27.04.1913:26

Выступление на брифинге для СМИ заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова по вопросам подготовки к Обзорной конференции ДНЯО 2020 г., Москва, 26 апреля 2019 года

885-27-04-2019

  • en-GB1 ru-RU1

В понедельник 29 апреля в Нью-Йорке начинается одно из наиболее значимых мероприятий в области нераспространения и контроля над вооружениями – открывается третья сессия Подготовительного комитета Конференции 2020 года по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ПК-3 ОК ДНЯО-2020, 29 апреля – 10 мая).

ДНЯО – это одна из основ современной системы международной безопасности. Это – уникальный международный договор, гармонично сочетающий в себе решение задач ядерного нераспространения, разоружения и равноправного взаимодействия в области освоения мирного атома. ДНЯО является примером эффективности многосторонней дипломатии, эталоном позитивного взаимодействия государств-участников в решении глобальных международных проблем.

В прошлом году (1 июля 2018 г.) мы отметили 50-летие с момента открытия ДНЯО для подписания. В Москве состоялась международная конференция, приуроченная к этому юбилею. С совместным заявлением в поддержку ДНЯО выступили министры иностранных дел государств-депозитариев ДНЯО: России, Великобритании и США.

В следующем году будем отмечать 50-летие вступления ДНЯО в силу. Как раз накануне юбилея пройдет Обзорная конференция по этому договору.

Российская Федерация неизменно, настойчиво и последовательно проводит политику укрепления режима ДНЯО по всем его трём основным составляющим.

Одна из наиболее важных задач, требующих срочного решения, – это созыв Конференции по вопросам создания Зоны свободной от ОМУ на Ближнем Востоке (ЗСОМУ), как это было согласовано ещё на Обзорной конференции ДНЯО 2010 года.

Предпринимаем необходимые усилия, чтобы заинтересованные государства этого региона смогли начать такой диалог. Важно провести конференцию до конца нынешнего года. Верим в то, что это получится.

Другая немаловажная задача – последовательная реализация Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД). Эта уникальная договоренность 2015 г., подкрепленная соответствующей резолюцией СБ ООН, должна неукоснительно выполняться и давать позитивный пример решения сложных проблем с опорой на ДНЯО.

Одним из центральных вопросов повестки дня, безусловно, остаётся проблематика ядерного разоружения. Россия и здесь неизменно показывает позитивный пример. Будучи последовательным приверженцем цели построения мира, свободного от ядерного оружия, Российская Федерация продолжает предпринимать планомерные шаги по сокращению и ограничению своих ядерных вооружений. Мы целенаправленно понижаем роль ядерного оружия в нашей национальной военной доктрине. Выполняя в полном объёме все свои обязательства, в т.ч. по статье VI ДНЯО, мы разделяем с другими государствами ответственность за сохранение мира и укрепление глобальной безопасности.

Наш практический вклад в ядерное разоружение весьма показателен и по сути носит беспрецедентный характер: Россия сократила свой ядерный арсенал более чем на 85% по сравнению с пиком «холодной войны». Все наши договорные обязательства полностью выполнены, включая Договор о СНВ 2010 г. Суммарный потенциал стратегических вооружений России остаётся даже ниже предельных уровней носителей и боезарядов, установленных этим Договором.

Нельзя не вспомнить о Договоре о РСМД, который стал первым документом, предусматривающим практическое сокращение ядерных вооружений. Нами были полностью уничтожены два класса ядерных ракет наземного базирования, причём по объёму и параметрам в порядке доброй воли даже с превышением обязательств по этому Договору.

Кроме того, Россия на три четверти сократила свой арсенал нестратегических ядерных средств, перевела их в категорию неразвёрнутых и сосредоточила на центральных базах хранения в пределах своей национальной территории.

Отдельно надо отметить не имеющую себе равных ни по объёму, ни по совершенству технологий вовлеченность России в международное взаимодействие по освоению атомной энергии в мирных целях. Своими достижениями в этой высокотехнологичной области мы с беспрецедентной степенью эффективности делимся со всеми заинтересованными странами в интересах реализации их прав по Статье IV ДНЯО. Российские атомные технологии и инновационные решения заслуженно вызывают все больший интерес в мире. На сегодня Госкорпорация «Росатом» сооружает 36 энергоблоков в 12 странах, занимая лидирующее положение на мировой арене. Нашей страной заключены рамочные межправительственные соглашения о мирном использовании атомной энергии с 53 странами, а о сооружении объектов использования атомной энергии – с 18.

Все активные действия Российской Федерации в поддержку ДНЯО в тесном сотрудничестве с нашими ближайшими союзниками и партнёрами по ОДКБ, СНГ, ШОС и БРИКС, а также с единомышленниками среди стран ДН и другими ответственными государствами, бесспорно, способствуют укреплению режима ДНЯО. Они вселяют надежду на позитивное развитие совместных усилий по поддержанию международной безопасности и стратегической стабильности.

Вместе с тем, реальность сегодняшнего дня такова, что США, их союзники по блоку НАТО и некоторые другие подконтрольные им страны игнорируют мнение большинства мирового сообщества и уже долгие годы проводят диаметрально противоположную политику, которая крайне осложняет положение дел вокруг ДНЯО.

Серьёзным дестабилизирующим фактором для режима ДНЯО и всей современной структуры международной безопасности стали инициированные Вашингтоном ещё в конце прошлого века шаги по демонтажу действующей международно-правовой архитектуры в области нераспространения и контроля над вооружениями.

После отказа США в 2002 г. от основополагающего Договора по ПРО мы стали свидетелями по сути обвального игнорирования со стороны Вашингтона всех базовых договорённостей в области стратегической стабильности и контроля над вооружениями. США безответственно подрывают десятилетиями кропотливо вырабатывавшиеся и тщательно сберегавшиеся принципы многостороннего равноправного взаимодействия в решении наиболее острых проблем международной безопасности. Почему-то решив для себя, что международное правовое поле для них является обузой, США принялись безрассудно формировать собственную хаотичную систему, свой «порядок, основывающийся на правилах». Естественно, с тем пониманием, что отныне такие «правила» будут диктоваться и при необходимости пересматриваться по указке из Вашингтона. Примечательно, что никто из союзников США их до сих пор не одёрнул. При этом не вызывает сомнения, что для подавляющего большинства государств-членов ООН такая международно-правовая инновация со стороны США неприемлема.

Тем не менее, все это уже пагубным образом отразилось на обзорном процессе ДНЯО и грозит плачевными последствиями для предстоящей Обзорной конференции, проводимой в год юбилея ДНЯО.

По сути, не осталось ни одной многосторонней договорённости в области нераспространения или контроля над вооружениями, которую США не попытались бы подорвать или от которой они просто не отказались. Всё это получило прямую проекцию и на обзорный процесс ДНЯО.

Давайте разберём сложившуюся ситуацию по порядку. Будем оперировать только фактами.

Я уже высказался по тематике ЗСОМУ и СВПД.

Важным элементом режима нераспространения ядерного оружия и эффективным инструментом в области ограничения ядерных вооружений является Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Этот Договор призван служить на благо всего человечества и не может становиться заложником непродуманных решений отдельных стран.

К сожалению, совершенно иной подход мы наблюдаем со стороны США. Впервые государство, чья ратификация необходима для его вступления в силу, официально заявило, что оно не будет ратифицировать ДВЗЯИ.

С учётом предыдущих двух десятилетий постоянно демонстрировавшейся неспособности США ратифицировать Договор этот шаг не стал неожиданностью. Он лишь ещё раз наглядно продемонстрировал цинизм подходов США: администрация Б.Клинтона в свое время объявила ДВЗЯИ внешнеполитическим приоритетом, а администрация Д.Трампа с лёгкостью заняла диаметрально противоположную позицию.

Удастся ли теперь сохранить ДВЗЯИ – большой вопрос. В любом случае США уже не имеют морального права предъявлять какие-либо требования к другим в контексте запрещения ядерных испытаний.

Было бы полезным, чтобы это осознали союзники США, трусливо избегающие обсуждения вопроса о вступлении ДВЗЯИ в силу.

В целом тематика ДВЗЯИ требует самого тщательного дальнейшего анализа в рамках обзорного процесса ДНЯО с непременным её включением в возможные проекты итоговых документов. От обсуждения реального положения дел и тех проколов в своей внешней политике, которые постоянно допускает Вашингтон, нашим американским коллегам уйти не удастся.

Особо тревожным остается то, что США продолжают нарушать ключевые положения самого ДНЯО и даже подталкивают к этому своих союзников.

Порочная практика «совместных ядерных миссий» стран НАТО содержит элементы планирования применения ядерного оружия и отработку навыков обращения с американским ядерным оружием при непосредственном участии представителей неядерных стран, на территории которых размещено американское ядерное оружие. Это – грубейшее нарушение Статей I и II ДНЯО.

Нарушением являются и действия США, передающих свое ядерное оружие в руки неядерных государств, и действия самих неядерных государств, соглашающихся принять американское ядерное оружие.

Всё это подрывает основы ДНЯО, создает дополнительные препятствия для дальнейших шагов в области ядерного разоружения.

У данной проблемы может быть только одно решение – возврат всего американского  ядерного оружия на территорию США и запрет на его размещение за рубежом, а также ликвидация всей инфраструктуры, позволяющей обеспечить быстрое развёртывание этого оружия. Одновременно должен быть введен полный запрет на проведение каких-либо учений, связанных с отработкой навыков применения ядерного оружия личным составом вооружённых сил неядерных государств.

В контексте ДНЯО крайне опасными выглядят обновлённые доктринальные установки США. Так, в ядерной доктрине США существенно расширен набор «опций», допускающих применение американцами ядерного оружия, в т.ч. в порядке превентивного удара. При этом впервые в американской ядерной доктрине вы не найдете четкого подтверждения приверженности Вашингтона своим обязательствам по ДНЯО.

По сути американская военная мысль вернулась на полвека назад – в период, когда считалось, что ядерная война допустима и что в ней можно победить. С учетом этого неудивительно, что Вашингтон никак не отреагировал на сделанное нами полгода назад предложение принять совместное заявление по недопущению ядерной войны.

В ядерной доктрине США анонсированы планы создания новых ядерных боеприпасов с пониженной мощностью (ядерная боеголовка для БРПЛ «Трайдент-II») и новой крылатой ракеты морского базирования в ядерном оснащении. США намерены разместить в Европе новые ядерные авиабомбы варьируемой мощности и повышенной точности. Ядерные вооружения с подобными характеристиками явно задумываются как «оружие поля боя». Это означает, что США сознательно понижают «порог» применения ядерного оружия, целенаправленно увеличивая риск возникновения ядерного конфликта с катастрофическими последствиями. Хочу обратить особое внимание наших европейских коллег – ваш союзник по НАТО именно вашу территорию рассматривает как «поле боя» с применением ядерного оружия. Не пора ли вам всем задуматься, в какую пропасть вы себя загоняете?  

На этом фоне особенно циничными выглядят тиражируемые американцами ссылки на мифический рост «российской ядерной угрозы». Вашингтон преднамеренно искажает положения российской Военной доктрины относительно возможности применения ядерного оружия. Западной общественности настойчиво внушают, что Россия якобы пересматривает свои взгляды на место и роль ядерного оружия и делает на него более сильный акцент. Всё это не соответствует действительности.

В формате ДНЯО, как мы знаем, наиболее острые дискуссии традиционно ведутся по проблематике разоружения. К сожалению, из-за действий США сегодня перспективы дальнейших шагов по пути ядерного разоружения становятся все более туманными.

Плачевная судьба ДРСМД нами неоднократно обсуждалась. Несмотря на все нарушения этого Договора (начиная с 1999 г.) со стороны США, Россия последовательно предпринимала шаги по его сохранению. Сейчас понятно, что решение о выходе из ДРСМД в Вашингтоне было принято давно и американцы лишь пытались найти предлог, чтобы осуществить это на практике. Поэтому то, что нам удавалось сохранять ДРСМД в течение последних двух десятилетий, само по себе является существенным достижением российской дипломатии. Теперь придется работать над минимизацией ущерба после принятого в Вашингтоне решения по окончательному демонтажу ДРСМД.

Ситуация дополнительно серьезно осложняется неясностью перспектив продления Договора о СНВ, срок действия которого истекает 5 февраля 2021 года.

Неоднократно подчёркивали, что выступаем за его продление. Это, в частности, позволило бы выиграть время для изучения возможных подходов к появляющимся сейчас в мире новым вооружениям. Но прежде надо решить проблему с односторонним выведением США из засчёта по ДСНВ значительной части стратегических носителей, нелегитимно объявленных ими переоборудованными, что мы не можем подтвердить, как того требует Договор. Решить эту серьёзную проблему можно. Вопрос – в наличии политической воли в Вашингтоне.

Что касается дальнейшего продвижения по пути сокращений ядерного оружия в соответствии с обязательствами по статье VI ДНЯО, то наша позиция в этом вопросе неизменна. Она строится на основе принципов реализма и прагматизма. Её основные элементы состоят в следующем.

– Процесс сокращения и ограничения ядерных вооружений может быть только поэтапным и только с опорой на принцип единой и неделимой безопасности.

– Процессу ядерного разоружения необходимо придать многосторонний характер. При этом в данном вопросе следует действовать на основе принципа консенсуса, с учётом интересов всех стран.

– Необходимо последовательное формирование предпосылок, которые способствовали бы продвижению по пути ядерного разоружения. Этот процесс не может рассматриваться в отрыве от комплекса факторов, негативно влияющих на стратегическую стабильность. Среди них – одностороннее и ничем не ограниченное развитие глобальной ПРО США; все более реальные перспективы размещения оружия в космосе; количественное и качественное наращивание обычных вооружений; появление новых видов оружия, включая СНВ в неядерном оснащении, попытки ослабить оборонный потенциал других стран нелегитимными методами одностороннего санкционного давления в обход СБ ООН, подорвать авторитет международных организаций и расшатать разоруженческую архитектуру.

Без решения упомянутых проблем на основе принципа равной и неделимой безопасности вряд ли можно серьёзно говорить о реализации практических мер в области ядерного разоружения с учётом той роли, которое играет ядерное оружие в обеспечении безопасности ряда государств.

В целом конструктивное и ориентированное на результат взаимодействие в вопросах ядерного разоружения невозможно без уважительного учёта соображений обеспечения безопасности участников такого процесса и – еще раз повторю – без неукоснительного соблюдения правила консенсуса, гарантирующего баланс интересов, особенно в условиях нынешней непростой ситуации в сфере международной безопасности и стабильности.

В нынешних условиях больших надежд на принятие консенсусных рекомендаций для ОК-2020 мы не питаем. По ряду наиболее значимых вопросов повестки дня ДНЯО, включая проблематику ядерного разоружения, СВПД, ДВЗЯИ, ЗСОМУ, региональные сюжеты, сохраняются серьёзные расхождения в подходах, которые вряд ли удастся преодолеть в оставшееся время.

Тем не менее, несмотря на обозначенный мной комплекс проблем и серьезных противоречий, Россия в тесном взаимодействии со своими партнерами и единомышленниками полна решимости обеспечить позитивное проведение ПК-3 ОК ДНЯО-2020. Хочу особо подчеркнуть: у российской делегации есть конструктивные, не подрывающие ничьи интересы предложения по всем пунктам повестки дня обзорного процесса ДНЯО. Есть соответствующие инструкции. Мы готовы в любой момент приступить к обстоятельной переговорной работе по каждому вопросу повестки дня.

Заинтересованы в неконфронтационном проведении ПК-3 и ОК-2020. Важно, чтобы на завершающем этапе обзорного цикла была продолжена плотная работа по всестороннему рассмотрению того, как выполняются положения Договора. Кроме того, необходимо будет также принять решения по остающимся процедурным вопросам – повестке дня ОК, ее программе работы и назначении председателя Конференции.

Готовы к взаимодействию со всеми государствами. Со своей стороны будем прилагать все усилия в интересах успешного проведения сессии ПК-3 и ОК-2020.

x
x
Дополнительные инструменты поиска

Основные новости внешней политики

Основные новости внешней политики

Гуманитарное сотрудничество