19.03.1911:00

Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с участием Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в сессии Конференции по разоружению, Женева, 20-21 марта 2019 года

555-19-03-2019

Конференция по разоружению (КР) остается, по сути, единственной площадкой для обмена мнениями по ключевым вопросам контроля над вооружениями, разоружения и нераспространения и многостороннего диалога в области глобальной безопасности и стабильности.

Выступаем за скорейший запуск переговорной деятельности Конференции в рамках сбалансированной Программы работы (ПР) в соответствии с изначальным мандатом форума при незыблемости основополагающих принципов его функционирования, в первую очередь правила консенсуса. Рассчитываем, что государствам удастся решить эту задачу в ближайшее время.

Рассматриваем в качестве реального средства преодоления застоя в работе КР российскую инициативу по выработке международной конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма (МКХБТ). Продолжим работу с делегациями в интересах её поддержки.

Выступаем в пользу включения в проект ПР российских инициатив по созданию в рамках КР рабочей группы для согласования ключевых элементов МКХБТ и началу переговоров по разработке многостороннего юридически обязывающего инструмента по предотвращению гонки вооружений в космическом пространстве на основе российско-китайского проекта договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов.

Нашим приоритетом остаётся предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве (ПГВК). Совместно с Китаем мы внесли на Конференции по разоружению (КР) проект договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов (ДПРОК), являющийся на сегодняшний день единственным документом в области ПГВК, на основе которого должна начаться полноформатная переговорная деятельность.

Ввиду того, что не удаётся достичь консенсуса по программе работы КР, год назад мы совместно с нашими китайскими партнёрами предложили учредить Группу правительственных экспертов (ГПЭ) ООН по дальнейшим практическим мерам по ПГВК. Данный шаг был вынужденным, поскольку угроза вывода оружия в космос приобретает вполне реальный характер.

Это не значит, что мы пытаемся вывести значимые для международной безопасности и стабильности вопросы с площадки КР. По-прежнему считаем, что выработка такого важного инструмента, как юридически обязывающее соглашение по ПГВК, должна происходить на площадке КР. Основную задачу профильной ГПЭ видим как раз в подготовке рекомендаций по содержательным элементам такого документа, которые могли бы быть использованы в дальнейшем на этапе переговоров, если таковой наступит.

Принимая во внимание возрастающие угрозы применения террористами химических веществ и биологических агентов в качестве оружия, в 2016 г. мы выступили с инициативой по разработке на Конференции по разоружению (КР) в Женеве международной Конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма (МКХБТ).

С актуальностью проблематики противодействия ОМУ-терроризму согласны все без исключения государства. Наша инициатива не ущемляет интересов ни одной из стран.

МКХБТ призвана устранить имеющиеся в международно-правовой базе пробелы в контексте противодействия ОМУ-терроризму, а также способствовать разблокированию переговорной работы в рамках одного из важнейших разоруженческих форумов ООН – Конференции по разоружению.

Считаем продвижение инициативы по МКХБТ одной из приоритетных задач, рассматриваем её в качестве реального средства преодоления застоя в работе КР. Заинтересованы во включении её в проект программы работы форума и создании рабочей группы для согласования ключевых элементов Конвенции.

Рассчитываем на подключение к предметной работе по МКХБТ всех государств, включая наших оппонентов, несмотря на серьезные расхождения в позициях. Продолжим работу с делегациями на предмет её поддержки.

Запуск переговоров по МКХБТ стал бы оптимальным компромиссом в условиях, когда приступить к содержательной работе по другим пунктам повестки дня КР не представляется возможным.

Продление Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ) отвечало бы интересам не только России, но и всего мирового сообщества. Однако для этого необходимо урегулировать проблему с нелегитимным односторонним выводом Вашингтоном из засчёта по Договору порядка сотни средств СНВ под предлогом их якобы «переоборудования», результаты которого мы уже несколько лет не можем подтвердить, как того требует соглашение.

К сожалению, пока в США предпочитают создавать вокруг продления ДСНВ атмосферу неопределённости, посылая, в том числе, и негативные сигналы. Таким образом, замаячила перспектива полного исчезновения в отношениях двух крупнейших в мире ядерных держав каких- либо контрольно-ограничительных механизмов в ракетно-ядерной сфере. Это не может не тревожить.

США отвергли все наши инициативы, нацеленные на урегулирование встречных претензий сторон в контексте выполнения Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД) через взаимные меры транспарентности. При этом отклонена была сама идея взаимности при осуществлении таких мер. Американская сторона не проявила какой-либо готовности к продолжению диалога, зациклилась на заведомо неприемлемом по форме и сути ультиматуме в наш адрес, добиваясь односторонних уступок с российской стороны. На уничтожение комплексов с нашей ракетой 9М729, которая без каких-либо на то оснований объявлена Вашингтоном противоречащей Договору, мы пойти не можем.

Российские предложения по урегулированию ситуации остаются в силе. Но стучаться в закрытую дверь мы не будем.

Если США сохранят свою нынешнюю позицию по ДРСМД, то 2 августа он прекратит действие. Очевидно, что развал Договора будет иметь самые негативные последствия для международной безопасности и стабильности. Может начаться многосторонняя гонка вооружений сразу в нескольких регионах; дальнейшей эрозии подвергнется система контроля над вооружениями. Это чревато серьёзными угрозами для устойчивости режима Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и перспектив дальнейшего ядерного разоружения.

США ведут активную разработку новых ракетных систем средней дальности. Вынуждены готовиться к их потенциальному развёртыванию. При этом мы категорически не приемлем попыток извратить объективную логику поддержания военно-стратегического баланса и интерпретировать наши ответные шаги как ракетную угрозу со стороны России.

Заинтересованы в том, чтобы избежать новых ракетных кризисов в Европе и других регионах. Поэтому объявили односторонний мораторий на развёртывание перспективных ракет средней и меньшей дальности в соответствующих регионах, включая Европу, до тех пор, пока там не появятся аналогичные американские системы. Рассчитываем, что в Вашингтоне и других столицах НАТО возобладает ответственный подход к обеспечению европейской безопасности.

Одностороннее и ничем не ограниченное развёртывание глобальной Противоракетной обороны (ПРО) США остаётся существенным деструктивным фактором, наносящим ущерб международной безопасности и стратегической стабильности, способным привести к опасному витку наращивания ракетных вооружений.

В сфере ПРО последовательно выступаем за соблюдение принципа ненанесения ущерба безопасности других стран при обеспечении собственной.

Открыты к многосторонним инициативам и переговорным решениям, направленным на предотвращение гонки вооружений, работающим на укрепление международной безопасности и стабильности, при условии их реализации на основе консенсуса и учёта законных интересов и озабоченностей всех заинтересованных сторон. Это в полной мере относится к любым потенциальным договорённостям в ракетно-ядерной сфере.

x
x
Дополнительные инструменты поиска