6.08.1715:56

Комментарий и ответ на вопрос CМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам двусторонних встреч "на полях" мероприятий по линии АСЕАН, Манила, 6 августа 2017 года

1466-06-08-2017

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

На полях мероприятий АСЕАН у нас начались двусторонние встречи. Состоялись контакты с министрами иностранных дел Турции М.Чавушоглу и Китая Ван И, а также с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном.

С турецким коллегой М.Чавушоглу мы обсудили ситуацию с выполнением договоренностей в рамках астанинского процесса, подготовку к очередной встрече представителей России, Турции и Ирана, которая состоится в Тегеране 8-9 августа. На ней будет продолжен разговор по дальнейшему укреплению режима зон деэскалации в Сирии. Как вы знаете, функционируют уже три такие зоны- на юге страны, в Восточной Гуте и севернее Хомса. Сейчас идет работа над четвертой зоной, наиболее крупной и сложной, в провинции Идлиб.

С нашим китайским коллегой Ван И мы обсудили ход выполнения договоренностей, которые были достигнуты во время визита Председателя КНР Си Цзиньпиня в Россию 4 июля. Работа идет споро. Наши представители на уровне заместителей министров иностранных дел возглавляют соответствующий механизм, в рамках которого реализуются все решения наших лидеров. Обсудили и  подготовку к саммиту БРИКС, который состоится в начале сентября в Китае, наше взаимодействие в ШОС. Конечно, много внимания было уделено ситуации на Корейском полуострове, в том числе в контексте принятой буквально сегодня ночью резолюции СБ ООН. В ней наряду с новыми достаточно серьезными мерами воздействия на руководство Пхеньяна с целью добиться выполнения резолюции СБ ООН в отношении ракетно-ядерных программ КНДР, также содержится твердая приверженность Совета Безопасности возобновлению шестисторонних переговоров и поиску политического урегулирования.

У России и Китая, как вы знаете, есть совместная позиция. Она закреплена совместным заявлением министров иностранных дел наших стран от 4 июля и предполагает продвижение к политическому процессу через китайскую инициативу о двойном замораживании любых ракетных пусков и ядерных испытаний в КНДР и одновременного замораживания крупномасштабных военных учений США и Республики Корея. Помимо этой китайской концепции в нашем совместном заявлении содержится поддержка российского предложения о разработке дорожной карты постепенного восстановления доверия и создания условий для возобновления шестисторонних переговоров. Договорились продвигать эту концепцию в практической деятельности, в  том числе в ООН.

Продолжительной была  встреча с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном. Его прежде всего интересовали (он начал с этого) подробности решений, которые были вынужденно нами приняты в ответ на принятый закон с антироссийскими санкциями в Конгрессе США. Мы эти разъяснения дали. Собственно говоря, это было сделано на основе интервью Президента России В.В.Путина телеканалу «Россия». Там все было подробно сказано, разъяснены причины решений, которые мы приняли после длительного ожидания того, что США все-таки не пойдут по пути конфронтации. Но, к сожалению, русофобская настроенность членов Конгресса помешала этому сбыться.

Обсудили наше взаимодействие по другим направлениям. Мы напомнили о тех пониманиях, которые были достигнуты на встрече президентов России В.В.Путина и США Д.Трампа в Гамбурге, в том числе о необходимости наладить сотрудничество в сфере кибербезопасности, борьбы с киберпреступностью, предотвращения киберпреступлений.

Обсудили вопросы, касающиеся наших контактов по различным международным проблемам. Северная Корея и ядерная проблема Корейского полуострова тоже были одними  из центральных. Исходим из того, что контакты по этой проблеме между Госдепартаментом США и МИД России были бы весьма полезны, и мы открыты таким контактам. Рассчитываем, что это будет встречено взаимностью.

Касались ситуации в Афганистане, в районе Персидского залива, положения дел в сирийском урегулировании. Здесь тоже осуществляются контакты между нашими представителями, в том числе в развитие договоренности, достигнутой Россией, США и Иорданией, по созданию южной зоны деэскалации в южной части САР. Рассчитываем, что и по другим аспектам сирийского урегулирования – как по военным, так и по политическим – наши контакты с США будут продолжаться. Собственно, они никогда и не прерывались.

Затрагивали вопросы ближневосточного урегулирования, украинского кризиса. Напомнили о том, что Президент и Госсекретарь США обещали нам, что в ближайшее время к нам приедет специальный представитель США по украинскому урегулированию К.Волкер. Р.Тиллерсон подтвердил, что такой контакт с нашим представителем В.Ю.Сурковым запланирован и состоится в ближайшее время. Это будет интересно, потому что К.Волкер уже объехал немало столиц, включая Киев, Париж, Берлин, Лондон. Нам будет интересно, какое представление о нынешнем положении дел составил американский спецпредставитель.

Затронули вопросы, касающиеся стратегической стабильности. К февралю 2018 г. должны быть достигнуты все уровни и применены ограничения, установленные Договором СНВ. Соответствующий двусторонний механизм должен обеспечить выполнение обеими сторонами своих обязательств. Говорили о необходимости налаживания профессионального, деполитизированного, прагматичного диалога по вопросам Договора РСМД. Мне показалось, что мы встретили понимание Госсекретаря США Р.Тиллерсона. Поручения нашим экспертам будут даны.

Как вы знаете, есть механизм «С.А.Рябков – Т.Шэннон» с участием соответствующих заместителя Министра иностранных дел России и заместителя Госсекретаря США, которые встречались уже несколько раз. Было сочтено полезным сохранить этот формат и продолжить в его рамках обсуждение всех вопросов, в том числе сложных тем нашей двусторонней повестки дня, которых, к сожалению, пока не становится меньше. Однако мы почувствовали готовность наших американских коллег продолжать диалог. Полагаю, что альтернативы этому просто не существует.

Вопрос: Не возмущает ли Вас, что все боевики, не желающие подписаться под перемирием, уходят в Идлиб?

С.В.Лавров: Как я сказал, согласовать параметры зоны деэскалации в Идлибе будет непросто. Наверное, это самая сложная из четырех зон, о которых договорились в мае этого года в Астане Россия, Турция и Иран. Исходим также из того, что эта "тройка", а также другие игроки, включая, возможно, США, в совокупности имеют влияние на всех боевиков и вооруженные формирования, за исключением террористов, которые никогда не будут подводиться ни под какие договоренности. Если Россия, Турция, Иран и американская коалиция синхронно будут использовать свое влияние на конкретных игроков, которые с оружием в руках противостоят друг другу «на земле», то компромиссные предложения, которые будут способствовать прекращению огня и создавать условия для политического процесса, будут найдены.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • Гимн
  • Двусторонние
    отношения
  • О стране

Горячая линия

+90-312-439-21-22
440-82-17
Телефон горячей линии для граждан за рубежом, попавших в экстренную ситуацию.

Загранучреждения МИД России

Представительства в РФ

Фоторепортаж