Новости ООН

5.10.1613:03

Выступление директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России, представителя Российской Федерации в Первом комитете 71-й сессии ГА ООН М.И.Ульянова в рамках общеполитической дискуссии, Нью-Йорк, 4 октября 2016 года

1818-05-10-2016

  • en-GB1 ru-RU1

 

Уважаемый г-н Председатель,

В первую очередь, позвольте поздравить Вас с избранием на этот пост, пожелать успеха и заверить, что российская делегация будет оказывать Вам необходимое содействие.

Начинающаяся сессия Первого комитета обещает быть очень насыщенной и жаркой. Можно прогнозировать, что в центре внимания будут находиться вопросы ядерного разоружения. России есть что сказать на этот счет, поскольку на протяжении последних тридцати лет наша страна не на словах, а на деле самым активным образом участвует в этом процессе. За это время гонка ядерных вооружений была не только остановлена, но и обращена вспять. По сравнению с пиком «холодной войны» стратегические ядерные силы России сократились на 85 процентов, а тактические ядерные вооружения – на три четверти. Причем тактическое ядерное оружие переведено в неразвернутое состояние, что является крупнейшей мерой «деалертинга» в мировой истории. Для полноты картины добавим, что только в период между 2010 и 2015 годами количество оперативно развернутых ядерных боезарядов сократилось у нас в два с половиной раза – с 3900 до примерно 1580 единиц.

Реальное ядерное разоружение продолжается и прямо сейчас, в ходе текущей сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Профильные российские структуры и специалисты буквально на повседневной основе предпринимают немалые усилия для того, чтобы к 5 февраля 2018 года достичь уровней, предусмотренных ДСНВ. Это, кстати, требует значительных финансовых затрат, на которые мы идем даже в условиях нынешней непростой экономической ситуации.

На этом фоне нередко звучащие на многосторонних форумах утверждения о том, что ядерное разоружение якобы осуществляется крайне медленно или даже находится в глубоком кризисе, не имеют ничего общего с действительностью. Такие заявления носят ярко выраженный пропагандистский характер и имеют целью обосновать выдвижение все новых и новых нереалистичных требований. Апофеозом этой тенденции стала идея незамедлительного запрета ядерного оружия, вокруг которой в ближайшие несколько недель и будет разворачиваться основная интрига. Считаем такую установку крайне контрпродуктивной и вот почему.

Во-первых, она кардинально ломает сложившийся алгоритм многосторонней работы в сфере ядерного разоружения, которая до сих пор велась в рамках ДНЯО. Наиболее чувствительную часть этой тематики – запрет ядерного оружия как такового – теперь предлагается вынести на альтернативную международную площадку. Уместно задаться вопросом о том, как это повлияет на дискуссии по ядерно-оружейной проблематике в ходе нового обзорного цикла ДНЯО. Об этом, похоже, никто даже не задумывался. Между тем, негативные последствия для жизнеспособности и целостности Договора о нераспространении представляются неизбежными. Напомним, что в соответствии с ДНЯО ядерное оружие, имеющееся у пяти ядерных держав, является, безусловно, легитимным. Под этим поставили свои подписи все государства – участники Договора, а их национальные парламенты этот Договор ратифицировали. Теперь же предлагается объявить ядерное оружие вне закона в рамках новой международной договоренности с более узким составом участников. В результате могут появиться два параллельных правовых режима с взаимоисключающими положениями в отношении статуса ядерных вооружений. Есть ли возможность преодолеть это противоречие без ущерба для ДНЯО? Настоятельно рекомендуем задуматься над этим до голосования по созыву Конференции для разработки запретительной конвенции.

Во-вторых, поспешное заключение договоренности о запрете шло бы вразрез с консенсусными положениями Плана действий Обзорной конференции ДНЯО 2010 г., согласно которым ядерное разоружение «должно осуществляться таким образом, чтобы содействовать международной стабильности, миру и безопасности». Вместо такого сбалансированного подхода нам предлагают теперь отбросить в сторону соображения стратегической стабильности и вырвать из контекста ядерного разоружения только тот аспект, который связан с запретом ядерного оружия и который, если следовать элементарной логике, должен был бы стать предметом рассмотрения только на заключительном этапе построения безъядерного мира в интересах необратимости этого процесса. Назвать такой подход реалистичным довольно затруднительно. Мы категорически против забвения или попыток ревизии консенсусных положений Плана действий 2010 года.

В-третьих, даже с чисто практической точки зрения инициатива о запрещении ядерного оружия выглядит в высшей степени сомнительно. Она могла бы иметь хоть какой-то смысл только в случае готовности всех ядерных держав принять в ней участие, а такой готовности с их стороны нет. Во всяком случае, Россия точно не станет участвовать в мероприятиях, оторванных от реальности и идущих вразрез с предшествующими пониманиями и договоренностями. Есть основания полагать, что аналогичным образом поступят и другие ядерные державы. В результате предлагаемая конференция теряет всякий практический смысл, но при этом вовсе не будет безобидной. Механическое принуждение стран-обладателей ядерного оружия к отказу от него без учета стратегических реалий и законных интересов в сфере безопасности отнюдь не способствует продвижению к общей цели, а, напротив, ведет к разобщенности и поляризации, а то и к прямому антагонизму между сторонниками различных точек зрения. Об этом свидетельствуют и весьма неоднозначные итоги августовского голосования в Рабочей группе открытого состава, где более трети участников либо воздержались, либо проголосовали против поспешного проведения переговоров о запрете ядерных арсеналов.

Мы с уважением относимся к взглядам тех, кто выступает за отказ от ядерного оружия. Сами разделяем благородную цель построения безъядерного мира. Вопрос, однако, состоит в том, как выстраивать пути продвижения к этой цели, не подрывая при этом стратегическую стабильность, не ломая систему сдержек и противовесов в международных отношениях, не ввергая мир в хаос и опасную непредсказуемость, не ставя под угрозу целостность режима ДНЯО и не углубляя, пусть даже непреднамеренно, разобщенность по столь чувствительному вопросу.

Считаем, что приоритетом сейчас должен быть не запрет ядерного оружия, который стал бы сугубо пропагандистской акцией, а серьезная совместная работа по формированию условий, которые реально способствовали бы ядерному разоружению. В качестве примера целенаправленных действий в этом направлении можно привести Совместное заявление об укреплении глобальной стратегической стабильности, подписанное лидерами России и Китая 25 июня с.г. в Пекине. Призываем все другие государства присоединиться к российско-китайским усилиям. Призываем также всех не поддаваться лукавому соблазну попытаться одним махом решить все проблемы с ядерным оружием. Интересы дела требуют придерживаться апробированных подходов, которые уже позволили обеспечить сокращение мировых запасов ядерных вооружений более чем в пять раз. Было бы непростительно, пусть даже из самых лучших побуждений, создать в дополнение к существующим новые трудности для дальнейшего продвижения по этому пути.

Уважаемые коллеги,

Позвольте с учетом ограничений по времени очень кратко затронуть несколько других вопросов, которые представляются нам исключительно важными и по которым мы обязательно выскажемся более обстоятельно в ходе тематических дискуссий.

Одним из российских приоритетов является предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве. Считаем необходимым безотлагательно приступить к согласованию юридически обязывающего договора о неразмещении оружия в космосе. Российско-китайский проект такого соглашения продолжает оставаться на столе Конференции по разоружению. Пока же переговоры по нему не начались, необходимо по крайней мере принять промежуточные меры политического характера, позволяющие сдерживать угрозу вепонизации космического пространства. На это направлена инициатива по неразмещению первыми оружия в космосе, к которой присоединились уже 14 государств, взявших на себя соответствующее политическое обязательство. Количество стран, голосовавших в поддержку резолюции Генассамблеи по этому вопросу, достигло в прошлом году 130. Рассчитываем, что в нынешнем году их число, равно как и число соавторов этой резолюции, еще более возрастет.

Год назад в этом зале мы предостерегли США и Румынию от развертывания на территории последней объекта противоракетной обороны, который, несмотря на якобы оборонительный характер, затрагивает интересы национальной безопасности России. К нашим предостережениям не прислушались. Весной этого года объект был введен в эксплуатацию. Сразу после этого началось строительство аналогичного объекта в Польше. На очереди – размещение американских противоракетных комплексов THAAD в Южной Корее. То есть шаг за шагом реализуется концепция создания глобальной системы ПРО США, которая подрывает основы стратегической стабильности, затрудняет дальнейшее ядерное разоружение, усиливает напряженность на региональном и глобальном уровнях. Дело осложняется еще и тем, что на объектах ПРО в Румынии и Польше вопреки положениям ДРСМД размещаются пусковые установки Мк-41, использующиеся для запуска ракет средней дальности с морских платформ и запрещенные для использования на суше. Тем самым Соединенные Штаты не только сами нарушают Договор, но и подтягивают своими противоправными действиями две страны, никакого отношения к ДРСМД не имеющие. К этому добавляются американские нарушения, связанные с ракетами-мишенями и ударными беспилотниками. Призываем Вашингтон незамедлительно вернуться к безупречному и добросовестному выполнению Договора по РСМД.

Сложная ситуация складывается в сфере европейской безопасности. Североатлантический альянс в своих доктринальных установках и в военном строительстве делает все большую ставку на ядерное оружие. Осуществляется его модернизация. Готовятся к постановке на вооружение новые универсальные авиабомбы В61-12, которые, по признанию даже американских экспертов, объективно понижают ядерный порог. Некоторые специалисты в Вашингтоне даже поспешили назвать эти бомбы более «этическими» и более пригодными для применения. Одновременно европейские страны НАТО, на территории которых размещено американское ядерное оружие, готовятся обновить парк самолетов-носителей. Тем самым, под постоянные нарушения режима ДНЯО, каковыми являются «совместные ядерные миссии» НАТО («nuclear sharing»), подводится долгосрочная материальная база. На критику со стороны России, государств-участников Движения неприсоединения и других стран альянс не реагирует, таким образом, подтверждая, что убедительных оправданий у него нет.

Помимо все большей опоры на ядерное оружие, НАТО делает также ставку на наращивание своего военного присутствия и военной активности близ наших границ, оправдывая это надуманной необходимостью «сдерживания России», как если бы мы в самом деле готовились напасть на страны альянса. В результате в Европе формируется нездоровая атмосфера, чреватая ростом военной напряженности. Мы и впредь будем отслеживать действия НАТО на предмет соответствия Основополагающему акту Россия – НАТО 1997 г. в части, касающейся неразмещения «существенных боевых сил» на территории государств-членов.

Недавно министр иностранных дел ФРГ опубликовал статью с призывом возобновить диалог по контролю над обычными вооружениями в Европе. Как мы понимаем, эта инициатива продиктована осознанием опасности скатывания ситуации в сфере европейской безопасности к состоянию, характерному для времен «холодной войны». Если так, то это предложение, на наш взгляд, заслуживает внимательного изучения. Хотя в данной проблематике есть немало «подводных камней», осложняющих перспективу достижения каких-либо договоренностей, Россия остается открытой для диалога. Посмотрим, как на эту инициативу отреагируют союзники ФРГ по НАТО.

Уважаемые коллеги,

Через несколько месяцев начнется очередной обзорный цикл ДНЯО. Намерены принять в нем самое активное участие. Особое внимание считаем необходимым уделить вопросам создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного и других видов ОМУ.

В заключение, г-н Председатель, не можем не затронуть вопрос о прискорбном состоянии разоруженческого механизма ООН и в особенности женевской Конференции по разоружению, которая на протяжении вот уже 20 лет функционирует на холостом ходу. Разблокировать ее работу путем начала переговоров по какому-либо традиционному пункту повестки дня не получается и, судя по всему, не получится из-за серьезных разногласий между государствами-участниками. Именно поэтому в марте с.г. мы выступили с инициативой о проведении переговоров по новому для КР вопросу – международной конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Тема сверхактуальная, в особенности на фоне происходящего на Ближнем Востоке. С удовлетворением отмечаем, что это предложение набирает все большее число сторонников. Рассчитываем, что в следующем году вокруг него сформируется консенсус, и Конференция по разоружению вернется, наконец, к переговорной деятельности.

Благодарю Вас, г-н Председатель.

Отображение сетевого контента

Общие сведения

  • Флаг
  • Герб
  • ООН


 
  • Адрес: Площадь Объединённых Наций (Площадь ООН), 760, Нью-Йорк, NY 10017, США
  • Web: www.un.org/ru/
  • Руководитель организации: Антониу Гутерреш — Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций

Фоторепортаж

  •  Штаб-квартира ООН в Нью-Йорке
  •  Зал Генеральной Ассамблеи ООН
  •  Зал Совета Безопасности ООН
  •  Европейское Отделение ООН в Женеве
  •  Европейское Отделение ООН в Вене
  •  Отделение ООН в Найроби

Штаб-квартира ООН в Нью-Йорке

Навигация