11.06.1916:18

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Гренады П.Дэвидом, Москва, 11 июня 2019 года

1219-11-06-2019

  • en-GB1 ru-RU1

 

Добрый день, дамы и господа,

Переговоры с Министром иностранных дел Гренады П.Дэвидом прошли в доброжелательном открытом ключе. Гренада – наш перспективный партнер в карибском субрегионе. Двусторонние отношения имеют свою историю. Впервые дипломатические связи были установлены в 1979 году. В сентябре будет отмечаться 40-летняя годовщина этого события. Затем они были разорваны после вторжения США в 1983 г., но в 2002 г. восстановлены и продолжают устойчиво развиваться. Российско-гренадские отношения развиваются на принципах дружбы, взаимного учета интересов и приобретают устойчивую позитивную динамику.

Сегодня мы подтвердили настрой на наращивание политического диалога, в том числе по линии наших министерств. В этой связи высоко оценили практику «сверки часов» «на полях» Генеральной Ассамблеи, где мы с г-ном Министром договорились встретиться в этом году снова.

У нас единое мнение о том, что дальнейшему развитию сотрудничества способствует участие гренадских представителей в организуемых в России крупных международных мероприятиях, включая Петербургский международный экономический форум.

Приветствовали контакты по линии гражданских обществ. В феврале на Гренаде уже во второй раз прошел представительный медиа- и бизнес-форум «Россия/Евразия — Карибы». Эта востребованная инициатива реализуется Институтом Беринга-Беллинсгаузена, Фондом «Росконгресс», Правительством Гренады при поддержке нашего Министерства. Это важное подспорье в деле укрепления диалога между широкой общественностью двух стран.

Благодаря действующему с 2017 г. Межправсоглашения об условиях отказа от визовых формальностей расширяются туристические связи, образовательные, гуманитарные и экономические обмены.

Отметили неплохие возможности для реализации совместных проектов в области экономики, инвестиций, здравоохранения, образования и культуры. В частности, говорили о перспективах поставок российской пшеницы на Гренаду, а в Россию с Гренады – рыбных продуктов, специй, кофе, какао, фруктов. Есть перспективные проекты в сфере производства стройматериалов на Гренаде и поставок в эту страну российских вакцин, медицинского оборудования. Весьма перспективен проект регионального медицинского центра, который может быть сооружен на Гренаде, и услугами которого смогут пользоваться 18 млн. граждан пяти стран карибского региона.

Мы успешно взаимодействуем в области профессиональной подготовки кадров, особенно для правоохранительных органов в учебных центрах российского Министерства внутренних дел, как в России, так и в Латинской Америке.

Высказались в пользу дальнейшего участия гренадских дипломатов в специальных курсах для сотрудников внешнеполитических ведомств латиноамериканских стран, которые ежегодно проводятся на базе Дипломатической академии нашего Министерства.

Есть интерес к наращиванию сотрудничества по вопросам противодействия и ликвидации последствий стихийных бедствий. В этих целях мы предложили активнее использовать потенциал регионального Российско-Кубинского Центра подготовки специалистов пожарно-спасательного профиля в Гаване.

В интересах совершенствования договорно-правовой базы условились активизировать работу над соглашением об основах отношений между Россией и Гренадой с тем, чтобы в ближайшее время выйти на его подписание.

Обсуждали международные вопросы. Констатировали совпадение или близость наших подходов, которые опираются на зафиксированные в Уставе ООН принципы. Мы выступаем против вмешательства во внутренние дела суверенных государств, против применения односторонних мер нелегитимного санкционного давления. Говорили о перспективах нашего сотрудничества на площадке ООН.

У России хорошие отношения с латиноамериканскими государствами и с их региональными организациями, включая Карибское сообщество (КАРИКОМ), в котором Гренада сейчас председательствует. Ценим встречный интерес стран этого объединения к общению и развитию отношений с нашей страной. По понятным причинам мы много внимания уделили Венесуэле. Россия поддерживает те подходы, которые исповедует КАРИКОМ и ряд других стран, в частности, Мексика, Уругвай и Боливия, а также подходы, которые предполагают налаживание диалога между правительством и всем спектром оппозиции, и объединение усилий международного сообщества для того, чтобы создать оптимальные условия для начала такого диалога и урегулирования всех проблем исключительно мирным, политическим путем.

Г-н Министр в ходе своего визита посетил также Российский университет дружбы народов, Россельхознадзор, встречался с представителями Государственной думы и общероссийской общественной организации «Деловая Россия». Думаю, что его визит был очень своевременен и позволит вывести наши дружеские добрые отношения на качественно новый уровень.

Вопрос: Евросоюз неоднократно подтверждал свою приверженность ядерной сделке с Ираном, но для ее реализации со стороны европейцев ничего не было сделано. Вчера Министр иностранных дел ФРГ Х.Маас заявил в Тегеране, что реализация экономических интересов ИРИ возможна без участия США. Не считаете ли Вы, что в позиции европейцев очень много противоречий.

Ответ: Что касается Совместного всеобъемлющий плана действий (СВПД) по урегулированию иранской ядерной проблемы, то Вы знаете, как развивались события. Больше года назад США привели в исполнение свою угрозу – вышли из этого документа. После этого все остальные участники СВПД, включая Россию, Китай, сам Иран, Великобританию, Францию, Германию и ЕС, заявили, что они будут оставаться приверженными своим обязательствам. В июле прошлого года мы провели министерскую встречу участников СВПД (минус США, естественно), в ходе которой обсуждалась необходимость сохранить эту сделку, для чего важно выработать механизмы продолжения взаимодействия с Ираном в торгово-экономической и инвестиционной сферах в ситуации, когда США вышли из этого важнейшего международного документа. ЕС – три европейских страны и собственно европейская внешнеполитическая служба – вызвались подготовить такой инструмент. Потом мы встречались еще в сентябре в Нью-Йорке. Работа над этим инструментом затягивалась. Наконец, пару месяцев назад объявили, что он готов. Называется он «Инстекс». Но в отличие от того, о чем договаривались раньше, пользоваться им могут – по крайней мере сначала –не все страны, которые торгуют с Ираном (а именно об этом и говорили), а пока только члены ЕС. Во-вторых, для начала обслуживать этот инструмент будет не все товарные потоки, а только сделки, которые имеют гуманитарный, медицинский и продовольственный характер и не затрагиваются санкциями США. Понятно, что такой инструмент не решит и не мог решить проблем, которые возникли в связи с выходом США и существенным усложнением получения Ираном тех выгод, которые были ему обещаны в СВПД, одобренном резолюцией СБ ООН. Но и этот механизм еще ни разу пока не функционировал. Мы задавали вопросы наши коллегам и предлагали собраться. Очередная встреча Совместной комиссии на уровне политдиректоров должна состояться в этом месяце. Заявления, которые прозвучали вчера по итогам переговоров Х.Мааса в Тегеране, настораживают. Если это действительно так (я слышал про эти заявления, но не имею подтверждения, что были употреблены именно эти слова), то получается, что Европа расписывается в своей беспомощности в нынешней ситуации. Как Вам известно, США напрямую заявили, что запрещают европейцам использовать инструмент «Инстекс» и торговать всем странам с Ираном. Получается, то от всех, включая ЕС, США требуют грубо нарушать резолюцию СБ ООН, которая одобрила СВПД. Если заявления, о которых Вы упомянули, являются результатом запрета на использование созданного европейцами с большим трудом и пока не заработавшего механизма, то это печально. Это говорит о том, что Европа не проявляет самостоятельность. Когда мы говорим о необходимости уважать европейский выбор, то мы в России всегда заинтересованы в том, чтобы Европа была сильным, единым и самостоятельным игроком. Пока на этом примере мы этого не наблюдаем. Но мы рассчитываем, что согласованная встреча Совместной комиссии по выполнению СВПД состоится в этом месяце и там можно будет внести большую ясность в отношение того, насколько все мы готовы выполнять свои обязательства, одобренные единогласно принятой резолюцией СБ ООН.

Вопрос: Прокомментируйте, пожалуйста, заявление Вашего коллеги – Министра иностранных дел ОАЭ А.Аль Нахайяна, что соседи Ирана должны стать частью любой договоренности с ним.

С.В.Лавров: Я не слышал заявления моего коллеги из ОАЭ о том, что соседи Ирана должны стать частью любой договоренности с Ираном. Я не знаю контекста. Если он касается нормализации отношений в районе Персидского залива, то это – наша позиция. Мы давно выступаем за формирование здесь системы безопасности и доверия, предлагаем конкретные идеи, которые будут позволять арабским странам Персидского залива и ИРИ налаживать между собой контакты, которые позволят снять взаимную озабоченность и обеспечить транспарентность в том числе в вопросах военного строительства, проведения военных учений и т.д., Предлагаем, чтобы эти усилия сопровождались поддержкой со стороны внешних игроков, включая и ЛАГ, и ЕС, и «пятерку» постоянных членов СБ ООН, ОИС. Мы выступаем только за то, чтобы в этом очень важном регионе мира наступила более спокойная обстановка. Для этого нужно нормализовать отношения, вырабатывать меры доверия и избегать провоцирования разногласий в том, что касается внешних игроков. Разногласия есть, и они объективные. Но то, как их пытаются перевести из идеологической и политической чуть ли не в силовую плоскость – является очень плохим знаком. Надеюсь, что арабские страны Персидского залива понимают авантюрность призывов, которые порой звучат с предложением довести политику изоляции Ирана до военного сценария.

Вопрос: Сергей Викторович, не могли бы Вы прокомментировать заявление координатора ООН по гуманитарному кризису в Сирии, который выразил опасения, что если конфликт на северо-западе Сирии продолжится, то в Турцию перейдут еще более 2 млн. сирийских беженцев.

С.В.Лавров: Речь идет, видимо, о тех сирийцах, которые сейчас находятся в зоне деэскалации Идлиб, где они оказались в положении бесправных заложников террористической организации «Джебхат ан-Нусра», которая сейчас выступает под крышей  «Хейят Тахрир аш-Шам» и терроризирует не только гражданское население, но и вооруженные группировки, которые не входят в эту террористическую структуру. Решение этого вопроса заключается в необходимости полностью выполнить сочинский Меморандум Президента России В.В.Путина и Президента Турции Р.Т.Эрдогана о  стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб) путем отмежевания вооруженной оппозиции от этих бандитов, от террористических структур, признанных таковыми СБ ООН. Наши турецкие друзья взяли на себя задачу обеспечить такое отмежевание, и как только это произойдет (а это будет означать, что с террористами разговор должен быть очень короткий), судьбы этих 2 млн. мирных граждан будут облегчены и они смогут спокойно жить. Те, кто является перемещенными лицами, смогут вернуться в места своего постоянного проживания. Подчеркну, я говорил об этом: минометные обстрелы из ракетных систем залпового огня, которые террористы из зоны деэскалации Идлиб осуществляют и по позициям сирийских войск, и по российской военной базе Хмеймим, и по гражданскому сектору,  – терпеть эти вылазки сирийская армия не будет. Мы ее прекрасно понимаем и будем ее поддерживать в том, чтобы очаги таких грубейших нарушений режима деэскалации подавлялись незамедлительно. Мы знаем, что параллельно наши турецкие друзья активно работают над выполнением своего обязательства по сочинскому Меморандуму: отмежевать вооруженную договороспособную, готовую участвовать в политическом процессе, оппозицию от бандитов, которые не идут и не могут идти по определению ни на какие  договорённости, с которыми разговаривать нужно как с террористами. 

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска