1. Военно-политическая обстановка в Афганистане остается напряженной, прослеживается тенденция к ее ухудшению. Наблюдается нарастание боевой и террористической активности вооруженных группировок, стремящихся укрепить свои позиции и установить контроль над новыми территориями.

Наиболее крупным формированием остается Движение талибов (ДТ), численность которого достигает 70 тыс. боевиков. Отряды ДТ присутствуют практически во всех 34 провинциях ИРА. Помимо ДТ, в стране действуют ИГИЛ, «Аль-Каида», «Лашкар-е-Тойба», Исламское движение Узбекистана (ИДУ) и другие терорганизации.

Особую тревогу вызывает деятельность афганского «крыла» ИГИЛ,
его стремление закрепиться в северных провинциях страны. По нашим оценкам, в настоящее время в Афганистане насчитывается порядка
6 тыс. игиловцев. В их составе – афганские талибы и иностранные боевики,
в т.ч. арабы, пакистанские пенджабцы и пуштуны, чеченцы, узбеки и таджики, выходцы из южных регионов России. Основные районы активности – провинции Нангархар, Кунар, Нуристан, Заболь, Фарьяб, Сари-Пуль, Джаузджан.

С тревогой отмечаем рост числа жертв среди мирного населения
в результате вооруженного конфликта. По данным ООН, количество гражданских лиц, погибших и пострадавших в результате боевых действий и террористических атак в ИРА за первое полугодие 2017 г. составило 5243 человека, в том числе 1662 убитых и 3581 раненых, что соответствует уровню аналогичного периода прошлого года, ставшего рекордным за всю историю наблюдений.

2. Миссию НАТО «Решительная поддержка» рассматриваем
в качестве прямого продолжения деятельности Международных сил содействия безопасности (МССБ), которые за 12-летний (2002-2014 гг.) период не смогли решить стоявших перед ними задач. С учетом итогов саммита НАТО в Уэльсе в сентябре 2014 г. и подписания Кабулом соглашений с Вашингтоном в сфере безопасности и с НАТО – о статусе сил альянса, на НАТО и США лежит главная ответственность за подготовку национальных силовых структур и противодействие террористическим группировкам. При этом принципиально важно, чтобы с территории Афганистана не исходило угроз безопасности третьим странам.

Обратили внимание на анонсированную Президентом США Д.Трампом в августе с.г. новую стратегию Вашингтона по Афганистану. Отметили
ее созвучие подходам Администрации Б.Обамы, инициировавшей наращивание численности контингента в расчете на военное решение проблемы. Как известно, эти меры не привели к достижению положительного результата, а лишь способствовали дальнейшей эскалации вооруженного конфликта.

Вместе с тем очевидное снижение уровня транспарентности
в действиях ВС США вызывает у нас определенное беспокойство.
Не разделяем новый подход США, предусматривающий оказание давления на отдельные страны региона в контексте стабилизационных усилий в Афганистане. Выступаем за равноправное взаимодействие международных партнеров с учетом национальных интересов всех без исключения стран региона.

К недостаткам стратегии мы относим и то, что в ней не получили отражения афганская наркоугроза, а также необходимость противодействия распространению влияния ИГИЛ.

3. Россия выступает за становление Афганистана в качестве мирного, независимого и экономически развитого государства, свободного
от терроризма и наркотиков. 

Залогом устойчивости ситуации в ИРА считаем боеспособные Афганские национальные силы безопасности (АНСБ), которые должны  самостоятельно обеспечивать мир и стабильность в своей стране. Будем и далее помогать Кабулу в подготовке сотрудников афганских силовых структур по линии заинтересованных российских ведомств. Продолжаем эту работу как на двусторонней основе, так и во взаимодействии с международными партнерами, несмотря на изменение подходов со стороны США, НАТО и ряда западных стран к реализации совместных с Россией проектов по содействию Афганистану. 

В складывающихся условиях важнейшим элементом стабилизации
ситуации в Афганистане считаем запуск руководимого афганцами процесса национального примирения. Поддерживаем соответствующие усилия Кабула. Готовы оказывать содействие в продвижении его диалога с вооруженной оппозицией.

Несмотря на наличие большого числа международных форматов, на сегодняшний день основная цель усилий – привлечение талибов к мирным переговорам – не достигнута. В этой связи рассматриваем  запущенный
в начале 2017 г. Московский формат консультаций по Афганистану в качестве оптимальной площадки для ведения предметных переговоров по вопросу нацпримирения в ИРА, а также налаживания прямого диалога между правительством ИРА и Движением талибов.

4. Отмечаем растущее в мире понимание важности регионального контекста афганского урегулирования.

Убеждены, что усилия по содействию Афганистану следует продвигать преимущественно с использованием зарекомендовавших себя структур, прежде всего ШОС, где в качестве членов, наблюдателей или партнеров по диалогу присутствуют практически все страны региона, включая, разумеется, Афганистан.

Видим хороший потенциал в усилении контртеррористического
и антинаркотического взаимодействия с Афганистаном по линии ШОС
и ОДКБ.

5. Ситуация с наркопроизводством в Афганистане давно перешла
в разряд глобальных проблем. К сожалению, положение дел в этой сфере
не улучшается: рост наркоплощадей может вызвать резкое увеличение объемов производства наркотиков. По данным ООН, в 2017 г. посевные площади наркопосевов в ИРА выросли на 50% по сравнению с 2016 г., достигнув рекордных показателей 300 тыс. га. В производство, обработку и транспортировку опийных культур напрямую вовлечено порядка 10% населения ИРА. Афганские наркодоходы обеспечивают существенную финансовую «подпитку» терроризму в этой стране. До 35 – 40% средств на цели экстремистов поступает от наркоторговли. Более 90% наркоторговцев выплачивают «налог» вооруженной оппозиции. 

ВЫСКАЗЫВАНИЯ ПО ТЕМЕ