Публикатор

2.04.1811:58

Интервью Постоянного представителя России при Отделении ООН и других международных организациях в Женеве Г.М.Гатилова международному информационному агентству «Россия сегодня», 31 марта 2018 года

Вопрос: США заявили о высылке сотрудников российской миссии при ООН. Насколько правомерно это решение в международном плане, учитывая, что формально эти работники приглашены Организацией Объединенных Наций? Может ли такое решение создать прецедент для высылки неугодных дипломатов из миссий при ООН в других странах, к примеру, в Женеве?

Ответ: Это абсолютно неправомерно, потому что, как Вы правильно сказали, дипломаты аккредитованы при ООН и у них совершенно другой статус. Они работают как представители России при ООН, а не при правительстве США. И любые действия по их высылке являются абсолютно неправомерными и противоречат всем международным соглашениям и конвенциям о дипломатических сношениях. Такие действия США мы рассматриваем как нарушающие все эти международные документы.

Но, к сожалению, приходится констатировать, что США уже не первый раз пользуются такими методами и высылают российских дипломатов, работающих при ООН. Поэтому мы, естественно, воспринимаем это как недружественный акт в отношении нашей страны.

Что касается Женевы, то здесь подобные действия вряд ли возможны. Мы считаем, что местные власти более вменяемые, и они понимают, что люди, которые работают на женевской площадке, при женевском отделении ООН, имеют совершенно другой статус и выполняют свои функции в соответствии с теми задачами, которые стоят перед ними в международных организациях. С учетом этого разумно мыслящие люди на такие провокационные методы не поддаются.

Вопрос: Как технически происходит такая высылка? Посол США в России Дж.Хантсман говорил о том, что необходимо будет поставить в известность Генсека ООН и предоставить ему необходимые доказательства.

Ответ: США могут сделать это в одностороннем порядке. Кстати сказать, сейчас создалась ситуация, когда в отношении нашей миссии при ООН американцы используют такие недобросовестные методы, как непродление виз пребывания наших дипломатов, работающих в Нью-Йорке. То есть создают такую ситуацию, при которой люди не могут выехать за пределы США по каким-то своим личным либо служебным делам и потом вернуться к месту работы. Потому что срок их визы истек и въезд для них в США закрыт. Такие недобросовестные методы, к сожалению, используются американской стороной, хотя страна-хозяйка, наоборот, должна создавать благоприятные условия для работы дипломатов в штаб-квартире ООН. США же действуют наоборот и всячески препятствуют деятельности дипломатов, в частности российских.

Вопрос: Фактически этих людей также могут выслать под предлогом несоблюдения визового режима?

Ответ: Да, это одно из средств. Я не знаю, как будут действовать США. Наверняка будут писать какие-то ноты и представлять списки о персонах нон грата. Но, еще раз повторю, что все это идет вразрез с международной практикой, международными нормами и общими понятиями функционирования системы ООН.

Вопрос: Сколько таких дипломатов с просроченными визами в Постпредстве России при ООН в Нью-Йорке?

Ответ: То, что мне известно – это 4 или 5 человек, которым визы не были продлены уже по полгода. Несмотря на то, что все документы о продлении виз своевременно подавались. То есть никакой реакции с американской стороны не последовало. Никаких ответов и, более того, никакой реакции не было на наши дополнительные обращения к администрации США. США вообще ведут себя очень неприлично в этом плане. Не так, как должна вести себя страна-хозяйка, принимающая на своей территории дипломатических представителей, работающих при ООН.

Вопрос: Ощущается ли давление на Россию на международных площадках в Женеве после инцидента в Солсбери?

Ответ: Ощущается. Причем совершенно неприкрытое давление. Дело Скрипалей было привнесено на женевскую площадку, в частности на Конференцию по разоружению, где англичане этот вопрос систематически поднимают. Причем этот вопрос никаким образом не связан с деятельностью такого форума, как Конференция по разоружению. Фактически они уводят обсуждение от реальных проблем, связанных с разоружением, повернув все в русло дела Скрипалей.

На протяжении последнего времени это было сделано несколько раз. Мы, естественно, давали отпор таким поползновениям, разъясняли нашу позицию, но, к сожалению, англичане и целый ряд их союзников – США, другие страны – подхватывали эту тему и пытались ее будоражить в рамках женевской разоруженческой площадки. Считаем это абсолютно недопустимым и несоответствующим тематике Конференции по разоружению здесь, в Женеве.

К сожалению, мы знаем, что Великобритания использует и пытается использовать все площадки. Это кампания, преследующая цель очернить Россию, вытащить дело Скрипалей на международные площадки и попытаться таким образом заручиться поддержкой международного сообщества.

Надо сказать, что серьезной поддержки такие поползновения не получают, и большинство разумно мыслящих делегаций в это дело вмешиваться не хотят.

Вопрос: А пострадали ли Ваши двусторонние контакты с коллегами из миссий США и Великобритании?

Ответ: У меня не было по этому поводу никаких контактов ни с англичанами, ни с американцами. Так что здесь мы эту тему, во всяком случае в двусторонних контактах, ни коим образом не обсуждаем. То, что происходит на Конференции по разоружению, это недобросовестные попытки наших английских коллег, поддерживаемые в первую очередь американцами, все это поднять на международный уровень. Но никакой серьезной поддержки со стороны других стран это не получает.

Вопрос: Спецпосланник ООН по Сирии С. де Мистура, выступая перед СБ ООН, заявил о том, что у него до сих пор нет предварительного списка от стран-гарантов возможных участников Конституционной комиссии. Насколько это соответствует действительности?

Ответ: Действительно, списки ему пока не были переданы. Идет процесс согласования этих списков с сирийской стороной, с Дамаском, с правительством. Мы считаем, что здесь не нужно искусственно подстегивать этот процесс. Задача заключается в том, чтобы эти списки были согласованы и одобрены всеми участниками сирийского урегулирования. Это страны-гаранты и сирийская сторона. После того, как эти списки будут окончательно досогласованы, они будут переданы С. де Мистуре, и уже он займется этим процессом.

Но здесь важно понимать, что любые действия должны быть сделаны с согласия всех участников. Только в этом случае можно рассчитывать на то, что это движение получит поддержку всех участников этого процесса.

Надеемся, что в ближайшее время списки будут согласованы, переданы С. де Мистуре, и он будет над ними работать.

Вопрос: Можно ли ожидать, что тема согласования списков будет поднята на саммите стран-гарантов в Турции 4 апреля?

Ответ: Я предполагаю, что на саммите будут обсуждаться все аспекты сирийского урегулирования. В том числе и конституционный процесс.

Вопрос: Можно ли ожидать, что Конституционная комиссия начнет свою работу до Женевы-9?

Ответ: Мы пока не знаем, когда пройдет Женева-9. Эти сроки С. де Мистурой не были объявлены.

С. де Мистура 29 марта находился в Москве, где обсуждались, как обычно, все аспекты сирийского урегулирования, ситуация с прекращением враждебных действий, функционирование зон деэскалации, вопросы предоставления гуманитарной помощи и содействия сирийскому гражданскому населению. Во всех этих аспектах есть роль ООН. Мы неоднократно говорили о том, что поддерживаем усилия спецпосланника, поддерживаем женевский политический процесс и в этом плане всегда оказывали помощь спецпосланнику. Тот факт, что он в очередной раз приехал в Москву, встречался с главой МИД и Министром обороны, очень ярко подтверждает то, что мы выступаем за активную роль ООН в этом процессе.

Вопрос: Нет ли ощущения, что С. де Мистура ждет формирования Конституционной комиссии, чтобы начать новый раунд переговоров?

Ответ: С. де Мистура, естественно, ждет, когда ему будут переданы списки. На эту тему мы с ним неоднократно общались. Пытались донести до него, что этот процесс может иметь конструктивную направленность только в случае, когда будут согласованы эти списки со всеми сторонами. Сейчас мы ждем окончательного ответа от Дамаска.

Вопрос: То есть увязывать создание Конституционной комиссии и начало Женевы-9 не имеет смысла?

Ответ: То, что на женевской площадке будут обсуждаться конституционные вопросы – это понятно. Есть такое понимание и со стороны С. де Мистуры, и мы неоднократно об этом говорили и ему, и на всех других уровнях. Наверное, логически рассуждая, можно говорить о том, что смысл проведения следующего женевского раунда будет заключаться в том, что на нем будут обсуждаться конституционные вопросы. Хотя помимо конституционной есть и целый рад других тем. Это борьба с терроризмом, поддержание режима прекращения огня, функционирование зон деэскалации и всего, что с этим связано. Но конституционная тема, безусловно, имеет приоритетное значение. Как я понимаю, так же считает и господин С. де Мистура.

Вопрос: Как Москва смотрит на предложение офиса С. де Мистуры создать в Женеве рабочий комитет по рассмотрению вопроса с заключенными и пропавшими без вести, о чем было заявлено в ходе последней встрече по Сирии в Астане?

Ответ: Такая идея была высказана на встрече в Астане. О создании некоего технического комитета. Но здесь надо сказать, что пока что состоялась только первая встреча рабочей группы по заключенным. И сейчас процесс только в начальной стадии. Важно понимать, как будет функционировать эта рабочая группа. Нужно создать базу данных, обменяться информацией о задержанных и со стороны правительства, и со стороны оппозиции, с тем чтобы определить, о каком количестве людей идет речь.

Что касается технического комитета, то пока в практической плоскости этот вопрос не обсуждается.

Вопрос: Минобороны России заявило о достижении договоренности о выходе боевиков из Думы. Когда может начаться этот выход?

Ответ: Во-первых, выход уже идет во всем регионе Восточной Гуты. Есть понимание, что этот процесс будет завершен в ближайшее время. Это очень важно, потому что Восточная Гута была болевой точкой, привлекавшей внимание со стороны международного сообщества с точки зрения гуманитарной ситуации. Хорошо известно, что там засели боевики «Джабхат ан-Нусры», которые вели обстрелы жилых районов Дамаска, включая и территорию нашего диппредставительства. Конечно, этот вопрос требовал решения. Сейчас есть договоренность о выводе боевиков. Процесс пошел, и это свидетельствует о том, что эта проблема может быть решена уже в самое ближайшее время.

Вопрос: Насколько деструктивную роль в Восточной Гуте сыграли США?

Ответ: Явные двойные стандарты в позиции США, к сожалению, есть. Потому что с одной стороны они официально всегда говорили, и продолжают утверждать, что их главной задачей является борьба с терроризмом, с «Исламским государством», а с другой, у нас есть свидетельства того, что они подспудно оказывают поддержку тем террористическим группировкам, которые засели в Восточной Гуте. Все это очень печально, потому что если мы говорим о борьбе с терроризмом, то нам, наоборот, нужно объединить свои усилия. А ситуация, когда одной рукой они делают одно, а другой другое, дает свои негативные результаты.

Никто же, и в том числе американцы, когда мы принимали резолюцию СБ ООН 2401, не отрицал того, что в ней прописано. А там четко сказано, что борьба с терроризмом будет продолжена. И создание гуманитарных пауз и зон деэскалации не предусматривает, что борьба с терроризмом будет прекращена, и что на террористов будет распространяться режим прекращения огня.

Для нас это является непреложной истиной, и мы все делаем для того, чтобы на всей территории Сирии, и в частности в Восточной Гуте, с терроризмом было покончено. Вот сейчас этот процесс развивается. Думаем, что все идет в правильном направлении и ситуация в Восточной Гуте будет нормализована.

Вопрос: Высказывались мысли о том, что в Восточной Гуте события развивались по аналогу с Восточным Алеппо. Нет ли опасений, что такая схема повторится теперь в других районах Сирии? В Ат-Танфе или Африне?

Ответ: Мы хорошо помним, как использовалась ситуация в Восточном Алеппо в пропагандистских целях, для объявлений о том, что там создается гуманитарная катастрофа, что население голодает. Абсолютно зеркальную ситуацию мы наблюдали и в отношении Восточной Гуты, хотя туда было направлено уже несколько конвоев с гуманитарной помощью, были организованы гуманитарные коридоры для выхода населения.

Но, к сожалению, нашими западными коллегами все эти факты замалчиваются. Они, наоборот, делают акцент на всех негативных аспектах развития ситуации.

Например, хорошо известно, и есть информация о том, что в Восточной Гуте готовятся и могут произойти провокационные действия с использованием химического оружия или химических веществ. Об этом правительство Сирии докладывало непосредственно генеральному секретарю ООН и Совету Безопасности. Есть информация о завозе в Восточную Гуту химических веществ для того, чтобы спровоцировать такие инциденты, а потом обвинить в этом Дамаск. Конечно, не хотелось бы, чтобы подобная ситуация действительно произошла, но надо быть готовым к тому, что такие провокационные действия могут использоваться теми, кто выступает против урегулирования сирийского кризиса политическими методами, кто хочет создать впечатление, что там действительно происходит гуманитарная катастрофа, что гибнут мирные жители – женщины, старики, дети.

Реальность состоит в том, что Россия оказывает содействие сирийским властям, и многие жители региона, выходя из Восточной Гуты, выражают благодарность за те усилия, которые были нами предприняты в плане облегчения их гуманитарной ситуации.

Вопрос: В свое время существовал формат обсуждения ситуации в Сирии на уровне замминистра иностранных дел между Россией и США при участии ООН. Какова вероятность возобновления подобных контактов?

Ответ: Сейчас вопрос о возобновления консультаций в таком формате не стоит. Хотя в свое время мы всегда выступали за то, чтобы поддерживать контакты с американцами и с представителями ООН. Было несколько раундов таких встреч, но потом как-то американцы отошли от этого понимания и не выражали никакой заинтересованности в продолжении такого рода контактов.

Но, я не исключаю, что на определенном этапе, возможно, когда будет созван следующий раунд женевских дискуссий по Сирии, востребованность такого общения может опять возникнуть. Что касается России, то мы, конечно, будем готовы к поддержанию такого рода контактов.

Персоналии: Де Мистура, Стаффан

Календарь

x
x

Архив

Дополнительные инструменты поиска