Слайдер Главная

Новостная лента

20.04.1710:19 Новости / Международные организации / Прочие Программы и органы ООН / Прочие универсальные организации / Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО)

Выступление директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России М.И.Ульянова на внеочередной сессии Исполнительного совета ОЗХО, Гаага, 19 апреля 2017 года

798-20-04-2017

  • ru-RU1 en-GB1 es-ES1

Уважаемая Госпожа Председатель,

Уважаемые коллеги,   

Мы вновь собрались в этом зале для того, чтобы продолжить начатое 13 апреля обсуждение срочных и крайне необходимых шагов в связи с, пожалуй, самым резонансным событием текущего года. Первые сообщения о нем стали поступать 15 дней назад, но до сих пор никаких серьезных действий по расследованию не предпринято. Во всяком случае, нам не известно о том, чтобы представители ОЗХО побывали в районе Хан-Шейхуна. Дальнейшее бездействие  может нанести серьёзнейший ущерб авторитету нашей Организации, которая, уместно напомнить, стала лауреатом Нобелевской премии как раз за вклад в дело химического разоружения в Сирии.

В первый день работы нынешней сессии некоторые делегации подавали дело так, будто вина Дамаска за применение химического оружия в районе Хан-Шейхуна уже полностью установлена. США не только «назначили» правительство Сирии виновным, но и осуществили «в наказание» силовую акцию, не дожидаясь результатов расследования. Ракетный удар был осуществлен по объекту на территории суверенного государства в грубое нарушение норм международного права, включая и положения Устава ООН. Есть все основания назвать это актом агрессии. Такую квалификацию не следует воспринимать как проявление стремления «уколоть» делегацию США в полемическом задоре. Эта оценка свободна от эмоций и базируется на определении агрессии, одобренном консенсусно Генеральной Ассамблей ООН в 1974 году. В этом определении чётко зафиксировано, что одной из разновидностей агрессии является бомбардировка одним государством территории другого государства. Именно это и произошло недавно в Сирии.

Вызывает недоумение, что ряд стран из числа ближайших союзников США поспешили выразить одобрительное отношение к ракетному удару. Они раз за разом отмечают его якобы «пропорциональный» характер. Позвольте спросить, «пропорциональный» по отношению к чему? К наличию или отсутствию на базе Шайрат химического оружия? На самом деле пропорциональным ответом на подозрения в наличии там боевых отравляющих веществ было бы обращение в ОЗХО с просьбой о проведении инспекции на авиабазе. Это позволило бы в кратчайшие сроки, действуя результативно и строго в правовых рамках, установить истину. К сожалению, США, как видим, не верят в эффективность механизмов КЗХО и предпочитают действовать вне ее правового поля, прибегая к грубым нарушениям международных норм. Видимо, целью этой противоправной акции были демонстрация силы и устрашение, а не уничтожение химоружия, присутствие которого в Сирии никто ещё не доказал.

В обоснование своих действий Вашингтон ссылается на наличие у него абсолютной уверенности в виновности Дамаска. Это то, что сами американские коллеги именуют словами «плохое дежавю». Всё то же самое мы слышали от американских коллег 14 лет назад накануне вторжения в Ирак. В двусторонних контактах американские партнеры тогда – точно так же, как и сейчас – ссылались на якобы достоверные данные своей разведки. У этой истории, как все хорошо помнят, был позорный финал. Нашим американским и британским коллегам до сих пор приходится отмываться от этого пятна. Им следовало бы усвоить полученный урок. Но нет – они и в нынешней ситуации продолжают действовать «под копирку», даже не заботясь о том, чтобы придать своей позиции больше убедительности и правдоподобия.

Примечательно в этом контексте недавнее интервью главы Форин офиса Б.Джонсона газете «Телеграф», в котором он назвал применение химического оружия правительственной авиацией «весьма вероятным». То есть полной уверенности в этом у руководителя британской дипломатии нет. Тогда почему британские коллеги позволяют себе делать на международной арене совершенно безапелляционные заявления? И не стыдно ли им поддерживать ракетный удар, мотивом для которого послужили лишь предположения?

Россию регулярно призывают «перейти на правильную сторону истории». То же самое мы слышали 14 лет назад. Развитие событий показало, что нам не надо было никуда переходить, поскольку мы находились как раз на правильной стороне. С нами тогда были Франция и Германия, которые настойчиво добивались соблюдения норм международного права и положений Устава ООН. Прискорбно, что сейчас эти две страны занимают прямо противоположную позицию. Похоже, что и для них урок истории, на правильной стороне которой они находились в 2003 г., не пошел впрок.

Хотели бы напомнить, что никакой ясности в отношении событий в Хан-Шейхуне до сих пор нет. Все обвинения в адрес Дамаска носят голословный характер и базируются на сомнительных материалах в социальных сетях, предоставленных давно себя дискредитировавшей неправительственной организацией «Белые каски», которая тесно связана с террористами из «Джабхат ан-Нусры» и «Аль-Каиды». Рекомендуем всем ознакомиться с материалами экспертов из организации «Шведские врачи за права человека», которые пришли к выводу, что дети, показанные в видеороликах «Белых касок», находись без сознания под воздействием введенных им психотропных веществ.

Постпред США при ООН недавно демонстрировала в Совете Безопасности душераздирающие фотографии сирийских детей, якобы пострадавших от применения химического оружия в Хан-Шейхуне. Кстати, об иракских детях, почти одновременно пострадавших от химоружия в Мосуле, она даже не упомянула. Данная тема оставляет наших западных коллег совершенно равнодушными. Это относится и к гуманитарной катастрофе в Мосуле, которую они, руководствуясь, как всегда, двойными стандартами, тщательно замалчивают.

Как бы то ни было, мы собирались, по примеру американских коллег, показать несколько наглядных материалов. К сожалению, постоянный представитель США при ОЗХО, когда он узнал об этом намерении – и вы все, коллеги, были только что этому свидетелями – впал буквально в панику и истерику. В результате продемонстрировать эти фотографии на большом экране нам не удалось. Вынуждены показывать их без вспомогательных технических средств, издалека. На этих фотографиях мы видим у детей сильно расширенные зрачки, почти во всю радужку глаза, тогда как первичный признак воздействия зарина состоит в сужении зрачков. Это подтверждает вывод шведских врачей о том, что дети в Хан-Шейхуне подверглись отравлению наркотическими или психотропными препаратами.

На следующих фотографиях не наблюдаются признаки, характерные для поражения легкой или средней степеней тяжести – такие, как обильное слюноотделение, слезоточение, выделения из носа водянистой жидкости. Очевидно, что те, кто делал постановочные кадры, слабо разбираются в последствиях применения химоружия.

Представленный на видео из района Хан-Шейхуна тип боеприпасов не относится к авиационным средствам поражения – у него отсутствует хвостовое оперение и какая-либо маркировка. Вероятнее всего, это мина кустарного производства или какое-то металлическое изделие, вообще не относящееся к полноценным авиационным боеприпасам. Одного этого кадра достаточно для того, чтобы версия о применении правительственной авиацией бомб в химическом снаряжении начала трещать по швам. По убеждению многих авторитетных экспертов, в Хан-Шейхуне были использованы не авиационные бомбы, а кустарные химические боезаряды, которые были подорваны на месте с помощью взрывчатых веществ.

Мы далеки от мысли о том, чтобы попытаться переубедить наших оппонентов. Продемонстрировали эти кадры исключительно для того, чтобы показать: не все так просто, как нас пытаются убедить. Ответы на все вопросы может дать только немедленное проведение профессионального и качественного расследования. Нас не смогут удовлетворить следственные действия, которые осуществлялись бы Миссией ОЗХО по установлению фактов (МУФС) в привычном для нее ключе, то есть дистанционно, без выезда на место предполагаемого происшествия, на основе изучения материалов из Интернета и опроса свидетелей на территории соседних с Сирией стран.

Чтобы быть по-настоящему эффективным и вызывать доверие, расследование должно соответствовать как минимум трем условиям.

Во-первых, соответствующие действия должны осуществляться непосредственно на месте, т.е. в Хан-Шейхуне и на авиабазе Шайрат, где, как утверждается, был складирован использованный в Хан-Шейхуне зарин.

Во-вторых, следует обеспечить сбалансированный в географическом отношении состав экспертов, как это прямо предусмотрено Конвенцией и мандатом МУФС. Приходится говорить об этом, поскольку, по нашим данным, в МУФС не соблюдается принцип широкого и сбалансированного географического представительства. Если это не так, то Технический секретариат может нас поправить и обнародовать список стран, представители которых входят в тот сегмент Миссии, который занимается расследованием предполагаемых случаев применения химического оружия правительственными силами. Понимаем, что персоналии раскрывать нежелательно по соображениям безопасности, но никакого секрета в том, от каких стран отобраны специалисты и по сколько человек от каждой страны, быть не может. Ясно, что представители тех стран, которые наиболее враждебно относятся к Дамаску, доминировать в составе МУФС не должны. Вряд ли нужно доказывать, что высококлассные профессионалы имеются не только в Северной Америке и Западной Европе, но и в странах Азии, Африки и Латинской Америки. Когда некоторые западные делегации резко критикуют Россию за постановку вопроса о справедливом географическом представительстве, они заботятся не о репутации МУФС, а о своей монополии в ней.

В-третьих, в ходе расследований нельзя довольствоваться преимущественно материалами из Интернета и опросами оппозиционеров. Необходимо использовать весь доступный спектр следственных действий, как это предусмотрено в КЗХО и мандате МУФС, а также в рекомендациях Совместного механизма расследований. Особое внимание следует уделить сбору материальных доказательств и образцов непосредственно на месте предполагаемого происшествия.

При соблюдении этих трех условий, которые отнюдь не являются надуманными или чрезмерными, как пытаются утверждать некоторые наши оппоненты, мы можем рассчитывать на проведение быстрого и качественного расследования. На это и нацелен предложенный Россией и Ираном проект решения, находящийся на рассмотрении Исполсовета. Рассчитываем на его поддержку всеми странами, которые заинтересованы в установлении истины. Готовы внимательно и конструктивно рассматривать возможные дополнения и поправки к тексту. Голосование по этому документу покажет, действительно ли все без исключения члены Исполсовета, как это декларируется, нацелены на энергичное и эффективное расследование или же для некоторых из них это лишь лозунг, за которым стоит либо безразличие, либо стремление скрыть правду.

Но прежде чем ставить проект на голосование нужно исчерпать все возможности для выхода на консенсус. Мы готовы к немедленным интенсивным консультациям в этих целях, в т.ч. с делегацией США. Если наши американские партнеры действительно заинтересованы в установлении истины путем проведения серьезного и незамедлительного расследования, то у нас есть шансы договориться. Если же нет, то пространства для поиска взаимоприемлемых решений практически не остается.

Спасибо за внимание.

Встречи Министра

Телефонные разговоры Министра

Карты

Россия в системе международных отношений