10.10.1917:36

Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ОЗХО, Посла А.В.Шульгина на 92-й сессии Исполнительного совета ОЗХО, Гаага, 8 октября 2019 года

2061-10-10-2019

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Уважаемый г-н Председатель,

Уважаемый г-н Генеральный директор,

Уважаемые делегаты,

Прежде всего позвольте приветствовать Посла Андреа Перуджини во главе Исполнительного совета. Хотели бы заверить Вас, г-н Председатель, в своей полной поддержке и готовности к конструктивной работе, чтобы последняя в этом году регулярная сессия Совета прошла максимально успешно.

В ноябре будут подведены итоги годовой деятельности ОЗХО, которая, следует признать, переживает непростые времена. Мы подходим к очередной Конференции государств-участников с немалым количеством накопившихся проблем. Остановлюсь лишь на основных из них.

Атрибуция. Почти полтора года назад по воле меньшинства государств-участников было принято неправомерное решение о наделении некогда сугубо технической организации несвойственными ей функциями по определению виновных в применении химоружия. Россия выступает категорически против перекраивания мандата ОЗХО и посягательства на исключительную компетенцию Совета Безопасности ООН.

Но серьезное беспокойство у нас в настоящее время вызывает далеко не только это. За основу своей работы сформированная в ОЗХО Группа по расследованию и идентификации (ГРИ) берет сомнительные выводы Миссии по установлению фактов применения химоружия в Сирии (МУФС). О работе этой спецмиссии скажем отдельно. Но в данном случае факт остается фактом: доклады МУФС, по некоторым из которых имеется множество вопросов, взяты в производство ГРИ. Выводы этих докладов оставляют мало шансов на то, что заключения атрибутивного механизма будут сколь-нибудь объективными.

Нас также настораживает, что расследования по линии ГРИ ведутся в высшей степени кулуарно и нетранспарентно. Государства-участники практически не получают информации о том, чем занимается эта структура, не знакомы с методами и модальностями ее работы, принципами подбора кадрового состава, наконец, с «кругом ведения» ГРИ.

Состоявшийся на днях брифинг по Сирии, организованный Техсекретариатом, – характерный тому пример. Что мы услышали на нем? Никакой конкретики. А ведь мы присутствовали на закрытом брифинге, и государства-участники вправе были получить полные данные о функционировании ГРИ. Получается, что ГРИ, являясь неотъемлемой частью Техсекретариата, который, как известно, подотчетен Исполсовету, действует практически автономно вне контроля со стороны этого руководящего органа ОЗХО. Это абсолютно недопустимо, противоречит и духу, и букве Конвенции.

Теперь о МУФС. И мы, и сирийские коллеги, признавая важность и объем проделанной Миссией работы, не раз высказывали в ее адрес критические замечания. В первую очередь, это касается постоянного отхода от принципов и положений, прописанных в Конвенции и в нормативных документах ОЗХО. Но каждый раз мы наталкиваемся на «стену непонимания» и отказ обсуждать существующие проблемы по существу. Чего стоит только расследование химинцидента в г.Дума 7 апреля 2018 года. Возникает закономерный вопрос: как выстраивать дальнейшую работу, как докопаться до истины, если нет готовности к диалогу и открытости? Хотели бы призвать делегации к тому, чтобы серьезно и обстоятельно поговорить о работе МУФС в рамках соответствующего пункта повестки дня. Мы к этому готовы.

Г-н Председатель,

Несколько слов о других аспектах т.н. сирийского «химдосье». Мы в свое время поддержали подход Техсекретариата к обсуждению всего этого блока проблем в рамках структурированного диалога. При этом считаем важным, чтобы все вопросы рассматривались в строгом соответствии с требованиями КЗХО и без каких-либо предварительных условий, связанных с атрибутивными новациями. Но почему возникают такие длительные перерывы в работе? Теряется вся ее динамика.

Вместе с тем приветствуем намерение Гендиректора провести в ближайшие недели очередной раунд консультаций с Дамаском. Рассчитываем, что в ходе них можно будет достигнуть прогресса.

Борьба с химическим терроризмом. Россия неоднократно обращала внимание на то, что, не являясь по своему характеру антитеррористической организацией, ОЗХО располагает весьма ограниченным инструментарием для противодействия этой угрозе. Но даже эти скромные возможности, на наш взгляд, используются недостаточно. В рамках ОЗХО функционирует рабочая группа по терроризму и ее подгруппа по негосударственным субъектам. Но на заседаниях этих структур мы слышим презентации о том, какие усилия другие международные организации предпринимают в сфере антитеррора, в каких семинарах, конференциях принимают участие сотрудники Техсекретариата и т.д. Но когда же мы начнем разговор по существу – о том, как можно задействовать наш собственный потенциал?

Сирия представляет в Техсекретариат на регулярной основе информацию о деятельности на ее территории террористических и экстремистских группировок, которые имеют доступ к токсичным химическим веществам. Неужели ОЗХО, призванная быть на страже и ставить заслон на пути применения и распространения химоружия, не должна работать в качестве системы «раннего предупреждения»? Ведь если ОЗХО публично начнет обсуждать приготовления террористов, им будет гораздо сложнее реализовать свои зловещие замыслы.

Нас очень тревожит то, как ведется в этом году работа над проектом программы и бюджета Организации на 2020 год. Консультации государств-участников и Техсекретариата выявили серьезные разногласия относительно концепции т.н. омнибусного проекта решения. Мы, как и некоторые другие делегации, заявили о том, что не можем согласиться с предлагаемым «пакетным вариантом». Регулярный бюджет ОЗХО и распределение кассовых остатков – это совершенно разные вещи, и их нельзя складывать в одну корзину. Данные вопросы регулируются разными положениями Финансовых правил и имеют абсолютно самостоятельное значение. Но почему-то это упорно делается, а наши озабоченности игнорируются. Омнибусный проект выносится на Исполсовет, и делается вид, что других альтернатив ему не существует.

Мы исходим из понимания исключительно важной роли Исполсовета в бюджетном процессе. Решения данного органа являются ориентиром для работы Конференции государств-участников (КГУ). Исполсовет должен выносить рекомендации относительно программно-бюджетного документа на основе консенсуса. А его в настоящий момент нет. Считаем, что Исполсовет попросту не готов принять сейчас решение по всему бюджетному блоку. Необходимо продолжить консультации в межсессионный период и постараться уладить возникшую проблему до ноябрьской сессии КГУ.

В числе тем, также вызывающих разногласия, – инициатива США, Великобритании, Канады, Германии, Чехии и Японии, касающаяся изменения правил процедуры Консультативного органа по административным и финансовым вопросам (КОАФ). Мы, так же как и некоторые другие делегации в этом зале, не можем согласиться с отдельными положениями вынесенного на рассмотрение Исполсовета документа. Во-первых, исходим из неотъемлемого права государств-участников назначать для работы в КОАФ тех экспертов, которые, по их мнению, обладают нужной квалификацией и другими необходимыми качествами. Во-вторых, возможность отстранения из данной структуры, по сути, любого неугодного эксперта создаст прецедент и для других международных организаций, а также может подорвать статус КОАФ как независимого органа, призванного давать объективные рекомендации. При согласовании правил процедуры КОАФ целесообразно учитывать наилучшие практики независимых административно-бюджетных органов других международных организаций. В этой связи мы представили поправки в указанный проект и начали их обсуждение с авторами данной инициативы, а также всеми другими заинтересованными сторонами для поиска консенсуса.

Г-н Председатель,

Не хотелось бы завершать свое выступление на «минорной ноте». У нас целый ряд вопросов повестки дня ОЗХО, где мы имеем возможность работать на консенсусной основе.

За последнее время сделан важный шаг на пути постановки под контроль ОЗХО новых опасных видов высокотоксичных отравляющих веществ. На 24-ю сессию КГУ выносится два предложения – российское и совместное, представленное США, Канадой и Нидерландами, – касающиеся добавлений в Список 1 Приложения по химикатам к КЗХО. Мы хотим воспользоваться случаем и проинформировать государства-члены Исполсовета о прогрессе, достигнутом на этом направлении в межсессионный период, что станет элементом подготовки к рассмотрению этой темы на Конференции.

Что касается других пунктов повестки, то российская делегация выскажется по ним в ходе нынешней сессии в порядке их очередности.

Прошу распространить это выступление в качестве официального документа 92-й сессии Исполнительного совета ОЗХО.

x
x
Дополнительные инструменты поиска

Гуманитарное сотрудничество