При этом Лондон без всяких на то объяснений отказывается действовать в международно-правовом поле, т.е. сотрудничать с Россией в рамках КЗХО и по линии правовых органов, для выяснения обстоятельств произошедшего. Разумеется, у нас это вызывает многочисленные вопросы, в том числе применительно к деятельности лаборатории Минобороны Соединённого Королевства в Портон-Дауне. В данной ситуации полагаем целесообразным и даже необходимым перевести дискуссии в ОЗХО по данному вопросу в режим открытых обсуждений.

В силу того, что в контексте инцидентов в Солсбери и Эймсбери было выявлено не входящее в сферу охвата КЗХО отравляющее вещество по принятой на Западе классификации «Новичок», возникает вопрос о безотлагательных действиях со стороны ОЗХО. В частности, необходимо осуществить комплексный пересмотр соответствующих контрольных списков КЗХО в части, касающейся веществ нервно-паралитического действия. В этой связи хотим привлечь внимание коллег к соответствующей инициативе, с которой Российская Федерация выступила ещё в мае с.г. В ходе анализа специализированной литературы наши эксперты обнаружили порядка тысячи подобных химических соединений, которые было бы целесообразно изучить в плане включения в контрольные списки ОЗХО.

Мы не можем игнорировать многочисленные факты, свидетельствующие о том, что у террористов имеется необходимый потенциал для использования промышленных химикатов в военных целях и даже для производства полноценных боевых отравляющих веществ. Призываем государства-участники КЗХО сосредоточить усилия на борьбе с растущей угрозой химического терроризма в рамках имеющихся обязательств по Конвенции. Высоко оцениваем принятое Исполсоветом ОЗХО решение на этот счёт в октябре 2017 года. Отмечаем при этом, что КЗХО не является антитеррористическим договором, что зафиксировано в итоговом документе Третьей обзорной конференции. В этой связи считаем как никогда актуальной российскую инициативу о разработке на Конференции по разоружению в Женеве международной конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма, в реализации которой важное место отводится и ОЗХО.

Организации необходимо идти в ногу со временем. Её задачи естественным образом трансформируются по мере завершения уничтожения объявленных запасов государствами-обладателями. Однако решения о внесении в повестку дня её руководящих органов дополнительных вопросов не должны противоречить КЗХО или вторгаться в компетенцию других международных площадок. В первую очередь это касается проблематики химвеществ инкапаситирующего действия и затопленного в Балтийском море химоружия гитлеровской Германии.

Хотели бы также напомнить о российской инициативе, выдвинутой на Третьей обзорной конференции в отношении Женевского протокола 1925 года, которая сохраняет свою актуальность. Речь идет о коллективном призыве к государствам, не подписавшим протокол, сделать это безотлагательно, а к странам, имеющим оговорки к нему, - таковые снять. Последнее касается, в частности, США, которые оставили за собой право ответного применения химических средств в вооруженных конфликтах.

Считаем важным содействие реализации положений Статьи XI относительно экономического и технологического развития государств-участников КЗХО в области использования химии в не запрещенных Конвенцией целях, а также оказание помощи развивающимся странам в создании национальных промышленных потенциалов. Полагаем необоснованными существующие ограничения в торговле химикатами, введённые рядом западных стран, а также искусственные барьеры в рамках экспортно-контрольных режимов.

По аналогии с другими международными организациями следует разработать чёткие правила для выборов Гендиректора Техсекретариата ОЗХО. В них должны быть прописаны положения о справедливой географической ротации, учреждении мандатной комиссии из представителей всех региональных групп для обеспечения транспарентности и контроля за процессом выборов.

Необходимо также принять меры по изменению процедуры принятия решений на КГУ. Сложившаяся практика подсчёта голосов, при которой меньшинство может фактически навязать свою волю большинству, ущербна, и не соответствует заложенному в КЗХО принципу консенсуса.  

Полагаем, что нужен и осторожный, выверенный подход к кадровой политике Организации. Понимаем потребность поддержания кадрового потенциала Техсекретариата ОЗХО. Вместе с тем актуальным является обеспечение его пополнения новыми специалистами, в том числе из развивающихся стран, при сохранении преемственности по части опыта и профильных знаний.

В заключение, уважаемый г-н Председатель, хотелось бы заверить Вас в том, что делегация Российской Федерации нацелена на конструктивную и целенаправленную работу в ходе Конференции, на плотное взаимодействие с Вами, и, разумеется, со всеми делегациями для достижения положительных результатов.

Просим распространить данное выступление в качестве официального документа Четвертой обзорной конференции по рассмотрению действия Конвенции.

Благодарю за внимание.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска