10.03.1121:12

Выступление и ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и международного сотрудничества Демократической Республики Конго А.Т.Муамбой, Москва, 10 марта 2011 года

293-10-03-2011

Уважаемые представители средств массовой информации,

Мы с моим коллегой, Министром иностранных дел Демократической Республики Конго Алексисом Тамбве Муамбой, провели обзор положения дел в наших двусторонних отношениях, договорились наращивать партнерство, прежде всего, уделяя внимание торгово-экономическому сотрудничеству, которое существенно отстает от достаточно интенсивного политического диалога, развивающегося между нашими странами в последние годы.

Договорились в этих целях поощрять деловые круги к более регулярной совместной работе. В последние два года уже состоялись две встречи между представителями российского и конголезского бизнеса, но надо систематизировать их усилия, помочь им наладить общение на постоянной основе. И господин Министр рассчитывает, что вскоре Министр промышленности ДРК сможет в сопровождении делегации предпринимателей посетить Российскую Федерацию, в частности Екатеринбург, для предметных контактов, и надеемся, что эти контакты дадут результат. Мы, со своей стороны, будем поощрять российских предпринимателей к углубленному сотрудничеству, прежде всего к инвестиционному сотрудничеству с Демократической Республикой Конго, обращая внимание не только на хорошие перспективы в области разведки, добычи, переработки природных ресурсов, но и на сферу высоких технологий, о чем мы также сегодня говорили.

Мы продолжим оказывать содействие Демократической Республике Конго и в подготовке кадров для различных структур правительства и государственного аппарата. Господин Министр выразил конкретные пожелания в этой связи, мы будем их учитывать.

Естественно, обсудили положение дел на Африканском континенте, особенно в районе Великих озер. Мы с удовлетворением отмечаем, что благодаря усилиям руководства ДРК, при содействии международного сообщества страна выходит из кризисного состояния прошлых лет, успешно продвигается по пути национальной консолидации. Россия будет всячески помогать укреплять эти процессы, работая и в Совете Безопасности ООН, и в Группе друзей района Великих озер. Поддержка усилий руководства ДРК на этом этапе особенно важна в свете предстоящих президентских и парламентских выборов в Демократической Республике Конго, и мы такую поддержку будем оказывать.

Мы обсудили ряд других ситуаций на Африканском континенте, включая не только проблематику региона Великих озер, но и вопросы, касающиеся суданского урегулирования различных аспектов, положения дел в этой стране и вокруг нее. В целом, Россия выступает за дальнейшее укрепление роли самих африканцев в урегулировании своих проблем, за повышение роли Африканского союза, субрегиональных структур, которые существуют в регионе. Россия как ответственный член международного сообщества, как постоянный член Совета Безопасности ООН будет продолжать активную поддержку этих процессов.

Мы участвуем во всех без исключения миротворческих операциях ООН на Африканском континенте, включая Миссию ООН в Демократической Республике Конго. Готовим активно африканских миротворцев. Ежегодно курсы в России проходят 80 миротворцев из стран Африки. Уже подготовлено 160 человек.

Безусловно, по более широким международным проблемам у нас традиционно общие взгляды с нашими партнерами из ДРК. Мы выступаем за укрепление международно-правовых основ в мировых делах, за укрепление центральной роли ООН, за то, чтобы все проблемы решались мирным политическим путем без применения силовых методов, без вмешательства извне.

Много у нас общих задач и в борьбе с новыми угрозами и вызовами, прежде всего с угрозой международного терроризма. Мы ценим потенциал Демократической Республики Конго. Убеждены, что это государство, по мере того как будут решаться внутренние проблемы, проблемы с соседями сможет играть все более весомую и конструктивную роль в африканских делах, в целом на международной арене. Так что у наших отношений, по-моему, очень неплохие перспективы.

Я благодарю коллегу за сегодняшнюю встречу и передаю ему слово.

Вопрос (к обоим министрам): На один из них Министр иностранных дел России уже частично ответил. Что нужно сделать, чтобы повысить уровень «африканизации» решения нынешних конфликтных ситуаций на континенте без внешнего вмешательства? И в чем Вы видите необходимость дипломатических средств решения конфликтов в конкретных ситуациях в противовес силовым методам?

С.В.Лавров: Что касается вопроса о том, в чем мы видим необходимость дипломатических средств решения конфликтов по сравнению с силовым методом. Ответ очень простой – необходимость очевидная: это человеческие жизни, и здесь даже не может быть каких-то региональных нюансов будь то в Африке или где-либо еще.

Теперь, что касается нашего мнения относительно «африканизации» подходов к решению конфликтных ситуаций. Здесь я бы тоже не стал выделять регионализацию как исключительно специфическую черту Африканского континента – это верно для всех. Это верно хотя бы потому, что такой подход является неотъемлемой частью международного права, поскольку в Уставе ООН и в других международно-правовых документах четко записано, что каждый народ вправе определять свою собственную судьбу и что вмешательство во внутренние дела, тем более силовое вмешательство, не допускается. Это верно для всех, повторю, для всех регионов, для всех государств, как это было верно для Франции после 1789 года, как это было верно для Соединенных Штатов в период войны за независимость, как это было верно для нашей страны, для многих других стран.

Что до применения этого универсального принципа к Африканскому континенту. Мы видим, что африканцы – и об этом убедительно говорил господин Министр – готовы и хотят решать свои проблемы более эффективно, полагаясь на собственные усилия. Эти подходы вырабатываются в рамках Африканского союза, где создан Африканский совет мира и безопасности. На это же нацелены усилия различных субрегиональных структур, которые действуют в Африке, включая такую, например, как ЭКОВАС. В этих рамках развивается и миротворчество, и методология посредничества, в частности, как это было созданием Группы высокого уровня для поиска решения выхода из кризиса, который сложился по итогам выборов в Кот-д'Ивуаре.

Принципиальный подход африканских стран заключается в том, что решение надо искать на основе политического урегулирования, мирным путем, без применения силы, тем более без применения силы против гражданского населения, без силового или какого-то иного неприемлемого вмешательства извне. Внешние игроки, я убежден, должны поддерживать такой настрой африканских стран, оказывать им необходимую помощь и в организации миротворчества, и в других форматах. Но определять вектор движения в каждом конфликте, каждой кризисной ситуации должны, прежде всего, сами африканские страны. Им там жить, и какие-то неосторожные движения, привнесенные извне, по рецептам, которые были применимы в других ситуациях и в других частях мира, могут заронить там серьезнейшие проблемы, которые расхлебывать потом будут сами африканские страны. Так что здесь у меня нет никаких сомнений в необходимости дальнейшей поддержки именно такого подхода. Африканцы не раз доказывали, что могут находить выход из самых сложных ситуаций, как это было, например, в Зимбабве, в Кении, где непримиримые противники при африканском посредничестве в итоге смогли договориться о том, как делить власть и как, в общем-то, существовать в одном государстве, не создавая ситуации гражданской войны.

Кстати, в таких странах, скажем, как Ангола, ЮАР, Уганда, в свое время, когда возникали вопросы и противоречия по поводу результатов выборов, проводилось, например, повторное голосование или пересчет голосов, поданных во втором туре. Так что методология существует, и надо, повторю, с уважением относиться к тем подходам, которые вырабатывают сами африканские страны. Россия так всегда поступала и будет поступать так впредь.

Вопрос: В случае вынесения на рассмотрение Совета Безопасности ООН резолюции, предусматривающей закрытие воздушного пространства над Ливией или иные ограничительные меры в отношении ливийского руководства, поддержит ли российская сторона такую резолюцию и будет ли голосовать за нее в Совбезе?

С.В.Лавров: Понятно, что вопрос гипотетический, потому что никто никаких предложений в Совет Безопасности пока не вносил. Резолюция 1970 в отношении того, что необходимо сделать для пресечения насилия в Ливии, принята, принята единогласно, она действует, и ее необходимо безоговорочно выполнять. Это – сильная резолюция, она вводит целевые, конкретные санкции против круга лиц, которые были причастны к насилию в отношении гражданского населения, и, повторю, этот документ должен, безусловно, выполняться.

Что касается дальнейших дискуссий, то, напомню, буквально на днях Генеральный секретарь ООН назначил своего специального представителя по Ливии, который, мы надеемся, в самое ближайшее время, буквально срочно, поедет в регион и ознакомится со сложившейся там гуманитарной ситуацией. Мы будем ждать доклада этого специального представителя Совету Безопасности, чтобы составить более полную, ясную картину того, что происходит в этой стране, что происходит с беженцами, которые устремились в соседние государства. Ну и в целом, как все выглядит на месте.

Еще один аспект. Конечно же, мы слышим о разговорах про идею объявления воздушного пространства над Ливией зоной, закрытой для полетов. Такие зоны объявлялись в прошлом Советом Безопасности ООН, и у нас уже имеется определенный опыт, связанный с последующим функционированием этих зон и контролем, который Совет Безопасности может осуществлять за выполнением соответствующих решений. Так что будем, в случае поступления подобных предложений, разумеется, изучать их с точки зрения имеющегося опыта, что, видимо, потребует более четкой и развернутой информации о том, как авторы подобных предложений мыслят себе их реализацию на практике. Кто из государств будет готов выступить волонтером для обеспечения режима бесполетных зон, какие будут применяться средства, какие будут правила задействования сил, в конце концов? Это очень важные вопросы, связанные напрямую с необходимостью максимально обезопасить гражданское население, которое, не раз страдало в рамках вводившихся в отношении других стран бесполетных зон.

Еще раз повторю, самое главное сейчас – получить объективный, независимый анализ, независимую оценку того, что происходит в Ливии. Здесь решающую роль будут играть усилия специального представителя Генерального секретаря ООН и его сотрудников.

Вопрос (к обоим министрам): Какова роль великих держав по умиротворению ситуации в Ливии и на востоке Демократической Республики Конго? Принимая во внимание сотрудничество между Россией и Конго, что может конголезский народ ожидать от России?

С.В.Лавров: Я уже упоминал резолюцию, которую принял Совет Безопасности. Российское руководство и в своих заявлениях на самом высоком уровне, и в Совете Безопасности ООН, и в Совете ООН по правам человека решительно осудило применение грубой военной силы против гражданского населения. Мы убеждены, что подобные действия могут квалифицироваться как преступления, и соответствующий пункт включен в резолюцию СБ ООН 1970.

Мы настаиваем на немедленном прекращении насилия и переводе ситуации в политическое русло. Считаем, что все стороны должны принять для этого необходимые меры и предпринять шаги навстречу друг другу. Надо садиться и договариваться. Потому что в ином случае – гражданская война, новые жертвы мирных, ни в чем не повинных жителей.

Что касается ситуации вокруг восточных районов Демократической Республики Конго, то Россия как постоянный член Совета Безопасности, член Группы друзей района Великих озер самым активным образом выступает за укрепление суверенитета, территориальной целостности ДРК за невмешательство извне в ее внутренние дела.

Мы поддерживаем усилия Президента Кабилы, руководства ДРК в целом по укреплению государственности, считаем, что очень важным этапом на этом пути будет проведение президентских, а затем парламентских выборов. Готовы оказывать всяческое содействие в их организации, и господин Министр будет встречаться в ходе своего визита в Москву с Председателем Центральной избирательной комиссии Российской Федерации.

Так что наша позиция полностью совпадает с тем, что записано в решениях Совета Безопасности. Эти решения обязательны к исполнению, а любые нарушения этих решений должны пресекаться. Из этого мы будем исходить, в том числе в рамках участия российских представителей в Миссии ООН по стабилизации в Демократической Республике Конго.

Вопрос: Сегодня в израильских СМИ появилась информация, что запланированное в марте в Париже заседание «квартета» будет перенесено на апрель. Могли бы Вы это как-то прокомментировать?

С.В.Лавров: Мы с месяц назад встречались на уровне министров иностранных дел и Генерального секретаря ООН в рамках «квартета» ближневосточных посредников и договорились провести еще одну встречу 15 марта в Париже «на полях» министерского заседания «Группы восьми». Эта договоренность была обусловлена возросшей срочностью вопроса о возобновлении палестино-израильских переговоров.

Мы также договорились, что для подготовки заседания 15 марта наши специальные представители – России, США, Евросоюза и ООН – коллективно проведут дополнительную работу, дополнительные встречи с палестинцами и израильтянами, контакты с Лигой арабских государств и подготовят содержательные предложения, чтобы министры «квартета» на встрече в Париже 15 марта могли их рассмотреть и утвердить.

Такая подготовительная работа велась, в ней возникали организационно-технические сложности, в частности с израильской стороны, но потом соответствующие контакты все-таки состоялись. Тем не менее, буквально в последний момент наши американские партнеры предложили эту встречу отложить. «Квартет», как вы понимаете, встречается на основе общего согласия, поэтому в Париже встреча не получается.

Это вызывает у нас сожаление, считаем это ошибкой и убеждены, что в нынешней ситуации затягивание переговоров, затягивание урегулирования ни в чьих интересах. Ни в интересах палестинцев, которые не могут никак добиться выполнения обещаний международного сообщества о создании палестинского государства, ни в интересах других арабских стран, ни в интересах самого Израиля, ни в интересах мирового сообщества, потому что такое постоянное затягивание ответа на вопрос, как быть дальше, играет на руку только экстремистам, расширяя питательную среду, откуда они рекрутируют себе сторонников, ссылаясь на необходимость поддержать палестинский народ, который уже более 60 лет не может создать собственное государство, и ссылаясь на то, что мировое сообщество просто бросило палестинский народ в этом его положении.

Я сознательно драматизирую ситуацию, потому что она действительно серьезная. Мы не принимаем аргументов о том, что с учетом происходящего на Ближнем Востоке, на Севере Африки, в Ливии, Египте, Тунисе и других странах сейчас нужно взять паузу в палестино-израильском переговорном процессе. Считаем, что все обстоит с точностью до наоборот – в нынешней ситуации необходимо утроить, удесятерить усилия для того, чтобы вернуть стороны за стол переговоров, обозначив им в очередной раз очень четко позицию мирового сообщества о том, что мы от них ожидаем.

Эти ожидания являются не абстракцией, они закреплены в решениях Совета Безопасности ООН и означают, что стороны должны договориться, причем быстро, о создании палестинского государства в границах 1967 года с возможными взаимоприемлемыми размерами, договориться об окончательном статусе Восточного Иерусалима как столицы палестинского государства, договориться о том, как международными методами обеспечивать безопасность, в том числе между Израилем, Палестиной и Иорданией. Это то, к чему мы призываем.

Мы убеждены, что происходящее на Ближнем Востоке должно заставить всех резко ускориться. О том, что эти события требуют не паузы, а ускорения, мы изложили совместную с Евросоюзом позицию 24 февраля в Брюсселе, где было принято заявление, подписанное Высоким представителем ЕС К.Эштон и мной. Эту же позицию разделяют ЛАГ и ООН. Мы будем её отстаивать. Повторю, «квартет», конечно, не может собраться, если один из его участников к этому не готов. Но ситуация вынуждает нас действовать более решительно.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • Гимн
  • Двусторонние
    отношения
  • О стране

Горячая линия

+243 819 50-05-10
Телефон горячей линии для граждан за рубежом, попавших в экстренную ситуацию.

Загранучреждения МИД России

Представительства в РФ

Фоторепортаж