6.06.1900:00

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова объединённой редакции «РБК», 6 июня 2019 года

1172-06-06-2019

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Вопрос: Мы встречаемся в канун Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ). Бизнесмены в последние годы вынуждены работать в условиях серьёзного санкционного давления. Однако некоторым, как недавно О.В.Дерипаске, удалось вывести часть своих компаний из-под санкций. Могут ли наши компании и бизнесмены рассчитывать на помощь МИД России в борьбе с санкциями или им лучше действовать самостоятельно, как О.В.Дерипаске, привлекая к помощи иностранных лоббистов?

С.В.Лавров: Вы правы, в условиях санкций, которые стали визитной карточкой американской Администрации, целого ряда стран ЕС и других западных государств – на что мы были вынуждены отвечать и продолжим это делать так, чтобы себе не навредить – ущерб для всех очевиден, в том числе для американских компаний и компаний тех европейских стран, правительства которых прибегают к этим санкциям. Но, несмотря на все трудности, компании работают и стараются искать возможности, которые не перекрываются противоправными действиями своих правительств.

ПМЭФ традиционно собирает тысячи бизнесменов из западных стран. Кстати, американская делегация уже второй год подряд самая крупная – более 500 предпринимателей (правительственные представители решили не участвовать в этом году). Путём прямых контактов между собой предприниматели наиболее эффективно и профессионально ищут те возможности, которые существуют в нынешних непростых условиях.

Мы стремимся помогать нашим компаниям в тех формах, в которых они считают возможным запросить помощь российских властей. О.В.Дерипаска выбрал правовой путь – обратился в суд в рамках американской правовой системы. У него есть адвокаты. Это абсолютно правовые методы и позиция. Не знаю, насколько удачным будет итог. Американская судебная система не раз доказывала свою специфику.

Что касается данного конкретного предпринимателя, то это его решение, его компания. На его предприятиях работает огромная «армия» трудящихся в Российской Федерации и на Западе, прежде всего в Европе. Он должен принимать и принимает все эти обстоятельства в расчёт и работает по той линии, которую сам себе определил, исходя из интересов компании и занятых на производствах ОК «РУСАЛ» и других структур.

Есть наши предприниматели, заинтересованные в использовании правовых методов через различные судебные инстанции, которые будут признавать санкции неправомерными. Есть те, кто готов искать сделки с американским правосудием.

Мы тут совсем не одиноки. Эта практика использовалась задолго до ухудшения отношений между Российской Федерацией и США ещё при Б.Обаме. Парижский банк «БНП Париба» был оштрафован на 12 млрд долл. США за то, что, не нарушая никаких законов своей страны и международных правил, торговал с Ираном. Просто американцам показалось это неверным, учитывая, что они объявили санкции против Ирана. Сторговались с 12 до 9 млрд долл. США. Такие же примеры есть в отношении немецкого бизнеса.

Если говорить об этом более комплексно, понятно, что в условиях, когда американский доллар определяет огромную долю мировых экономических отношений и финансовых расчётов, большинство неамериканских компаний вынуждено идти на определённые компромиссы. Их интерес – не потерять немедленно какую-то часть бизнеса. Правительства соответствующих стран вынуждены принимать это во внимание и пытаться договариваться с американцами, чтобы создать политические рамки для решения текущих сиюминутных вопросов, вызванных американской экономический агрессией – будем называть вещи своими именами.

В долгосрочном плане уже пошёл мыслительный процесс относительно того, как отвязаться от доллара США и создать систему, которая не будет зависеть от капризов той или иной американской администрации, от её манер в том, что касается ведения экономических отношений в мире, и от того, чтобы превращаться в инструмент внутриполитической борьбы в США.

Я смотрю на это как на начало большого исторического периода. Вспомним санкции, которые мотивируются и объясняются Крымом, забывая о том, что крымчане проголосовали абсолютно свободно. Не открою большого секрета, в апреле 2014 г. мне об этом говорил бывший госсекретарь США Дж.Керри: «Всё понятно. Всё произошло так, как хотел крымский народ. Но для порядка проведите ещё один референдум». С какой стати? Если вам всё понятно, зачем ещё раз гонять людей на какое-то голосование? Надеюсь, Джон на меня не обидится. Он тоже опубликовал в своих мемуарах некоторые секреты из наших с ним разговоров.

Главное, ради чего принимаются санкции, – во-первых, наказать Россию за независимую внешнюю политику. Как не раз говорил Президент России В.В.Путин, в американском правящем классе пришло понимание того, что 90-е гг. – это была аномалия, а традиции российской цивилизации, истории, самодостаточности, многонациональности и многоукладности российской жизни всё-таки возобладали. Генетический код нашего народа никуда не исчез. Это не смогли и до сих пор не могут принять некоторые американские политики, в том числе и те, кто буквально держат Президента США Д.Трампа за руки, не позволяя ему реализовать свои предвыборные обещания о нормализации и улучшении отношений с Российской Федерацией.

Вторая причина – недобросовестная конкуренция и попытка повысить свою конкурентоспособность методами санкционного давления.

Третья, более глобальная причина – это понимание необратимости процессов формирования полицентричного миропорядка, где гораздо больше чем одно или два государства имеют очень сильное влияние на мировую экономику и политику. Это понимание выражается не в стремлении наладить новые формы функционирования миропорядка с наличием многих, а не двух или одного полюса. Оно проявляется в стремлении затормозить эти процессы, чему тоже служит санкционное давление. Ведь санкции применяются и против Китая. Если также отнести к санкциям повышение тарифов, то я не знаю, какая мало-мальски значимая страна на планете не является сейчас объектом американских санкций.

Все это понимают, но пытаются решить немедленные проблемы через какие-то компромиссы. Если смотреть вдолгую, уверен, американцы проводят политику, которая противоречит их долгосрочным интересам.

Вопрос: Возвращаясь к российским бизнесменам, советовался ли О.В.Дерипаска с Вами о том, как ему поступать? Могут ли другие бизнесмены прийти в МИД и попросить содействия?

С.В.Лавров: Вы у них поинтересуйтесь. Я уже сказал, что мы откликаемся на обращения любых наших бизнесменов. Если те формы поддержки, о которых они просят, в наших силах, не противоречат российскому законодательству и функциям МИД, мы такую поддержку оказываем.

Вопрос: Вы упомянули американскую делегацию на ПМЭФ. В ней хочет быть М.Калви. Сколько раз за последние месяцы иностранные партнёры упоминали его имя на переговорах с Вами?

С.В.Лавров: Об этом говорил Госсекретарь США М.Помпео, когда мы с ним встречались 6 мая в Рованиеми «на полях» Арктического совета и потом 14 мая в Сочи, когда он встречался с Президентом России В.В.Путиным, а также затрагивал эту тему в нашей с ним беседе. Он получил ответ, что мы заинтересованы в том, чтобы бизнес не страдал от неправомерных действий. В данном случае идёт следствие, и мы рассчитываем, что следствие установит истину и будет принято решение.

Вот те случаи, когда это упоминалось. Но я не скрываю, что мы крайне редко общаемся с американцами.

Вопрос: У Вас ещё была встреча с делегацией российско-американской торговой палаты.

С.В.Лавров: Я не имел возможности с ними встречаться. Они, по-моему, даже не просили об этом.

Вопрос: Вы упомянули необходимость «дедолларизации». Одним из способов ухода из-под санцкций является переход на расчёты в нацвалютах. Такое соглашение готовится с Китаем. Председатель КНР Си Цзиньпин будет главным гостем на ПМЭФ. Что мешало подписанию соглашения о расчёте в нацвалютах? Связано ли это с позицией Китая, который больше заинтересован в развитии экономических связей с США и опасается вторичных санкций?

С.В.Лавров: Я не слышал о наличии какого-либо межправительственного соглашения на эту тему. Едва ли оно столь необходимо, потому что процесс перехода на расчёты в национальных валютах идёт. Доля нашей торговли, которая обслуживается национальными валютами, сейчас в районе 18% (примерно пятая часть). Это уже серьёзно. И эта доля растёт.

Совсем недавно генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) К.А.Дмитриев в интервью сообщил, что растёт сотрудничество по созданию инвестиционных платформ, которые тоже будут обслуживаться национальными валютами.

Помимо того, что эти процессы помогают российско-китайской торговле не зависеть от конъюнктурно привнесённых факторов из-за американского произвола, это ещё укрепляет позиции юаня, который и так достаточно успешно осваивается в мировой финансовой системе. Это способствует и укреплению рубля.

Говоря о национальных валютах, надо отметить, что эти процессы идут не только по двусторонним каналам между Россией и Китаем. Мы занимаемся этим с целым рядом других стран, особенно из числа наших крупных партнёров, где взаимный товарооборот более или менее сбалансирован,  и есть спрос на рубли и валюты наших контрагентов. Эти процессы также идут в рамках БРИКС. Это как раз те компоненты общих усилий, которые в итоге будут содействовать снижению зависимости от доллара.

Вопрос: Россию часто упрекают в том, что она ставит политические интересы выше экономических. В качестве примера приводят ситуации в Венесуэле и на Украине, где мы поддерживали власти, были на них сильно завязаны в экономике и совершенно не общались с оппозицией, что ставило под вопрос исполнение различных экономических программ, оплату кредитов и т.д. Не пора ли России отказаться от принципа неведения диалога с оппозицией, чтобы обеспечить себе стабильность при любом исходе политических кризисов?

С.В.Лавров: Относительно Вашего посыла о том, что Россия ставит политику выше экономики, – это не совсем так. Мы пока еще помним учение К.Маркса, которое «всесильно, потому что оно верно», что «бытие определяет сознание» и т.д. Мы никогда не отказывались от того, что фундаментом всей нашей политики, развития страны и внешних связей является экономика. Обратите внимание, когда Президент России В.В.Путин начинает общение со своими зарубежными партнерами «под камеры» и потом на пресс-конференции, он всегда выделяет темпы роста товарооборота, объем накопленных инвестиций и другие параметры нашего экономического взаимодействия. Это говорит о том, какое значение придает руководство государства материальным аспектам нашего взаимодействия с партнерами.

Как раз наши западные коллеги создали проблемы на Украине и, по сути дела, привели к власти национал-радикалов, неонацистов, первой акцией которых была попытка запретить русский язык, неудавшаяся в тот момент, но сигнал был принят в Донбассе, Крыму. Тогда все и началось. После этого они обиделись на то, что мы поддержали крымчан, защитили от Яроша и ему подобных, пригрозивших изгнать или навсегда покончить с русскими в Крыму, поддержали Донбасс, попросивший путчистов не трогать их и дать им жить, как они хотят, осмотреться. Донбасс не нападал на остальную Украину, на них напали национал-радикалы, которые по сей день «заказывают музыку» на Украине. Но когда ЕС вводил санкции, западные компании, в частности германские, стали возвышать голос относительно того, что не стоит путать политику с экономикой, и что экономика – основа развития. Тогда Канцлер ФРГ А.Меркель заявила, что в данном случае политика должна довлеть над экономикой.

Наблюдение верное, но иногда бывает так, что наши партнеры, которым сам Бог велел, исповедуя принципы рыночной экономики, уделять первостепенное внимание базисным вещам, под воздействием идеологии или своих неверно понятых принципов иногда поступают таким образом, который противоречит их интересам.

Еще раз подчеркну, после того, как на Украине состоялся госпереворот, вопреки соглашению, которое буквально за сутки до этого засвидетельствовали немцы, французы и поляки, мы стали стучаться в европейские двери, призывая урезонить подконтрольную им оппозицию. Они разводили руками.

Могу долго говорить на эту тему, но то, что потом прозвучало от новых властей в адрес русских, русскоязычных на Украине, – возмутительно. Наши западные коллеги просто промолчали. Я до сих пор считаю, что вина за то, что сейчас происходит в этой близкой, братской нам стране, целиком лежит на западных покровителях оппозиции. США напрямую работали по подготовке путча. Европейцы, судя по всему, искренне пытались найти компромисс между В.Ф.Януковичем и оппозицией, нашли его, подписали соглашение. Но когда переворот состоялся, они не стали употреблять свою власть, своё влияние на Киев. По крайней мере, ни французы, ни немцы не проявляли никакой активности, особенно на фоне того, как они сейчас пытаются возложить на Россию ответственность за выполнение Минских договорённостей. Просто нечестно, непорядочно. К сожалению, бывает такое в дипломатии, когда «вскормленный» кем-то клиент уже становится обузой, но критиковать его не принято, потому что «поставил» на него свой авторитет. Очень надеюсь, что уроки будут извлечены.

В течение своего пятилетнего правления П.А.Порошенко, будучи соавтором Минских договорённостей, на практике, тем не менее, саботировал каждую букву и весь дух этого важнейшего документа.

Как можно считать, что мы на Украине ставим интересы политики выше экономики? Совсем не так. Мы заинтересованы в том, чтобы Украина была состоявшимся государством с развивающимся народным хозяйством, как было принято говорить. У нас очень тесные экономические связи. Экономики переплетены. Наш бизнес заинтересован в сотрудничестве с украинским, этот интерес взаимный. Хотим, чтобы рос товарооборот, чтобы наши люди получали от этого выгоду. Это совершенно очевидная вещь. Но власти в Киеве говорят, что они будут «душить» русских, причем не просто говорят, а принимают законы – об образовании, об украинском как государственном языке, отменяют законодательные акты, обеспечивавшие права русскоязычных и других национальных меньшинств. Кстати, эти права закреплены в Конституции. Запад помалкивает по поводу законов, принятых П.А.Порошенко в период его последней «судороги» перед тем, как он оставил свой пост. Как и Б.Обама перед приходом Д.Трампа, он решил «по полной» навредить своему сменщику. Серия законов, которая, видимо, по расчету П.А.Порошенко, должна загнать новую администрацию в Киеве в угол и не выпускать ее из антироссийского плена.

Наверное, кто-то считает это расчётливым. Я полагаю, что так поступать в политике подло. Если защита русскоязычных, русской культуры, языка является политикой, то в таком случае, мы от этой политики никуда уйти не можем. Так же как едва ли европейцы и американцы могут перестать защищать права своих соотечественников, оказавшихся под угрозой. Тем более, в данном случае это миллионы наших соотечественников. Они граждане Украины, но многие из них – граждане России. Их будет больше, учитывая принятое решение, оформленное указом Президента. В условиях, когда они находятся в блокаде, объявленной П.А.Порошенко, другого способа обеспечить их полноценные права просто не существует.

Как Вы знаете, мы ничего не нарушаем. Международные пакты, международные конвенции, включая Европейскую конвенцию о гражданстве, прямо говорят, что, во-первых, любое государство само определяет, кто может быть его гражданами. Об этом забывают украинские эксперты, критикующие этот шаг России. Во-вторых, есть Всеобщая декларация прав человека, где говорится, что никто не может быть лишён права изменить свое гражданство. Кстати, недавно наши венгерские коллеги вспомнили, что Президент Украины В.А.Зеленский в ходе избирательной кампании призывал всех украинцев вернуться из-за рубежа и получить украинское гражданство. Из Будапешта прозвучало заявление, что они это приветствуют, поскольку это означает, что и венгры, живущие на Украине, могут получать венгерское гражданство. Понимаете аналогии: и румыны выдают свои паспорта, и поляки. Но, повторю еще раз, это политика защиты наших соотечественников, языка, культуры, единого экономического, гуманитарного пространства, которое существовало столетиями и которое сейчас пытается разрушить агрессивное меньшинство.

Агрессивное меньшинство на Украине – это те, кто свалил в Харькове памятник маршалу Г.К.Жукову, герою Великой Отечественной войны, освобождавшему Украину. Именно под это меньшинство, под его вкусы пытался подстраиваться режим П.А.Порошенко. Это очень важно. Одновременно был установлен памятник Р.Шухевичу в Ивано-Франковске, что уже вызвало официальный протест израильтян и поляков.

Что получается? На западе страны, который долгое время не был частью Украины, ставят памятники нацистским приспешникам. На востоке, который тоже долгое время не был частью Украины, чтут памятники героям Великой Отечественной войны. Очень надеюсь, что мужественный мэр Харькова Г.А.Кернес, как и обещал, восстановит памятник и сделает все, чтобы наказать преступников. В постсоветской истории Украины всегда происходили процессы, приводившие к власти людей, стремившихся найти баланс между Западом и Востоком. Так было до Президента П.А.Порошенко, который решил сохранять единство страны не за счет баланса и выработки всеобъемлющего подхода, учитывающего интересы, традиции, взгляды, философию всех сегментов украинского общества, а сделать страну единой на основе «Правого сектора» и других добровольческих батальонов, исповедующих национал-радикальную, в целом ряде случаев неонацистскую идеологию. Этих людей на Украине очевидное меньшинство. Но они за «пятилетку» диктовали П.А.Порошенко все основные направления политики, они «заказывали музыку».

Кстати, очень интересная параллель. Точно так же в ЕС русофобов – меньшинство. Но именно они, спекулируя на принципе солидарности, консенсуса, до недавнего времени определяли политику Евросоюза и НАТО в отношении России. Сейчас уже солидным европейским странам стало понятно, что эта политика контрпродуктивна. Они уже не хотят следовать капризам, проявляющимся в русофобском меньшинстве. Это обозначилось в решениях, принятых недавно в Комитете министров Совета Европы, а на днях – в рабочих органах Парламентской ассамблеи и направленных на то, чтобы прекратить дискриминацию российских парламентариев. Если Вы считаете, что всё это – политика, которую можно принести в жертву экономике, то я, наверное, не смогу с этим согласиться.

Что касается Венесуэлы, у нас там тоже есть экономические интересы. Не такие большие, как у Китая, но достаточно серьезные. Там работают наши компании – энергетические и другие. У нас есть контракты в сфере военно-технического сотрудничества, в соответствии с которыми мы обслуживаем оборудование, вооружения, которые поставлялись еще с начала 2000-х годов. Мы, конечно, заинтересованы в том, чтобы эти экономические связи сохранялись, а также в том, чтобы и в последующем сохранялись в полном объеме обязательства, которые взяло на себя перед нами венесуэльское руководство.

Вопрос: Устанавливаем ли мы для этого контакты с потенциальными следующими лидерами Венесуэлы?

С.В.Лавров: Мы позитивно откликаемся на обращения с просьбами о контактах, которые поступают как от оппозиции, так и от американцев. Специальный представитель США по Венесуэле Э.Абрамс встречался с моим заместителем С.А.Рябковым. Более того, есть просьбы о контактах от «Группы Лимы», от Международной контактной группы по Венесуэле (МКТ). Мы на связи и с «механизмом Монтевидео», который включает в себя Уругвай, Мексику, Боливию и Карибское сообщество (КАРИКОМ). На этой неделе я встречался с Министром иностранных дел Колумбии К.О.Трухильо – активнейшим участником «Группы Лимы» и МКТ. Обо всех этих контактах мы информируем венесуэльское руководство. У нас нет никакой «задней мысли». Мы хотим только одного: чтобы правительство и оппозиция сели за стол переговоров и искали решение, которое будет обоюдоприемлемым.

Просочилась информация о контактах, которые идут между ними на норвежской территории. Мы это приветствуем. Считаем, что это шаг в правильном направлении. Не вмешиваемся в этот доверительный диалог, рассчитываем, что сами венесуэльцы проявят мудрость и заботу о своей стране.

Что касается Вашего вопроса о работе с оппозицией, мы от неё не уходим. Как я уже сказал, в Венесуэле мы несколько раз откликались на просьбы о контактах. Эти контакты были. В ходе этих разговоров мы подтверждали свою позицию в пользу общенационального диалога, выражали несогласие с тем, что в ответ на призыв «механизма Монтевидео» начать такой диалог, когда Президент Н.Мадуро с этим согласился, Х.Гуайдо высокомерно от него отказался. Понятно, что им манипулируют США, которые теперь уже закусили удила и хотят любой ценой сменить там власть, грозятся военным сценарием. Думаю, что этого не случится, потому что тогда они перечеркнут свои отношения с очень многими латиноамериканскими странами, даже с теми, которые сейчас поддерживают их позицию по Венесуэле. Это будет прямое воплощение того, о чем сказал советник Президента США по национальной безопасности Дж.Болтон: «доктрина Монро» никуда не денется, и мы – американцы – будем этой доктриной руководствоваться.

Российская сторона работает с оппозицией. Но с оппозицией, которая легальна. Сейчас в Венесуэле Национальная ассамблея находится в подвешенном состоянии, потому что параллельно создано Учредительное собрание. Но это легитимно избранные народом парламентарии. Надо решать возникшие у них внутренние противоречия через прямой диалог. В странах СНГ наши послы встречаются с парламентскими партиями, их представителями, различными политическими движениями, но мы никогда не будем этого делать за спиной легитимных властей. Никогда.

Вопрос: Вы подробно упомянули Венесуэлу. Вчера Президент США Д.Трамп написал в Твиттере, что Россия уведомила его о том, что выводит своих людей из Венесуэлы. Вы не могли бы уточнить, кого мы уведомили и кого мы выводим?

С.В.Лавров: Я удивился, когда прочел. Мы никого не уведомляли. Он, видимо, прочел статью «Уолл Стрит Джорнал», которая уже была прокомментирована и корпорацией «Ростех», и нашим Министерством. Там были упомянуты какие-то тысячи российских специалистов, которых теперь оттуда убрали.

Мы никогда не скрывали того, что наши эксперты обслуживают технику, которая туда поставлена в соответствии с легитимными контрактами, подписанными еще много лет назад. Называлась цифра –95 экспертов, которые в последний раз летали в Венесуэлу и выполняли очередные регламентные работы, необходимые в рамках наших обязательств по этим контрактам.

Откуда взялась информация, о том, что мы «доложили» американцам, что выводим оттуда наших специалистов, я даже представить не могу. Но это вызывает у меня вопросы относительно качества тех советников, которые кладут информацию на стол Президенту США.

Вопрос: То есть это фейк?

С.В.Лавров: Для меня это очевидно.

Вопрос: Появилась какая-нибудь информация о возможной встрече В.В.Путина и Д.Трампа «на полях» саммита «Группы двадцати» в Осаке?

С.В.Лавров: Ее комментировали Помощник Президента России Ю.В.Ушаков, и Пресс-секретарь Президента Д.С.Песков.

За несколько дней до приезда Госсекретаря США М.Помпео Президент США Д.Трамп публично сказал, что поедет в Осаку и там встретится с Президентом России В.В.Путиным. Когда М.Помпео приезжал в Сочи, он подтвердил заинтересованность Д.Трампа провести такую встречу, на что мы сказали, что всегда к этому готовы. Мы не раз говорили, что в наших интересах возобновить нормальный диалог. Если США такое предложение делают, мы будем готовы его рассмотреть – сообщите нам, как, что, когда, где конкретно. На том расстались. Пока никаких конкретизированных предложений нам не поступило. Времени, правда, остается все меньше и меньше, но, думаю, если такой интерес с американской стороны будет официально подтвержден, мы не останемся в долгу.

Повторю еще раз, мы хотим развивать диалог с американцами на взаимоуважительной и равноправной основе. У нас много тем, которые могут стать с пользой для дела предметом совместной работы. Прежде всего, это сфера стратегической стабильности, где накопились проблемы в результате создания бурными темпами глобальной противоракетной обороны США, которая охватывает периметр наших и китайских границ. Это и гибель по причине американского решения Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД). Это и вопросы, которые возникают в связи с Договором о стратегических наступательных вооружениях (СНВ), истекающим в феврале 2021 г. Устами Президента России В.В.Путина мы не раз говорили, в том числе когда М.Помпео был в Сочи, что нужно решать вопрос о продлении этого Договора: если США готовы, надо уже сейчас заниматься деталями, потому что надо кое-что «подчистить»; если Вашингтон не хочет продлевать этот Договор, тогда пусть скажут нам об этом, мы же не сможем их заставлять.

Параллельно накапливаются озабоченности в сфере вывода вооружений в космос. Американцы уже одобрили ассигнования на финансирование сегментов противоракетной обороны, которые будут размещаться на орбите. Это качественный скачок в том, что называется гонкой вооружений.

Речь и о решении американцев не ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Кстати, его ратификация была предвыборным обещанием Б.Обамы, равно как и закрытие тюрьмы в Гуантанамо на Кубе. Ничего из этого не было выполнено. Но сам факт того, что Администрация Д.Трампа пересмотрела решение о продвижении к ратификации и отказалась, по сути дела, от присоединения к этому Договору, только усиливает напряженность в сфере стратегической стабильности, создает новые проблемы в сфере контроля над ядерными вооружениями.

Мы готовы говорить на эти темы. Мы хотим все это обсуждать с США. Будем всегда откликаться на их обращения возобновить диалог. Но насильно мил не будешь. Если они решат для себя, что это не в их интересах, это будет их решение. Пусть тогда мировое сообщество знает своих героев.

Конечно, у нас с ними общий интерес в борьбе с терроризмом. Это абсолютно очевидно. Здесь интересы совпадают. Если только не использовать террористов в политических целях, как это бывало. Из-за этих американских экспериментов из Афганистана появилась «Аль-Каида», из Ирака – ИГИЛ. Сейчас из Сирии появилась разновидность «Аль-Каиды» – «Джабхат ан-Нусра», которая продолжает мимикрировать. Такой разговор нужен.

Несмотря на наши разногласия, мы говорим про Венесуэлу, Украину.
У нас развивается плодотворный диалог по некоторым аспектам сирийского урегулирования, по Корейскому полуострову. Работает неформальная трехсторонняя российско-китайско-американская группа по Афганистану. Мы всегда готовы.

Вопрос: Еще одна встреча занимает умы наблюдателей. Возможна ли и при каких условиях встреча Президента России В.В.Путина и Президента Украины В.А.Зеленского?

С.В.Лавров: Мы пока даже не знаем, какая политика будет у нового руководства Украины на направлении Минских договоренностей и в целом на российском направлении. Оттуда звучат достаточно размытые сигналы. Например, что надо проводить референдум о том, возобновлять ли переговоры с Россией. Я даже не понял, о каких переговорах идет речь, потому что, если брать Донбасс, то переговоры были в рамках Контактной группы и «нормандского формата». Это не переговоры с Россией. Переговоры в «нормандском формате» Президент В.А.Зеленский подтвердил. Вроде как это уже отмечено, но непонятно, с каких позиций и на чем будет основываться продолжение работы «нормандской четвёрки». Если с чистого листа, то это не получится.

В «нормандском формате» на уровне четырех лидеров за последние четыре года были достигнуты конкретнейшие договоренности о разведении сил и средств в трех конкретных пилотных районах на линии соприкосновения и об оформлении процедуры вступления в силу закона об особом статусе Донбасса в увязке с проведением на этих территориях выборов. И то и другое было предметом конкретных договоренностей лидеров. Они поручили оформить эти договоренности на бумаге. До сих пор этого не сделано. Поэтому перед тем, как собираться в «нормандском формате» в очередной раз, надо, как минимум, с уважением отнестись к этому форуму и оформить в юридическом смысле то, о чем договаривались раньше.

Плюс, мы слышим заявления, что есть какие-то новые идеи о том, как урегулировать кризис. Бывший Президент Украины Л.Д.Кучма, получив приглашение возглавить работу украинской делегации в Контактной группе для продолжения переговоров с Донецком и Луганском при участии России и ОБСЕ, говорил на пресс-конференции о том, что надо вдохнуть в переговорный процесс новую жизнь, но и Украина должна выполнить в законодательном плане ряд положений Минских договоренностей. Я это приветствую, потому что до сих пор представители прежнего режима заявляли, что они уже все выполнили. Посмотрим, как все это будет развиваться.

Повторю, нам важно понять, как все эти обещания новых подходов и идей будут воплощены в какие-то конкретные позиционные предложения. Президент Украины В.А.Зеленский упоминал об обмене удерживаемых лиц. Я считаю, это перспективная тема. Мы всегда выступали за неукоснительное выполнение требований Минских договоренностей об обмене всех на всех.
В декабре 2017 г. состоялся крупный обмен, который был подготовлен при участии В.В.Медведчука. К сожалению, когда обмениваемые по согласованным спискам лица прибыли в точку обмена, украинская сторона сняла около 30 человек из своих списков без объяснения причин. Это очередное проявление недоговороспособности прежнего киевского режима. Надеюсь, что выводы будут сделаны. Конечно, надо выполнять эти договорённости и резолюцию СБ ООН, которая единогласно их одобрила.

Вопрос: Если представить некую «дорожную карту» – первое, второе, третье действие команды В.А.Зеленского, чего мы ждем? Обмен пленными? Закон об особом статусе Донбасса?

С.В.Лавров: Есть договоренности «нормандского формата», о которых я сказал. Наши германские, французские коллеги подтвердили, что эти договоренности являются непреложным условием движения вперед. Так давайте их оформим, а потом уже будут готовиться новые «нормандские» саммиты.

Вопрос: Вы не заметили стилистическую разницу между П.А.Порошенко и В.А.Зеленским?

С.В.Лавров: Я предпочитаю не комментировать такие личностные аспекты. Мы не стилисты, не визажисты. Мы хотим понять конкретные подходы наших партнеров, будь то украинских или любых других, к развитию отношений с Россией. 

Вопрос: То есть от команды В.А.Зеленского не было никаких запросов на разговор с кем-нибудь из МИД России?

С.В.Лавров: Я сказал все, что происходит.

Вопрос: С прошлого года Россия и Белоруссия очень активно обсуждают углубление интеграции в рамках Договора о создании Союзного государства. Однако до сих пор не известна какая-нибудь конкретика и ни российские, ни белорусские предложения по интеграции. Все-таки что из Договора на нынешнем этапе переговоров Москва считает необходимым реализовать?

С.В.Лавров: В Договоре все открыто, вы можете с этим ознакомиться. Действительно, в декабре были встречи президентов России и Белоруссии. Президент России В.В.Путин и Президент Белоруссии А.Г.Лукашенко договорились создать рабочую группу, которая рассмотрит весь Союзный договор для того, чтобы понять, какие положения по прошествии двадцати лет нуждаются в дополнительном внимании. Для этого была создана рабочая группа, которая сейчас этим занимается. Прошло не так много времени. Вопрос серьезный, и он касается экономической, финансовой и налоговой сфер, многого другого.

Мы совсем недавно получили информацию об очередных контактах по линии двух столиц. Премьер-министр России Д.А.Медведев комментировал эту ситуацию после встречи с Премьер-министром Белоруссии С.Н.Румасом. Премьер-министр Белоруссии С.Н.Румас сам сказал, что где-то к концу июня будет более или менее ясно. Я исхожу из этого. Этим занимаются ведомства, которые ведут экономическую и финансовую политику.

Вопрос: То есть Вы не можете нам сказать, обсуждается ли там вопрос единого налогообложения?

С.В.Лавров: Президенты поручили рабочей группе на уровне вице-премьеров под присмотром двух председателей правительств разобраться с тем, как мы будем дальше продвигать интеграцию, и какие положения Союзного договора нуждаются в дополнительном внимании. Они сейчас этим занимаются.

Я надеюсь, вы как профессионалы понимаете, что когда идут переговоры, то переговорщики каждый день не выходят на публику и не рассказывают, кто кому чего предложил. Так нигде не бывает.

Вопрос: К сожалению.

С.В.Лавров: Не к сожалению, а к счастью. Как показывает практика многих стран и ситуаций в ООН, как только переговоры начинают быть предметом публичной дискуссии, то переговорщики сразу замыкаются в своих позициях, и ничего позитивного не происходит. По-другому не бывает.

Вопрос: Это же рождает множество слухов. 

С.В.Лавров: Человек – такое существо.

Вопрос: Многие писали о том, что Президент России В.В.Путин возглавит общее государство в 2024 году.

С.В.Лавров: Вы и я про это читали.

Вопрос: Может быть, если бы публике дали какую-нибудь конкретику, что на самом деле обсуждается вопрос налогообложения.

С.В.Лавров: В Союзном договоре нет ничего, что могло бы подвести к спекуляциям о том, что его цель – вывести кого-то на «президентский трон». Прочитайте. Вы же профессионалы. Там нет этого.   

Вопрос: Можно Вас немного спросить о После М.В.Бабиче? Все стороны довольны его работой. Минск говорит, что по содержательной части претензий нет, и Кремль доволен. Почему тогда он был отозван?

С.В.Лавров: Решение о назначении послов принимает Президент исходя из совокупности факторов, которые касаются задач продвижения наших отношений с соответствующей страной, и исходя из ситуаций, которые складываются у того или иного человека, работающего на посту Посла. У всех бывают какие-то личные обстоятельства. На месте журналистов я бы не стал очень сильно этим интересоваться. Не надо уподобляться телеграм-каналу «Незыгарь», который писал какую-то околесицу на эту тему. Явно кому-то захотелось из этого устроить скандальчик, но не получилось.

Вопрос: Там же писали, что Россия пойдет на какие-то уступки Минску.

С.В.Лавров: Мне показали пару раз телеграм-канал «Незыгарь», потому что там упоминался Посол России. Я не считаю, что этот канал заслуживает такого внимания, особенно, такой респектабельной компании как «РБК».

Вопрос: Сергей Викторович, Вы неоднократно называли князя А.М.Горчакова одним из ориентиров своей работы. Как известно, он был одним из немногих министров иностранных дел России, который существенно мог влиять на государственную политику. Более того, по воспоминаниям современников, часто спорил с Императором Александром II. Как Вы оцениваете свое влияние на государственную политику России? Часто ли спорите с Президентом России В.В.Путиным?

С.В.Лавров: Вот все-таки хочется вам чего-то такого…

А.М.Горчаков был великим Канцлером. Вступил в эту должность в тяжелейшие времена после Крымской войны. Из тех времен его классическая фраза: «Россия не сердится, Россия сосредотачивается». В расцвете своей карьеры он без единого выстрела, как об этом писал Ф.И.Тютчев, «не двинув пушки, ни рубля», полностью восстановил позицию России на Черном море. Это, конечно, его величайшая заслуга перед государством. Его огромный опыт и длительность пребывания на этом посту обеспечивали ему свободный доступ к Государю. Я знаю, что он часто, если не спорил, то совершенно точно вносил свои предложения, которые обсуждались.

Если честно, у нас Президент определяет внешнюю политику так же, как и в Российской Империи ее определял Император. Ведомство, которому поручено осуществлять внешнеполитические связи, (сейчас оно называется Министерство иностранных дел) отвечает за реализацию президентской внешней политики. Внешняя политика формируется не с нуля. Мы вносим свои предложения на рассмотрение Президента России В.В.Путина так же, как это делают наши коллеги, особенно из ведомств, чьи руководители являются постоянными членами Совета Безопасности Российской Федерации. Ключевые направления нашей внешней политики всегда обсуждаются коллегиально на оперативных совещаниях постоянных членов СБ России. Выслушиваются все мнения, которые в целом ряде случаев и достаточно часто не совпадают. Идет обмен аргументами, убеждение друг друга. Когда заканчивается дискуссия, окончательное решение принимает Президент страны. Я считаю эту практику демократичной своей коллегиальностью и отвечающей задаче четкости и стройности в определении внешнеполитического курса нашей страны.

Вопрос: Иногда Вы себе позволяете высказывать личную точку зрения. Я понимаю, что Ваша статья для «Международной жизни» – это личная потребность высказаться и дать сформулировать свое отношение ко Дню Победы и той критике, которая начала раздаваться о соразмерности и масштабности празднеств.

С.В.Лавров: Вы говорите совершенно правильно. Это моя личная и гражданская позиция. Я считаю очень опасным поощрять разговоры о том, что «у нас происходит милитаризация сознания», «мы зря так мощно празднуем годовщину Победы». «Посмотрите, там где-то просто промаршировали какие-то солдатики с мушкетами Первой мировой войны, и все хорошо». Во-первых, это совсем не так. В статье я привел факты, как это празднуется, в том числе и в США, с авиацией, бронетехникой. Во-вторых, это из той же философии, которая как-то пробилась на одном из наших независимых каналов по теме Блокады Ленинграда: «зачем же столько жизней потеряли, людей заморили голодом? Можно было бы пересидеть, как Париж». Я не буду даже комментировать это. Это, может быть, подходит для какого-то другого народа, но не для нашего.

Вопрос: Может быть, парады стали в некоторой степени заложниками общей атмосферы, которая складывается у нас в стране. Я имею в виду экспертов на телевидении, которые совершенно спокойным тоном обсуждают перспективы ядерной войны и там выясняют, кто победит в ней.

С.В.Лавров: Вот таких экспертов не знаю, кто так рассуждает.

Вопрос: Бывают такие рассуждения. На «Первом канале», например.

С.В.Лавров: Кто, например? Если кто-то сказал о возможности ядерной войны, то вы наверняка должны были запомнить фамилии. Я бы запомнил.  

Вопрос: Репортаж программы Д.К.Киселева, где наши ракеты летели в Калифорнию. Это один из примеров.

С.В.Лавров: США тоже моделируют применение своих стратегических вооружений. Я не хочу сказать, что нужно говорить о возможности ядерной войны, но каждый руководитель государства, его вооруженные силы обязаны поддерживать свои стратегические ядерные силы в боеспособном состоянии. История последних десятилетий доказала, что иначе свой суверенитет обеспечивать нельзя, уважение к себе обеспечить, к сожалению,  без этого тоже не получается. Не получается, потому что США решили, что только они одни могут заказывать порядки и музыку на этой планете. Это не наш выбор. Началось это очень давно, когда исчез Советский Союз, и нам стало понятно, как США будут обращаться с нашей страной. Когда к власти пришли те, кто это понимание очень остро ощутил, ситуация стала меняться. Это вызывает неприятие у наших американских партнеров.

Мы сейчас замыкаем круг, потому что с этого я начал отвечать на ваш вопрос про санкции. Об этом можно долго говорить.

Наверное, пацифизм – это хорошо, но пацифизм, который в конкретной ситуации равен пораженчеству, неприемлем. Все эксперты имеют полную возможность (слава Богу, сейчас информация имеется в доступе практически по любому вопросу) посмотреть на военные доктрины США: кто там назван противником, против кого надо выстраивать всю ядерную политику. Если вы посмотрите на доктринальные документы, то мы не понижали порог применения ядерного оружия. Это сделали США в своей доктрине. Я целиком за мир. Я не считаю, что «хочешь мира – готовься к войне» – это правильная фраза, которая нам досталась от древних. Но то, что надо быть готовым себя защитить, – это безусловно.

Скажу такую вещь. Может быть, меня услышат наши американские коллеги. Во второй половине XX в. дважды принимались заявления руководителей СССР и США о недопустимости и неприемлемости ядерной войны. Мы уже почти как девять месяцев предложили американским коллегам сделать это еще раз уже в современных условиях. Они думают.

 

 

 

 

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска