Публикатор

19.11.1819:12

Интервью Посла России в Королевстве Нидерландов, Постоянного представителя России при ОЗХО А.В.Шульгина информагентству ТАСС, опубликованное 18 ноября 2018 года

2196-19-11-2018

Вопрос: Какие наиболее проблемные вопросы выносятся в повестку дня ноябрьских мероприятий по линии ОЗХО (23-я КГУ, 19-20 ноября и 4-я Обзорная конференция, 21- 30 ноября)? Известно, что одним из них является вопрос увеличения бюджета организации (для создания атрибутивного механизма). В каком русле, по мнению российской стороны, развернутся обсуждения этой проблематики? На чью поддержку может рассчитывать РФ?

Ответ: Остро будет проходить обсуждение проблематики имплементации июньского решения спецсессии Конференции государств - участников химконвенции по наделению Техсекретариата организации атрибутивными полномочиями сверх ранее согласованного нулевого номинального роста для определения виновных в применении химоружия.

С этой темой напрямую связан вопрос утверждения проекта программы и бюджета ОЗХО на 2019 год, в соответствии с которым предполагается заметное увеличение бюджета для создания так называемого атрибутивного механизма. Думается, что дискуссия будет весьма напряженной. Часть стран, включая Россию, выступает против атрибуции в ОЗХО как таковой, поскольку она противоречит положениям химконвенции; многие делегации не согласны с повышением взносов. Другая часть не поддерживает увеличение бюджета на атрибуцию, поскольку есть другие более насущные проблемы Организации. Россия рассчитывает на поддержку всех этих стран.

Вопрос: Что будет, если группа западных стран все-таки продавит решение об имплементации июньского решения специальной сессии КГУ по созданию атрибутивного механизма по определению виновных в применении химического оружия и выделению на эти цели соответствующих средств в бюджете ОЗХО?

Ответ: Давайте не будем забегать вперед. Конференция примет решение на этот счет, но невозможно предсказать, каким оно будет. Однако в случае, если решение будет принято в пользу атрибуции, то это будет иметь большие, если не сказать катастрофические, последствия для организации. Это, если хотите, смена парадигмы ОЗХО. Проблема в том, что химконвенцией определение виновных в применении химоружия не предусмотрено. Это значит, что все действия по укоренению атрибуции в ОЗХО будут носить политический характер. Организация будет расколота, и она перестанет играть роль универсального механизма в сфере разоружения и нераспространения.

Вопрос: Техсекретариат ОЗХО начал формирование структуры атрибутивного механизма и набор персонала еще до того, как принято окончательное решение о выделении дополнительных средств на его создание. Как вы оцениваете данные шаги Техсекретариата?

Ответ: Действительно, в Техсекретариате уже анонсировано формирование структуры атрибутивного механизма. Объявлен конкурс на замещение вакансий. Мы считаем это неправильным. Прежде чем заниматься созданием каких-то дополнительных организационных надстроек, связанных с атрибуцией, необходимы решения руководящих органов организации. Пресловутого июньского решения спецсессии КГУ недостаточно, поскольку оно является рамочным. Конкретные параметры его имплементации должны определяться отдельно. Пока же никаких решений на этот счет не принято. На Конференции мы обязательно заявим об этом.

Вопрос: РФ ведет диалог с Техсекретариатом ОЗХО, в том числе относительно докладов по результатам работы специалистов организации в Солсбери и Эймсбери. Удовлетворена ли Россия получаемыми ответами?

Ответ: У нас с Техсекретариатом разные точки зрения на ситуацию вокруг Солсбери и Эймсбери. Эксперты Техсекретариата считают, что они были вправе оказывать Великобритании помощь с задействованием статьи VIII химконвенции. Мы бы согласились с ними, если бы не одно но: Великобритания обвинила Россию в том, что она причастна к применению на территории Королевства химического оружия. Для таких случаев предусмотрен совсем иной алгоритм действий по статье IX Конвенции, предполагающий процедуру установления фактов, с выездом на места, соблюдением последовательности действий для сбора и хранения доказательств и т.п. Ничего этого сделано не было. Поэтому мы не согласны с тем, что Техсекретариат оказывает Великобритании техническое содействие. По сути, он участвует в национальном расследовании, которое проводится британской стороной. Россию к этому расследованию англичане не привлекают и высокомерно отказываются от предложенной нами помощи.

Вопрос: Насколько велика, по данным российской стороны, на данный момент угроза химинцидентов или имитации химатак со стороны террористических группировок в Сирии, в частности в провинции Идлиб? Как ОЗХО объясняет задержку с публикацией доклада по инциденту в Думе?

Ответ: Считаем, что вероятность химатак со стороны террористов в Сирии, равно как и провокаций с их стороны с целью обвинить в этом сирийское руководство, сохраняется вплоть до полного освобождения страны от террористических группировок.  Она высока еще и потому, что террористы видят готовность США и их союзников ударить по Сирии, воспользовавшись их провокационными действиями.

Задержку с опубликованием окончательного доклада по инциденту в Думе 7 апреля этого года Техсекретариат объясняет необходимостью изучения дополнительной информации. Мы понимаем, что из-за отсутствия реальных доказательств им придется сделать доклад, который практически дезавуирует западную точку зрения, что там якобы было применено химоружие сирийскими войсками. Напомню, что США, Великобритания и Франция, не дождавшись никакого расследования событий в Думе, нанесли ракетный удар по объектам гражданской и военной инфраструктуры в Сирии.

Мы уже доказали, что имела место грубая провокация псевдогуманитариев из "Белых касок". В апреле мы привезли в Гаагу 17 свидетелей, которые подтвердили, что они стали невольными свидетелями этой постановки. Именно этот фактор, как нам кажется, мешает появлению доклада. Подождем – увидим.

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска