9.02.1914:15

Интервью Посла России в Ливане А.С.Засыпкина информационному агентству "РИА Новости", 9 февраля 2019 года

Вопрос: 31 января было объявлено о завершении формирования правительства Ливана во главе с премьер-министром Саадом Харири. Что это означает для страны, ливанского народа?

Ответ: Это стало крупным политическим событием, которого ждали все ливанцы. Согласование состава кабинета министров шло восемь месяцев, потому что надо было найти точный баланс, принимая во внимание соотношение веса и влияния партий и конфессий. Президент Мишель Аун определил, что следует придерживаться единого для всех критерия, ориентируясь на численность парламентских фракций. Так что работа была трудная, но результат достигнут.

Теперь главное состоит в том, чтобы сплоченно и без раскачки приступить к выполнению стоящих перед страной неотложных задач. В первую очередь речь идет о решении экономических проблем, проведении необходимых реформ, оздоровлении социальной атмосферы.

Вопрос: Каковы в этой связи перспективы российско-ливанского сотрудничества?

Ответ: На состоявшейся у нас встрече премьер-министр Саад Харири, который возглавлял и прежнее правительство, выразил уверенность в наращивании позитивной динамики экономического сотрудничества, наметившейся в прошедший период. Действительно, в последнее время был создан хороший задел на будущее. В этой связи приведу два крупных примера. В прошлом году ПАО "НОВАТЭК" совместно с французской Total и итальянской Eni подписали соглашения с правительством Ливана о разведке и добыче углеводородов на шельфе Средиземного моря. В январе текущего года ПАО НК "Роснефть" и министерство энергетики и водных ресурсов Ливана договорились о передаче российской компании в операционное управление терминала по хранению нефтепродуктов в Триполи – главном порту на севере страны. Это долгосрочные проекты, имеющие стратегическое значение.

В то же время на повестке дня ряд совместных тем, включая электроэнергетику, туризм, объекты инфраструктуры. Существуют большие возможности для активизации взаимодействия деловых кругов, увеличения торгового обмена. Будем расширять традиционно прочные связи в культурной и образовательной сферах, которые сближают наши народы. В этом плане хочу особо выделить роль организаций соотечественников и выпускников советских и российских вузов, которые являются прочным мостом между Россией и Ливаном. Кстати, в текущем году мы будем праздновать 75-летие установления дипломатических отношений. Это хороший повод дать импульс нашему многоплановому взаимодействию.

Вопрос: Еще один вопрос по деятельности нового ливанского правительства. Будет ли оно уделять внимание вопросу о возвращении сирийских беженцев на родину? В каком состоянии наше взаимодействие на этом направлении?

Ответ: Вне всяких сомнений. Это один из приоритетов для Ливана. Все последние годы позиция государственно-политического руководства страны состоит в том, чтобы поддерживать репатриацию сирийских беженцев. При этом у нас с ливанской стороной единое мнение о том, что нецелесообразно увязывать этот процесс с политическим урегулированием. Такой подход, проповедуемый Западом, контрпродуктивен для нормализации жизни в Сирии.

Конечно, Россия энергично работает над продвижением к политическому урегулированию. В координации с членами астанинского трека добивается скорейшего запуска деятельности Конституционного комитета. В то же время в отношении возвращения беженцев важно не дожидаться завершения всех этапов политического урегулирования вплоть до будущих выборов, а создать приемлемые условия для размещения репатриантов в безопасных районах. В этом Россия активно помогает сирийскому правительству, занимаясь восстановлением и строительством школ, госпиталей, жилья, объектов инфраструктуры. Это хорошо знают в Ливане и высоко оценивают российские усилия.

Что касается логистики переезда беженцев из Ливана в Сирию, то для этого налажено взаимодействие между компетентными органами двух стран. Мы тоже находимся в контакте в рамках российско-ливанского комитета, в который входят представители заинтересованных ведомств. В новом правительстве Ливана данная линия будет продолжена. Причем, разумеется, вопрос в отношениях с Сирией стоит шире, чем только о возвращении беженцев.

Вопрос: Что конкретно имеется в виду? Участие Ливана в реконструкции Сирии?

Ответ: Да, и это тоже. Ведь через ливанскую территорию удобно осуществлять любые перевозки со стороны Средиземного моря. Ливанское государство и частные компании могут получать серьезные прибыли, использовать их для совершенствования инфраструктуры и общего улучшения экономической ситуации. Но главное состоит в том, что Сирия и Ливан со всех точек зрения – исторически, географически, демографически – очень близки друг к другу. Существующее положение, когда на двусторонние отношения негативно повлиял сирийский конфликт, будет выравниваться. К этому подталкивают объективные потребности обеих стран.

По поводу ливанского транзита хотел бы добавить, что многое зависит от дальнейшего развития общей ситуации в регионе в плане безопасности и открытия транспортных путей, а также темпов восстановительных работ в Сирии.

Вопрос: То есть будут ли подключаться к этому страны Запада и Персидского залива?

Ответ: Да, мы к этому призываем. С ливанского угла мы отмечаем, что дело движется, но не так быстро, как хотелось бы. Начался процесс возобновления работы посольств стран Залива (в Дамаске), усиливаются голоса в арабском мире в пользу пересмотра решения ЛАГ от 2011 года о приостановлении членства в ней Сирии. Но опять с подачи Запада рассуждают о каких-то предварительных условиях. В то время как реальность такова, что именно Сирия вместе с ее союзниками выдержала беспрецедентное наступление незаконных вооруженных формирований, получивших всяческую поддержку противников Дамаска. При этом надо сказать, что если бы этот план удался, то Сирию ждали бы хаос и разрушение государства, а на региональном уровне терроризм получил бы мощный импульс к распространению, начиная с соседнего Ливана.

Вопрос: Иными словами для безопасности Ливана искоренение терроризма в Сирии и вообще нормализация там имеет большое значение?

Ответ: Я бы сказал, что самое непосредственное и принципиальное. Террористы, орудовавшие в Сирии, имели планы продвижения на ливанскую территорию вплоть до Средиземного моря, чтобы создать стратегический коридор от Ракки, находившейся под властью ИГИЛ*. Ливанская армия в течение ряда лет сдерживала группы боевиков, проникшие в приграничные горные районы. В 2017 году их удалось уничтожить или выдавить. Причем одновременно сирийская регулярная армия совместно с бойцами "Хезболлах" очистили прилегающие районы Сирии. Это имело кардинальное значение с точки зрения укрепления безопасности в Ливане, определяет и нынешнюю ситуацию в стране, когда ливанские спецслужбы успешно справляются с задачами выявления спящих ячеек и предотвращения возобновления террористической активности.

Вопрос: Вы указали на роль "Хезболлах". Как она видится в Ливане?

Ответ: Как известно, "Хезболлах" возникла в начале 1980-х годов в качестве отряда движения сопротивления израильской агрессии. На протяжении многих лет "Хезболлах" выполняет эту роль, обладая военными кадрами, вооружениями и, особенно, ракетным потенциалом, имеющим весомое значение в соотношении сил между Израилем и Ливаном. В то же время "Хезболлах" является влиятельной политической партией, активно участвующей в деятельности парламента и правительства. При этом следует подчеркнуть, что внутри страны "Хезболлах" последовательно выступает за стабильность, безопасность, межконфессиональное сосуществование и национальный диалог. Примечательно, что после формирования нового правительства генеральный секретарь партии Хасан Насралла, обратившись к политическим силам, призвал воздерживаться от перепалок ввиду масштабности задач, стоящих перед страной.

Когда начались события в Сирии, "Хезболлах" встала на сторону законных сирийских властей, считая своим долгом помочь на фронте противостояния терроризму в регионе. По просьбе руководства Сирии "Хезболлах" наряду с Россией и Ираном приняла непосредственное участие в военных действиях. Партия проявила ответственный подход к происходящему в Сирии и регионе в целом, внесла весомый вклад в разгром террористов.

Вопрос: А что можно сказать относительно состояния дел между Израилем и Ливаном?

Ответ: Хочу отметить, что в последние годы в зоне "голубой линии" сохраняется в целом стабильная обстановка, поскольку ни одна из сторон не настроена доводить дело до крупного конфликта, чреватого огромными издержками. Но о полном спокойствии говорить не приходится.

Там целый комплекс проблем, вызывающих напряженность, включая, в первую очередь, продолжающуюся оккупацию Израилем части ливанской территории, а также практически ежедневные нарушения Израилем суверенитета Ливана, прежде всего в воздушном пространстве. Беспокойство ливанцев вызывает строительство заградительной стены, поскольку не решены все вопросы демаркации. Недавно израильтяне подняли шум из-за кем-то когда-то прорытых туннелей около "голубой линии". Попытались использовать это против Ливана, обвинить "Хезболлах", но должного эффекта не получилось.

В широком контексте следует отметить позитивную роль, которую играют Временные силы ООН в плане мониторинга ситуации и недопущения опасного развития событий. Их многогранная деятельность осуществляется в соответствии с четко выверенным мандатом, не требующим каких-либо изменений.

Вопрос: Но если посмотреть на более длительную перспективу, удастся ли в будущем сохранить стабильность, не допустить новой войны между Израилем и Ливаном?

Ответ: Ключевое значение здесь будет иметь развитие обстановки во всем регионе. Сейчас вместо того, чтобы совместно с Россией и другими заинтересованными сторонами вести дело к урегулированию кризисных ситуаций и оздоровлению положения, американцы развернули кампанию против Ирана и "Хезболлах". В том числе под лозунгами борьбы с влиянием "Хезболлах" давят на Ливан, принимают мутные санкционные решения, вызывающие нервозность среди ливанцев, всячески тиражируют свое неприятие участия "Хезболлах" в правительстве Ливана. Проще говоря, прикрываясь словами о приверженности стабильности, ведут линию на стравливание одних политических сил с другими. Однако общий настрой в Ливане состоит в том, чтобы поддерживать межпартийное и межконфессиональное взаимодействие на внутренней арене. Непреложной остается истина, что Ливан – это страна балансов и нельзя монополизировать власть или кого-то изолировать.

Относительно противостояния между Израилем и Ливаном предрекать ничего нельзя. Ведь регион находится на перепутье. Народы требуют урегулирования существующих кризисов, возвращения к мирной жизни, развития сотрудничества. Негативной альтернативой является разжигание американцами новых конфликтов. В них могут быть опять втянуты многие страны и этно-конфессиональные силы. Мы, со своей стороны, последовательно действуем в интересах преодоления конфронтационных проявлений и стабилизации обстановки. Тогда откроется возможность вернуться к полномасштабному процессу арабо-израильского урегулирования на общепринятой международно-правовой основе.

Вопрос: Не могу не спросить о попытках разобщить православный мир, что проявляется на Украине. Как это ощущается на ливанской арене?

Ответ: На мой взгляд заговор не ограничивается только Украиной, а имеет более широкий международный охват. Антиохийская православная церковь находится в поле зрения тех, кто стремится посеять смуту среди православных. Здесь тоже зацепка в том, что границы церкви включают не одну страну, а две — Сирию и Ливан. То есть, мол, можно попытаться вбить клин, расшатать ситуацию по украинскому примеру и оторвать Ливан от Сирии. Но этого сделать не удастся.

Во-первых, православные в Ливане твердо стоят за единство и подтверждают это своей сплоченностью вокруг Антиохийской православной церкви, Патриарха Антиохийского и всего Востока Иоанна X. Это касается и клира, и мирян. А по поводу событий на Украине Патриарх Иоанн X, находясь в Москве по случаю 10-летия Поместного собора и интронизации Предстоятеля Русской православной церкви, заявил, что "православное единство – это красная черта, через которую нельзя переходить. Уважение географических границ Православных Церквей является благой священной традицией". До этого в таком же духе было принято заявление Синода Антиохийской православной церкви. То есть позиция против раскола была определена принципиально, четко и недвусмысленно.

Во-вторых, следует указать на то, что если (президент Украины) Петр Порошенко выступил в роли основного инициатора и "крестного отца" раскола православия на Украине, то президент Сирии Башар Асад и президент Ливана Мишель Аун проводят линию в интересах добрососедства и равноправия всех этно-конфессиональных сегментов общества, недопущения распрей внутри конфессий. При этом в широком плане это нацелено на решение стратегической задачи сохранения существования христиан на Ближнем Востоке – колыбели христианства. Мы такие подходы целиком разделяем и способствуем их реализации.

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • Гимн
  • Двусторонние
    отношения
  • О стране

Горячая линия

+961 1 30-00-41
+961 1 30-00-42
+961 3 86-71-98
Телефон горячей линии для граждан за рубежом, попавших в экстренную ситуацию.

Загранучреждения МИД России

Представительства в РФ

Фоторепортаж