9.02.1913:22

Интервью Посола России в США А.И.Антонова информационному агентству "ТАСС", 9 февраля 2019 года

Вопрос: Начали ли проявляться в наступившем году хоть какие-то проблески улучшения российско-американских отношений? Улучшаются или нет условия работы российских дипломатов в США, создаваемые американскими властями и связанные в том числе с оформлением разрешений на въезд новым сотрудникам дипломатических представительств России в США? Или Вы пока усматриваете только угрозу дальнейшей деградации двусторонних связей?

Ответ: Ситуация в российско-американских отношениях остается сложной. 2018 год можно назвать годом упущенных возможностей. Официальным Вашингтоном было предпринято много недружественных шагов. Тяжелым ударом стала высылка 60 российских дипломатов (всего с членами семей США покинуло более 200 человек). Практически на каждодневной основе мы ощущали болезненные выпады в наш адрес, которые создавали дополнительные трудности для деятельности Посольства. 

«Российский фактор» пытаются разыграть во внутриполитической борьбе. С большой долей уверенности можно сказать, что такая ситуация продолжится и дальше. Кстати, наша дипмиссия до сих пор не смогла восстановить утерянный ресурс в результате высылки российских дипломатов. Долгие месяцы мы не можем получить визы для многих коллег, которые готовы приехать в Вашингтон. Сохраняются жесткие требования к передвижениям дипломатического состава Посольства и российских официальных делегаций по территории США. Продолжается практика ограничения контактов с представителями американских федеральных органов. Нам блокируют доступ к принадлежащим России и незаконно отобранным дипобъектам.

Американские власти по всему миру охотятся за российскими гражданами, которых подозревают в преступлениях, вывозят их на свою территорию. В отношении них принимаются несправедливые решения. Многие наши соотечественники осуждены на беспрецедентно длительные сроки.

Еще пример – неприемлемая ситуация с М.Бутиной, которую арестовали под надуманным предлогом и предъявили ей голословные обвинения, заставляя признаться в поступках, которые она не совершала.

Экономическое давление на Россию не ослабевает. У законодателей несколько дополнительных законопроектов для «наказания» России за «дело Скрипалей», за помощь Сирии, за диверсификацию поставок российских энергоресурсов в страны Европы и за многие другие «прегрешения».

Разумеется, это не повод для того, чтобы опускать руки. Мы продолжаем кропотливую ежедневную работу со всеми официальными лицами, кто готов к разговору с нами. У нас установились хорошие контакты в госдепартаменте, в Белом доме, в других американских ведомствах. Работаем над тем, чтобы добиться бесперебойного функционирования российских загранучреждений в США, пытаемся вернуть захваченную российскую собственность, работаем с верой в то, что токсичная русофобская пыль в воздухе Вашингтона осядет и здравый смысл восторжествует. Нам надо вернуться к нормальным, прагматичным отношениям. От этого зависят судьбы мира, а не только благополучие двух наших государств.

К слову, сами американцы признаются, что состояние отношений «хуже некуда». Мы уже достигли такого низкого уровня, ниже которого опуститься трудно. Как сказал Президент России В.В.Путин, «нужно подниматься, глотнуть свежего воздуха, с ясной головой подумать, как жить дальше». Все наши предложения по формированию объединенной повестки остаются на столе переговоров. Но упрашивать, бегать за кем-либо мы не собираемся. Будем терпеливо ждать, когда в Вашингтоне поймут важность и необходимость нормальных российско-американских отношений.

Вопрос: На чем в ближайшее время, с Вашей точки зрения, правительствам России и США следовало бы сконцентрировать внимание для нормализации отношений? Какие цели Вы ставите перед собой в плане оздоровления российско-американского диалога?

Ответ: В первую очередь, надо отказаться от заочной полемики и восстановить каналы общения между нашими странами. Вынуждены признать, что почти все механизмы коммуникации, с таким трудом созданные за последние 10 лет, разрушены или «заморожены».

Нам нужен системный политический диалог, в отсутствие которого договариваться очень трудно, особенно если это происходит через СМИ. К сожалению, пока не получается наладить регулярные контакты между министром иностранных дел России С.В.Лавровым и госсекретарем США М.Помпео. Бездействует формат совместных совещаний министров иностранных дел и обороны России и США в формате «2+2».

По сути, на плаву пока лишь диалог между Секретарем Совета Безопасности России Н.П.Патрушевым и помощником президента США по национальной безопасности Дж.Болтоном. Их прямой разговор важен, необходим и востребован. Уверен, что интересам двух стран отвечает продолжение этих контактов, которые могли бы помочь возобновлению дискуссий в других форматах.

Высоко оцениваем восстановление в декабре прошлого года диалога по контртеррористической проблематике на уровне заместителей глав внешнеполитических ведомств. Недавно в Вашингтоне побывал заместитель министра иностранных дел И.В.Моргулов, который обсуждал проблематику урегулирования ситуации на Корейском полуострове. Полезные консультации проводятся на высоком уровне между представителями МИД и госдепа по сирийской проблематике. И здесь нельзя не отметить важность контактов по линии министерств обороны. К слову, даже в самые трудные времена мы всегда старались сохранить такой канал общения. Сегодня он многоуровневый, российская сторона высоко оценивает профессиональный разговор на уровне НГШ ВС РФ генерала армии В.В.Герасимова и начальника ОКНШ ВС США генерала Дж.Данфорда. Разговор в основном ограничивается сирийской проблематикой, хотя, по моему твердому убеждению, вопросов для обсуждения между двумя военачальниками куда больше, чем деконфликтинг на сирийской территории.

США и Россия многое теряют в контексте развития экономических связей. Нам нужен прочный экономический фундамент для выстраивания политических отношений. Уверены, что интересам двух стран отвечает скорейшее формирование двустороннего делового консультативного совета с участием руководителей частных компаний для взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества. Такую инициативу выдвинул российский президент на саммите в Хельсинки в прошлом году.

Было бы полезно поговорить и о том, что нас разъединяет, а самое главное, что нужно сделать двум странам для стабилизации, а лучше – выправления российско-американских отношений. Решению этой задачи могло бы помочь учреждение двустороннего экспертного совета из представителей неправительственных кругов для выработки рекомендаций по созданию устойчивой и позитивной матрицы наших отношений. Это еще одна из идей российского лидера в Хельсинки.

Разумеется, не все аспекты двустороннего сотрудничества сумели разрушить русофобы. Есть и положительные примеры. Это касается сотрудничества в Арктике, освоения космоса, научных проектов, культурных обменов, партнерства по линии университетов, региональных связей. Такие контакты способны стать амортизатором политической напряженности.

В общем, с нашей стороны предложений хватает. Мы ждем позитивной реакции от наших американских коллег.

Вопрос: Администрация США заявляла, что передала президенту России приглашение посетить Вашингтон в начале 2019 года. Возможен ли такой визит? Прорабатывается ли вариант организации новой полноформатной российско-американской встречи на высшем уровне еще до саммита «Группы двадцати» в Осаке летом будущего года?

Ответ: Несомненно, переговоры президентов России и США крайне важны для российско-американских отношений, для укрепления стратегической стабильности и безопасности. Разумеется, такие встречи должны быть подготовлены, приносить реальные результаты. Наша страна не настроена на конфронтацию, а выступает за взаимовыгодные, прагматичные отношения. В этом плане сегодня как никогда востребованы контакты между президентами. 

Русофобская атмосфера в Вашингтоне серьезно сдерживает развитие российско-американских отношений и негативно влияет на перспективы потенциальных саммитов лидеров двух стран. Однако мы всегда подчеркивали свою нацеленность на совместную работу с выходом на конкретный результат. Многое зависит от американской стороны, от готовности учитывать наши национальные интересы, выстраивать равноправные взаимоуважительные отношения. Реализация такого подхода в ближайшей перспективе, без привязки к времени и месту, а главное без каких-либо условий и тем более ультиматумов, отвечала бы интересам двух наших стран. Очевидно, что такие базисные принципы должны лежать в основе подготовительной работы к контактам наших президентов.

Вопрос: Существует ли угроза того, что США могут уже в текущем году приступить после официального выхода из ДРСМД (или даже до него) к производству ракет, запрещенных этим договором? Как быстро США могут произвести такие ракеты, если примут соответствующее решение?

Ответ: Ситуация вокруг ДРСМД критическая. С развалом этого Договора у нас останется лишь ДСНВ, перспективы которого тоже неясны. Американцы нацелены на слом всей архитектуры контроля над вооружениями, долгие годы создаваемой между двумя нашими странами. 

Российско-американские отношения в этой области всегда определяли вектор стратегической стабильности, учитывались другими государствами в выстраивании своей политики в области безопасности, служили ориентиром в укреплении режима нераспространения.

Россия сделала все для того, чтобы спасти ДРСМД. Наше Министерство обороны предложило беспрецедентные, выходящие за рамки положений Договора, меры транспарентности. Мы предлагали вести разговор профессионально, без обращения к СМИ. 

Однако все наши предложения были отвергнуты. Очевидно, что в Вашингтоне принято принципиальное решение в отношении ДРСМД. Нам выдвигают заведомо неприемлемые ультиматумы, пытаясь голословно обвинить Россию в нарушении положений этого соглашения. Видим в этом стремление «развязать себе руки» с иллюзорной идеей добиться глобального военного доминирования.

Надо прямо сказать – такие попытки нереализуемы. Президент России В.В.Путин дал четкие и ясные ориентиры для Министерства обороны в плане защиты национальных интересов, предотвращения слома стратегического паритета. Российские меры не затратны, не предполагают втягивания в гонку вооружений и одновременно позволяют сохранить военно-стратегический баланс.

Мир знает об американских нарушениях Договора о РСМД, сомнений здесь никаких нет. Достаточно напомнить о пусковых установках Мk-41, развернутых в Румынии и запланированных к развертыванию в 2020 г. в Польше. Уже появились планы по созданию аналогичного потенциала в Японии. А есть еще и другие нарушения: использование баллистических ракет-мишеней, аналогичных по характеристикам ракетам средней и меньшей дальности, и БПЛА, полностью соответствующих содержащемуся в Договоре определению термина «крылатая ракета наземного базирования».

Если посмотреть на последние заявления представителей госдепа и минобороны США, складывается впечатление, что практические работы по созданию таких вооружений не за горами. Подождем утверждения нового бюджета, где будет четко указано, сколько средств выделяется на эти цели. Не вызывает сомнений, что у США есть реальные возможности для производства ракет, нарушающих ДРСМД. Кстати, в оборонном бюджете Соединенных Штатов на 2019 финансовый год предусмотрены средства для НИОКР по ракетам, выходящим за рамки ограничений ДРСМД.

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • Гимн
  • Двусторонние
    отношения
  • О стране

Горячая линия

+1 202 332-07-37
+1 202 365-21-24
+1 202 298-57-00
+1 202 298-57-01
+1 202 298-57-04
Телефон горячей линии для граждан за рубежом, попавших в экстренную ситуацию.

Загранучреждения МИД России

Представительства в РФ

Фоторепортаж