13.02.1919:20

Интервью директора Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России В.И.Ермакова информационному агентству «Интерфакс», 12 февраля 2019 года

287-13-02-2019

Вопрос: Россия в прошлом заявляла, что ДРСМД устарел, предлагала его расширить за счёт подключения других стран. В нынешних условиях, когда такими видами вооружения обладают и другие страны помимо России и США, и наличие ракет воздушного и морского базирования фактически нивелирует установленные Договором ограничения, в чём заключается значимость ДРСМД? С технической точки зрения ДРСМД отвечает современным реалиям?

Ответ: Давайте сразу правильно расставим акценты и будем опираться не на какие-то домыслы, а на реальные факты.

ДРСМД является одним из наиболее успешных соглашений в области ракетно-ядерного разоружения. В свое время он сыграл ключевую роль в разрядке напряженности между противостоявшими друг другу двумя ведущими ядерными державами. С опорой на ДРСМД в связке с ДПРО и ДСНВ формировался фундамент новых отношений взаимного уважения в условиях укрепления стратегической стабильности. Причём столь явный позитив охватывал не только отношения России (СССР) и США. На этом конструктивном фоне в принципиальном плане укреплялась архитектура общеевропейской, да и всей глобальной системы безопасности.

Вместе с тем, хотим мы того или нет, но история международных отношений подсказывает, что в мире не бывает вечно действующих соглашений. Причём все они являются продуктом длительных и весьма ответственных межгосударственных переговоров. Такие соглашения заключаются только в том случае, когда вырабатываются новые формы взаимного доверия и транспарентности, и все стороны находят в себе силы пойти на существенные взаимные уступки и компромиссы.

Именно так было и с ДПРО, и с ДРСМД и c ДСНВ. Переговоры велись не с чистого листа, а учитывался опыт предыдущих десятилетий межгосударственного общения, порой весьма сложного и сугубо конфиденциального.

Эта во всех отношениях позитивная переговорная система дала сбой, когда одна из сторон вдруг для себя решила, что ей больше не нужны межгосударственные договоренности и что она сможет в одностороннем порядке, не обременяя и не утруждая себя международно-правовыми обязательствами, а лишь на своё личное усмотрение диктовать всем, что есть «добро», а что есть «зло» в мировых делах.

Именно в угаре столь катастрофичного заблуждения в 2002 г. США в одностороннем порядке вышли из ДПРО. Годом раньше Вашингтон также в одностороннем порядке отказался от укрепления КБТО. Затем США не стали выполнять свои обязательства по КЗХО, отказались от ратификации ДВЗЯИ, продолжили нарушать устои ДНЯО, вышли из СВПД, собрались размещать оружие в космосе. В общем, в отношении международной системы контроля над вооружениями со стороны Вашингтона продолжается череда абсолютно безответственных действий, подрывающих и их собственную национальную безопасность.

По моей личной оценке, решение «похоронить» ДРСМД в американском истеблишменте было принято одновременно с выходом из ДПРО. Именно об этом свидетельствовали мои контакты в Вашингтоне в начале 2000-х годов, когда американцы на всех уровнях вдруг принялись нас уговаривать, что юридически обязывающие межгосударственные соглашения это, дескать, «пережиток прошлого» и надо «строить отношения по-новому», т.е. во всем доверять только Вашингтону и следовать вырабатываемой там линии. Доходило даже до совсем курьёзного: американцы в какой-то момент нам всерьез стали предлагать самим объявить о выходе из ДРСМД, а они якобы нас в этом поддержат.

Бесспорно, с течением времени к ДРСМД действительно стали возникать вопросы на предмет его соответствия новым тенденциям в военно-технической области. Но для любого серьезного эксперта было понятно, что это отнюдь не повод отказываться от реально работающего и вполне успешного соглашения. Да, мы видели, что США ещё с конца 1990-х годов пошли на нарушения ДРСМД через разработку и испытания запрещенных по Договору БР под видом «мишеней» для своих систем ПРО, а также через активное производство и использование ударных беспилотных летательных аппаратов, по своим характеристикам полностью подпадающих под определение запрещенной по Договору крылатой ракеты наземного базирования средней и меньшей дальности. Все это мы активно обсуждали на регулярных сессиях СКК и, естественно, никогда не выносили на публику, так как мы верили в порядочность и благоразумие наших американских коллег и в то, что мы сможем с ними договориться в рамках действующего ДРСМД. Для нас было очевидным, что разрушение Договора не сделает мир безопаснее, а, наоборот, приведёт к весьма серьезным и непредсказуемым по своему негативу последствиям. Нам казалось, что это осознавали и наши американские коллеги.

Учитывали мы и в целом заметно поменявшиеся условия международной безопасности. Именно поэтому в 2007 г. Россия выдвинула инициативу о придании обязательствам по ДРСМД глобального характера. Это предложение, как известно, не получило достаточной поддержки.

Ситуация резко поменялась в 2014 г., когда США начали размещать в Румынии универсальные пусковые установки Мk-41, пригодные для пуска крылатых ракет типа «Томагавк», в том числе в ядерном оснащении. Это с их стороны было уже грубейшим нарушением ДРСМД. Но в Вашингтоне тогда решили эту тему с нами не обсуждать, а просто реализовать ранее принятое решение о выходе из Договора. Причем сделать это они решили так, чтобы вина за развал пала на Россию. Вот тогда и пошли у них в ход голословные обвинения в наш адрес. В течение 5 лет США пытались выдумать хоть какую-то «историю», но ничего правдоподобного у них, естественно, не получалось по очень простой причине – никаких нарушений ДРСМД со стороны России нет и не было. В конечном итоге они абсолютно бездоказательно привязали все свои тщетные инсинуации к нашей ракете 9М729 и нахрапом стали обрабатывать своих союзников с тем, чтобы те их поддержали. Удивительно, но даже в столь абсурдной ситуации пресловутая натовская «солидарность» сработала – все «союзники» США, как заведенные «болванчики», стали повторять неведомые для них обвинения в адрес России. Другими словами, по указке из Вашингтона они безропотно стали своими руками разваливать ДРСМД – одну из опор их собственной безопасности.

Вопрос: Готовы ли мы предложить американцам альтернативное соглашение взамен ДРСМД? Какую позицию на этот счет высказывают по этому вопросу ваши коллеги в Вашингтоне?

Ответ: Последнее время мы только и занимались тем, что выдвигали различные инициативы в попытке вывести США на комплексный диалог по широкому кругу вопросов международной безопасности, стратегической стабильности и контроля над вооружениями, включая ДРСМД. В переданных американцам ещё летом прошлого года на высшем уровне предложениях на этот счёт речь шла в т.ч. о переподтверждении значимости режима ДРСМД и о начале совместной работы по обеспечению его жизнеспособности. В ответ – несколько месяцев глухой тишины, а затем выдвижение нам заведомо неприемлемого ультиматума с одновременным заявлением о твердом намерении выйти из ДРСМД.

На встрече с американцами в Женеве 15 января с.г. мы вновь выступили с конструктивной инициативой, обозначив вполне реалистичные пути урегулирования взаимных озабоченностей в контексте ДРСМД ради его спасения. Мы даже предложили американским экспертам посмотреть на «проблемную» для них ракету и были готовы провести подробный брифинг по её реальным техническим характеристикам. Однако опять последовал безапелляционный отказ.

Теперь мы удостоверились, что в Вашингтоне мы имеем дело с людьми, которые попросту не в состоянии воспринять исходящие от нас идеи вне зависимости от их конструктивного содержания. В этой ситуации мы вынуждены взять паузу и повременить с выдвижением новых переговорных инициатив до тех пор, пока в администрации все-таки наступит хоть какое-то прозрение относительно того, что в реальности происходит в современном мире и как могут быть реализованы интересы их собственной безопасности без деструктивных шагов.

Что касается обеспечения интересов российской национальной безопасности в контексте предстоящего выхода США из ДРСМД, то на данном этапе мы имеем в виду сосредоточиться на подготовке «зеркальных» мер, обозначенных Президентом Российской Федерации В.В.Путиным на встрече с Министром иностранных дел С.В.Лавровым и Министром обороны С.К.Шойгу 2 февраля. В то же время, как заявил наш Президент, Россия не станет развёртывать наземные ракеты средней и меньшей дальности (если таковые появятся), пока в соответствующих регионах не будут размещаться американские ракеты аналогичного класса.

Мы рассчитываем, что в Вашингтоне все-таки найдут в себе силы всё трезво взвесить и отказаться от развала ДРСМД, способного подорвать всю систему стратегической стабильности, а значит и национальную безопасность самих США.

Пока с американской стороны поступают лишь какие-то уж очень путаные сигналы. В частности, мы обратили внимание на заявления о возможности разработки некоего соглашения с подключением других стран, в т.ч. и Китая. Конечно же, такие «вбросы» мы не будем расценивать как «официальное американское предложение». В любом случае все инициативы должны официально передаваться по действующим межгосударственным каналам, а затем рассматриваться с учётом интересов всех вовлечённых сторон, имея в виду цель выхода на приемлемые для всех консенсусные решения.

Все наши прежние предложения остаются в силе. Двери для профессионального равноправного диалога мы никогда перед американцами не закрываем. Будем ждать, когда в США «созреют» для такого разговора.

Вопрос: Мы обвиняем США в том, что они уже на протяжении многих лет ведут разработки систем, нарушающих ДРСМД. Россия ведет научно-исследовательские работы, чтобы компенсировать преимущество, возникающее тем самым у США?

Ответ: Уже два десятилетия США просто игнорируют все российские озабоченности относительно американских нарушений ДРСМД. Теперь, когда Вашингтон официально инициировал процедуру по выходу из Договора и уже вполне открыто запустил ряд новых программ по разработке запрещённых по ДРСМД вооружений, у нас просто уже нет другого выбора, кроме как перейти к зеркальному реагированию, в т.ч. в военно-техническом плане. Конкретные направления Президент России В.В.Путин уже озвучил. Мы и далее будем действовать абсолютно транспарентно. Нам скрывать нечего. Развал ДРСМД – это не наш выбор. Это США два десятилетия нарушали Договор, а теперь вообще «хоронят» это соглашение.

Что касается конкретных научно-исследовательских работ, то характерным примером является тема ударных беспилотников. Впервые вопрос о том, что такие средства подпадают под содержащееся в Договоре определение «крылатой ракеты наземного базирования» и, соответственно, должны рассматриваться в контексте Договора, мы поставили перед американцами ещё в 2001 г., когда у них прошли первые натурные испытания такой техники. Для нас было понятно, что из-под охвата Договора выпадает целый класс вооружений, аналогичных по своей природе ракетам средней и меньшей дальности по смыслу ДРСМД.

Однако реакция США на наши последовательные и настойчивые демарши осталась нулевой. Более того, через некоторое время Вашингтон вообще отказался обсуждать с нами этот вопрос. С момента возобновления работы Специальной контрольной комиссии по ДРСМД (ноябрь 2016 г.) и вплоть до сегодняшнего дня наши призывы разрешить данную проблему тем или иным способом также остались неуслышанными.

Разумеется, мы не могли лишь безучастно наблюдать за существенным смещением баланса сил в этой области в пользу США. С некоторых пор, наряду с нашими последовательными дипломатическими усилиями по разрешению российских озабоченностей в правовом поле, мы были вынуждены приступить к соответствующим разрешённым по ДРСМД исследовательским и опытно-конструкторским программам. С дальнейшим развитием наших ударных беспилотных систем будем определяться с учётом двух десятилетий безуспешных попыток урегулирования данного вопроса в правовом поле ДРСМД и нынешних действий Вашингтона по прекращению действия этого Договора.

Вопрос: Будем ли мы вести работу с европейскими партнерами с тем, чтобы они не размещали на своей территории американские ракеты средней и меньшей дальности? Или с учетом натовской солидарности, в том числе подтвержденной на последнем заседании Совета Россия-НАТО, маловероятно, что европейские союзники США откажут им в размещении этого класса ракет?

Ответ: Мы не питаем иллюзий по поводу того, какое значение уделяется в НАТО так называемой «блоковой солидарности» и какими методами она достигается. Показательный пример – демонстративная безоговорочная поддержка европейскими странами действий Вашингтона по разрушению ДРСМД, хотя именно для европейцев в этой связи могут возникнуть наиболее серьезные угрозы.

Впрочем, не хотелось бы углубляться в тему взаимоотношений внутри НАТО. Любые наши комментарии на этот счёт уже традиционно будут восприняты на Западе как «злонамеренная попытка внести разлад среди союзников по альянсу». Скажу лишь, что мы, безусловно, учитываем позицию в НАТО в поддержку деструктивных подходов США, естественным продолжением которых вполне может стать размещение новых ракетных систем в Европе.

Хотел бы вновь привлечь внимание к словам Президента России В.В.Путина о том, что Россия не будет развёртывать наземные системы средней и меньшей дальности ни в Европе, ни в других регионах мира до тех пор, пока там не будут появляться такие американские вооружения. Так что странам Запада придется самим решать, насколько серьезно они собираются подрывать собственную безопасность. Мы провоцировать никакую эскалацию напряженности не собираемся, но если на это пойдут страны Запада, то «зеркальный» ответ с нашей стороны тогда уж не заставит себя ждать.

Вопрос: Глава МИД ФРГ Х.Маас во время визита в Москву высказал мнение, что ДРСМД можно спасти и после того, как американцы официально уведомят Россию о выходе из него. Разделяем ли мы эту точку зрения и готовы ли пойти на дополнительные шаги, в том числе в виде односторонних инспекций или снятия с вооружения ракеты 9М729?

Ответ: Вопрос о возможностях и шансах на спасение ДРСМД должен быть обращён, прежде всего, к США. Именно они инициативно выходят из Договора. Напомню, что после публичного заявления о таком намерении, сделанного ещё в октябре прошлого года на высшем уровне, представители Вашингтона сразу же разъяснили нам, что данное решение окончательное и отнюдь не является «приглашением к диалогу».

При этом особо не скрывалось, что дело не столько в разногласиях с Россией, сколько в желании американцев в целом избавиться от неудобных для них договорных запретов. По их оценке, ДРСМД существенно ограничивает военные возможности США в проекции на страны, обладающие арсеналами наземных ракет средней и меньшей дальности и представляющие в глазах Вашингтона «угрозу американским интересам». Эти страны хорошо известны. Поэтому, что бы ни предпринимала Россия, нам вряд ли удастся удержать американцев от слома ДРСМД, если они именно такое решение уже приняли.

Тем не менее, в случае если в Вашингтоне все-таки возобладает разумный подход и будет проявлена политическая воля к конструктивному диалогу, мы, разумеется, будем готовы предпринять ещё одну попытку. Наших предложений по взаимным мерам транспарентности для разрешения встречных претензий мы не отзывали. В то же время, хотел бы ещё раз подчеркнуть, Россия неукоснительно соблюдает ДРСМД и не допускала каких-либо нарушений. Поэтому ни на какие шаги, предполагающие прямое или косвенное признание ничем не обоснованных обвинений в наш адрес со стороны США, мы, конечно же, не пойдём.

Вопрос: Какие реальные риски несёт непродление ДСНВ в совокупности с прекращением действия ДРСМД?

Ответ: Отмечаем, что после заявления США о выходе из ДРСМД к судьбе ДСНВ приковано особенно пристальное внимание, тем более что США всё время подпитывают неопределённость вокруг перспектив данного Договора, срок действия которого истекает в феврале 2021 г. Впервые за долгие годы крупнейшие ядерные державы могут остаться без действующего механизма взаимного ограничения ракетно-ядерных потенциалов, придающего их деятельности в этой сфере предсказуемый и проверяемый характер.

Очевидно, что исчезновение обоих соглашений означало бы разрушение всей десятилетиями бережно выстраивавшейся многосторонней системы контроля над ракетно-ядерными вооружениями. Это, в свою очередь, несло бы очевидные угрозы для стратегической стабильности и глобальной безопасности, провоцировало бы многостороннюю гонку вооружений, в т.ч. и в целом ряде и в без того взрывоопасных регионах мира.

Международному сообществу ещё предстоит оценить, насколько негативно слом ДРСМД скажется на перспективах Договора о нераспространении ядерного оружия. Уже сейчас очевидно, что демонтаж ДРСМД неминуемо приведёт к возрастанию уровня рисков безопасности, как минимум, в двух регионах: в Европе и АТР. Кому это выгодно? Вопрос во многом риторический. Наверное, те, кто всё это затеяли, опрометчиво посчитали, что извлекут из этого крайне опасного шага для себя выгоду. Это очень серьезное заблуждение. От развала ДРСМД в плане безопасности потеряют абсолютно все, включая и тех, кто принял такое решение.

Что касается ДСНВ, то мы не раз предлагали Вашингтону обсудить возможность его продления. Конечно же, для этого необходимо предварительно урегулировать проблему нелегитимного одностороннего вывода США из засчета по Договору значительной части своих СНВ, которые американцы лишь формально объявили «переоборудованными». Подтвердилось, что в действительности у них сделано, мы не можем, так как Вашингтон отказывается применять относящиеся к данному вопросу положения Договора. И здесь наши партнеры по Договору загоняют ситуацию в тупик. США требования Договора не выполняют и наши претензии по этому поводу не признают. Это дополнительно усложняет ситуацию вокруг возможности продления ДСНВ. Но мы готовы к профессиональной и нацеленной на результат переговорной работе. Большой вопрос в том, готовы ли к этому в Вашингтоне.

Вопрос: Россия считает, что США не полностью выполнили требования ДСНВ, в том числе по носителям. Если американцы не выполнят наши условия и не устранят эти проблемы, мы можем ответить на это зеркально и увеличить число наших носителей для восстановления баланса?

Ответ: Мы всё ещё придерживаемся мнения о необходимости решения данного принципиально важного вопроса политико-дипломатическими методами. Считаем, что их потенциал ещё не исчерпан. Хотелось бы верить в договороспособность такого, казалось бы, состоятельного государства как США. Пока же мы видим, что у них это не получается.

Вопрос: Может ли применение в отношении России атрибутивного механизма ОЗХО спровоцировать Россию на выход из этой организации?

Ответ: Дискутировать по поводу возможности и целесообразности выхода России из КЗХО пока преждевременно. За более чем два десятилетия своего существования ОЗХО многого добилась: ликвидировано свыше 72 тыс. тонн химического оружия, т.е. более 96,6% ранее накопленных на планете его запасов. В 2014-16 гг. в беспрецедентных тяжелейших условиях военного времени и самоотверженной борьбы с международным терроризмом из Сирии были вывезены и уничтожены боевые отравляющие вещества и их прекурсоры. Нельзя забывать, что ОЗХО даже получила за это Нобелевскую премию мира. В сентябре 2017 г. успешно и со значительным опережением графика завершилась наша национальная программа по уничтожению всех накопленных у нас ещё во времена СССР запасов химоружия. Всё это осуществлялось под строжайшим международным контролем по линии ОЗХО.

Сейчас участниками ОЗХО являются 193 государства, т.е. почти все страны мира. Мы близки к реализации основополагающей цели ОЗХО – полного избавления нашей планеты от химического оружия и угрозы его применения. По сути, единственным государством-обладателем химического оружия из числа участников ОЗХО в настоящее время остаются США, искусственно затягивающие сроки его ликвидации. Мы ведь все помним, что именно Вашингтон в свое время настаивал, чтобы в КЗХО был прописан амбициозный конечный срок ликвидации всех химарсеналов – апрель 2007 года. Мы уже в 2019 году, а США в отношении самих себя задачу уничтожения химоружия до сих пор почему-то не выполнили. Это не какие-то домыслы, а реальный факт нарушения обязательств по Конвенции. Примечательно, что сами США, и все им подконтрольные страны это нарушение предпочитают как-то стыдливо замалчивать. Примечательно, что они же наряду с Великобританией и рядом других стран Запада являются на сегодняшний день и главными «возмутителями спокойствия» в ОЗХО. Налицо их стремление политизировать техническую по своей сути Организацию и подчинить её деятельность своим геополитическим целям. Именно в этом контексте следует рассматривать и выдуманное странами Запада сирийское «химическое досье», и инспирированное Лондоном «дело Скрипалей», равно как и создание при Техсекретариате ОЗХО так называемого «атрибутивного механизма» в нарушение положений Конвенции о запрещении химического оружия.

Совместно с нашими единомышленниками будем решительно противодействовать продвижению в ОЗХО деструктивной повестки дня. Нельзя допустить изменению договорной и сугубо технической природы ОЗХО и превращения её в ещё один инструмент политического давления на неугодные англосаксам страны.

x
x
Дополнительные инструменты поиска

Международная безопасность