13.05.1917:52

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с членом Государственного совета, Министром иностранных дел КНР Ван И, Сочи, 13 мая 2019 года

991-13-05-2019

  • de-DE1 en-GB1 es-ES1 ru-RU1 fr-FR1

Мы провели очень полезные переговоры с моим коллегой, членом Государственного совета, Министром иностранных дел КНР Ван И, которые прошли в традиционно дружественной, теплой и доверительной атмосфере.

Констатировали, что к 70-летнему юбилею установления дипломатических отношений, который отмечается в текущем году, наши страны вышли на исторически рекордный уровень сотрудничества во всех областях.

В прошлом году зафиксирован рекордный товарооборот – 108 млрд долл.США.  За первый квартал этого года он увеличился еще на 4%. Прорабатываются инвестиционные проекты на 120 млрд долл.США. В текущем году завершается очередное крупное начинание – Год межрегионального сотрудничества.

Выразили удовлетворение тем, как развиваются военное и военно-техническое взаимодействие, сотрудничество в сфере борьбы с новыми угрозами, терроризмом, экстремизмом, наркотрафиком и другими формами организованной преступности.

В целом мы еще раз констатировали, что наши отношения находятся на подъеме. Согласовали график дальнейших контактов и действий по упрочению российско-китайского всеобъемлющего, стратегического партнерства.

Из политических контактов, которые предстоят в этом году, прежде всего, выделим ход подготовки предстоящего государственного визита в Российскую Федерацию Председателя КНР Си Цзиньпина. Мы сегодня сошлись на том, что все организационные вопросы решаются удовлетворительно. Визит, безусловно, станет важнейшей вехой в развитии наших отношений в этом году. Кроме того, главы государств будут иметь не одну возможность пообщаться «на полях» многочисленных многосторонних форумов, которые проводятся в первой половине года и осенью 2019 г., когда планируется 24-я регулярная встреча глав правительств двух стран.

Подробно рассмотрели наше внешнеполитическое взаимодействие, которое является стабилизирующим фактором в мировых делах. Россия и Китай последовательно выступают за формирование более справедливого, демократического, полицентричного миропорядка, основанного на принципах Устава ООН. Выразили неприятие попыток разрушить сформированную по итогам Второй мировой войны архитектуру международной безопасности, подорвать стратегическую стабильность, а также подменить некими правилами нормы международного права, включая Устав ООН. Мы также не приемлем попыток действовать в торговых вопросах в обход норм ВТО.

Договорились углублять взаимную координацию на многосторонних площадках, прежде всего, в ООН, ее Совете Безопасности, ШОС, БРИКС, «Группе двадцати», АТЭС, в механизмах взаимодействия между членами АСЕАН и их партнерами по диалогу, в форматах Россия-Индия-Китай, Россия-Монголия-Китай.

Особое внимание уделили политическому сопровождению процесса сопряжения строительства ЕАЭС и инициативы Китая «Один пояс, один путь». Исходим из того, что объединение потенциалов этой инициативы и различных интеграционных форматов, в первую очередь, ЕАЭС, ШОС, АСЕАН, позволит выйти на формирование в перспективе Большого Евразийского партнерства, основанного на принципах открытости, транспарентности, учета интересов друг друга.

Обсудили различные ситуации в регионах мира, которые принято считать конфликтными или кризисными. Рассмотрели то, что происходит вокруг Венесуэлы. Сошлись во мнении, что судьбу этой страны должен решать сам венесуэльский народ через мирный, всеохватывающий диалог в рамках национальной конституции. Акцентировали, что любое вмешательство извне, тем более вооруженное, о чем сейчас начинают говорить «горячие головы», лишь осложнит перспективу политического урегулирования кризиса и создаст новую конфликтную ситуацию.

У нас совпадающие оценки положения дел на Корейском полуострове. Условились продолжать поддерживать самые тесные контакты по этой проблематике, не ослаблять совместных усилий в целях формирования в Северо-Восточной Азии механизма мира и безопасности.

Выразили обоюдную заинтересованность в содействии стабилизации ситуации в Афганистане, минимизации террористической и прочих угроз, которые исходят с афганской территории. Договорились продолжать содействовать урегулированию в этой стране, задействуя потенциал Московского формата консультаций и Контактной группы «ШОС-Афганистан». Будем продолжать и доверительные консультации в формате тройки Россия-Китай-США. 

Мы с китайскими друзьями исходим из безальтернативности сохранения территориальной целостности Сирии и выполнения резолюции 2254 СБ ООН. Насущной задачей остается борьба с терроризмом, борьба с остатками террористических группировок, которые еще функционируют на территории Сирии. На нынешнем этапе очень важное внимание уделяем реконструкции Сирии, содействию в восстановлении ее экономики и социальной сферы. Также выступаем в пользу продвижения политического процесса на основе решений Конгресса сирийского национального диалога. Проинформировали китайских друзей об усилиях по завершению формирования Конституционного комитета, который должен приступить к реализации политических разделов резолюции 2254 СБ ООН. Подчеркнули необходимость отмены односторонних экономических санкций, которые объявлены Западом и от которых страдает население Сирии.

Затронули тематику Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы (СВПД) с учетом выхода из этого соглашения США. Китай и Россия убеждены в важности сохранения этой договоренности. Подтвердили нелегитимный характер односторонних антииранских санкций Вашингтона, направленных, в частности, на прекращение экспорта нефти из Ирана. Мы также отметили, что Исламская Республика Иран сохраняет приверженность СВПД, но ожидает того же от наших европейских коллег, которые также должны выполнять свою часть договоренностей.

В целом переговоры в очередной раз продемонстрировали обоюдный настрой на уплотнение российско-китайского сотрудничества по самому широкому кругу вопросов, в том числе в мировых делах.

Еще раз благодарю своего коллегу за очень содержательный, товарищеский и профессиональный разговор.

Вопрос (перевод с китайского языка): В последнее время США усилили свое давление на Иран. Тегеран также объявил об уменьшении своих обязательств по полной реализации СВПД. Ситуация в стране находится под угрозой обострения. Что, на Ваш взгляд, должна предпринять Россия для урегулирования кризиса вокруг иранской ядерной программы (ИЯП)?

С.В.Лавров: Надеюсь, вопрос не означает, что только Россия должна что-то предпринимать. Россия как раз выполняет все то, что предусмотрено Совместным всеобъемлющим планом действий. В частности, в соответствии с согласованным графиком реализует проект переоборудования объекта в Фордо на производство стабильных изотопов. Далеко не все другие участники выполняют то, что они обещали сделать. Отмечу, что объявление Ираном об «уменьшении» своих обязательств по СВПД касалось обязательств, связанных с «потолком» для запасов обогащённого урана и тяжелой воды, которые могут на каждый конкретный момент находиться на территории ИРИ. При этом отмечу, что СВПД содержит очень четкие положения. Из них следует, что, во-первых, эти обязательства Ирана являются добровольными. Во-вторых, Тегеран имеет право приостановить их соблюдение, если другие участники договоренностей не будут выполнять свои обязательства. К сожалению, то, о чем было объявлено в Тегеране о ситуации с продажей нефти из Ирана, отражает неспособность выполнить взятые на себя обязательства наших европейских партнеров, которые вызвались выработать механизм, позволяющий обходить американские нелегитимные санкции в отношении экспорта иранской нефти. Механизм объявлен, но не используется. К тому же, он, как сказали нам европейские коллеги, на данном этапе должен использоваться (когда это начнет происходить) только для поставок гуманитарных товаров. Это совсем не то, на что рассчитывает Иран, в соответствии с СВПД, который был одобрен резолюцией СБ ООН. Этот план и эта резолюция, являющаяся обязательной к исполнению, гарантирует, что Иран будет беспрепятственно поставлять свою нефть на мировые рынки. Поэтому Россия будет добиваться, чтобы другие участники сделки, прежде всего, наши европейские коллеги, выполнили свою часть договоренностей. Другого пути тут просто нет.

Я знаю, что сегодня в Брюсселе собираются министры иностранных дел Франции Ж.-И. Ле Дриан, Германии Х.Маас и Великобритании Дж.Хант вместе с Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини. Туда срочно, отменив московскую часть своей поездки в Россию, направился Госсекретарь США М.Помпео. Рассчитываю, что все-таки европейцы будут придерживаться того, что записано в резолюции СБ ООН, утвердившей СВПД. В том, что на них будет оказываться колоссальное давление в обратном направлении со стороны М.Помпео, у меня тоже нет сомнений. Завтра мы постараемся с ним прояснить, как американцы планируют выходить из кризиса, созданного их односторонними решениями. Рассчитываю завтра на откровенный разговор с моим коллегой.

Вопрос: Президент США Д.Трамп недавно заявил о возможности заключения в ближайшем будущем некоего ядерного соглашения между Москвой и Вашингтоном, к которому впоследствии может присоединиться Китай. Однако Пекин заявил, что не намерен участвовать в переговорах по трёхстороннему соглашению о ядерном разоружении. Означает ли это, что вопрос зашел в тупик? Каковы в данном случае перспективы продления СНВ-3?

С.В.Лавров: Мы слышали, что Президент США Д.Трамп объявил о заинтересованности в подключении Китая к переговорам между Россией и США (правда, никаких переговоров сейчас пока нет). Причём, как сказал Д.Трамп, Китай проявил к этому интерес. Потом мы слышали заявление представителя Министерства иностранных дел КНР, в котором было указано, что такого интереса со стороны Китая нет. Если у американцев возникает инициатива, её нужно обсуждать напрямую с нашими китайскими друзьями, что мы и довели до сведения Вашингтона.

Насчёт судьбы Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3), мы, в том числе Президент России В.В.Путин, неоднократно высказывались за то, чтобы продлить его на пять лет после истечения срока действия в феврале 2021 года. По-прежнему готовы обсуждать этот вопрос с американцами. При этом решать вопросы, возникающие у сторон по тому или иному аспекту сокращений до цифр, согласованных в Договоре, нужно через двусторонний механизм контроля за выполнением этого важнейшего соглашения.

У нас, как вы знаете, возникали вопросы по поводу объявленного США переоборудования большого количества пусковых установок подводных лодок и стратегических бомбардировщиков, как они сказали, в «неядерное» состояние. Это допускается Договором. Однако переоборудование должно быть осуществлено таким образом, чтобы другая сторона имела возможность стопроцентно убедиться в невозможности вернуть эти пусковые установки и бомбардировщики в «ядерное» состояние. Мы сейчас это обсуждаем. Вопрос чисто профессиональный. Пока нам не удаётся выйти на приемлемую формулу, которая позволила бы удостовериться, что всё сделано в соответствии с Договором.

Завтра здесь будет Госсекретарь США М.Помпео. Считаю, что это будет одной из центральных тем наших переговоров. Потом постараемся рассказать вам о результате.

Вопрос (адресован Ван И): Как Вы оцениваете положение дел вокруг ядерной проблемы на Корейском полуострове? Как будут сотрудничать Китай и Россия на данном направлении?

С.В.Лавров (добавляет после Ван И): Добавлю несколько слов. Мы полностью согласны с подходом, который сейчас изложил мой коллега. Как я уже упоминал во вступительном слове, у нас очень тесная координация по проблематике Корейского полуострова. Мы и наши китайские друзья приветствовали начало прямого диалога между лидерами США и КНДР. Всячески стараемся поощрять этот диалог на основе тех принципов, о которых упомянул мой коллега, а именно: поэтапности, взаимности, открытости. Конечно, имеем в виду, что денуклеаризация должна охватывать весь Корейский полуостров, а не только его северную часть.

Мы многократно высказывались в пользу движения по такому пути. Почти два года назад, летом 2017 г., во время очередного российско-китайского саммита мы с г-ном Ван И подписали Заявление, в котором содержалась та самая «дорожная карта», о которой сейчас было упомянуто и отсутствие которой не помогало ситуации. Отмечу, что контакты, которые стали развиваться между лидерами США и КНДР, выстраивались именно в русле нашей «дорожной карты», которую мы подготовили совместно с Китаем – начиная с мер по восстановлению доверия, продолжая прямыми контактами. Надеемся, что на каком-то этапе будет выход и на всеобъемлющую договоренность как по денуклеаризации Корейского полуострова, так и по формированию системы мира и безопасности в Северо-Восточной Азии вообще, включая четкие, железобетонные гарантии безопасности Корейской Народной Демократической Республики, о чем не раз говорил Президент России В.В.Путин, в том числе по итогам российско-северокорейского саммита 25 апреля во Владивостоке. Такие гарантии выработать непросто, но это абсолютно безальтернативная часть потенциальной будущей договоренности. Россия и Китай готовы участвовать в выработке такого рода гарантий.

Еще раз подчеркну, что движение должно быть встречным. Меры доверия, которые были приняты Пхеньяном, достаточно серьезные – это прекращение ядерных испытаний, пусков баллистических ракет и закрытие одного из полигонов. В ответ наши американские и южнокорейские партнеры приостановили проведение военных учений. Однако совсем недавно состоялись достаточно крупные учения, которые вызвали негативную реакцию Пхеньяна. Мы, как и китайские друзья, принимаем меры к тому, чтобы успокоить страсти со всех сторон и все-таки помочь формированию условий, которые необходимы не только для диалога, но и для выхода на взаимоприемлемые встречные договоренности.

Вопрос (адресован Ван И, перевод с китайского): В последнее время китайско-американские торговые переговоры столкнулись с трудностями. США приняли меры по повышению пошлин. Как Вы оцениваете перспективы китайско-американских торговых переговоров? Как Вы относитесь к нынешним трехсторонним отношениям между Россией, Китаем и США с учетом предстоящего визита Госсекретаря США М.Помпео в Сочи?

С.В.Лавров (добавляет после Ван И): Коротко поддержу то, что было сказано только что г-ном Ван И. О значении отношений между великими державами не только для народов этих стран, развитии взаимовыгодного сотрудничества, но и для судеб мира – это не высокий слог, а реальное отражение ситуации. Мы должны осознавать свою ответственность за стабильность на международной арене, обеспечение безопасности, которая должна быть равной и неделимой для всех стран. Любые начинания, которые предполагают сотрудничество между тремя упомянутыми Вами странами – Китаем, США и Российской Федерацией, мы будем поддерживать, если они служат делу мира.

У нас уже есть трехсторонний диалог по Афганистану. Думаю, что и ситуация на Корейском полуострове вполне может решаться более успешно, если между Россией, Китаем и США будет  более тесный трехсторонний диалог.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

x
x
Дополнительные инструменты поиска