13.02.1910:35

Интервью Постоянного представителя России при Совете Европы И.Д.Солтановского международному информационному агентству «Россия сегодня», 10 февраля 2019 года

276-13-02-2019

Вопрос: Иван Дмитриевич, как Вы оцениваете взаимодействие с Советом Европы в целом на фоне конфликта России с ПАСЕ?

Ответ: Прежде всего, необходимо отметить, что даже на фоне этого конфликта продолжается субстантивная работа в Комитете министров Совета Европы, развивается межправительственное сотрудничество. О взаимодействии хорошо говорят цифры. За последние годы Российская Федерация ратифицировала шесть международно-правовых актов СЕ, в том числе в таких сферах, как безопасность во время спортивных мероприятий, что способствовало успешному проведению Чемпионата мира по футболу в нашей стране. Активно идет работа в области борьбы с фальсификацией лекарств, отмыванием денег, терроризмом. Ратифицированы протоколы к ЕКПЧ (Европейской конвенции по правам человека), к Европейской конвенции о выдаче и Рамочной конвенции о приграничном сотрудничестве, обновлена 108 Конвенция по защите персональных данных. За двадцать лет Россия подписала и ратифицировала 64 конвенции и еще 17 ожидают ратификации.

И это та созидательная работа, которая ведется на ежедневной основе и не освещается так подробно в СМИ, как это происходит с сессиями ПАСЕ, видимо, потому, что она не столь зрелищна и никто не бегает в зеленых перчатках для мытья полов. Поэтому хотелось бы особо подчеркнуть, что основным органом, принимающим решения, был и остается Комитет министров, который в своей работе может учитывать консультативное мнение Парламентской ассамблеи.

Откровенно говоря, конфликт в ПАСЕ негативно сказывается на работе в Комитете министров, осложняет взаимодействие по межправительственному сотрудничеству в целом. Безусловно, нерешенность проблемы сильно влияет на деятельность самой организации и на наши отношения с ней. На данный момент кризис в ПАСЕ, по сути, перерос в институциональный кризис, где встает вопрос о превышении полномочий ПАСЕ в отношении прерогатив КМСЕ (Комитета министров иностранных дел Совета Европы). А нерешенность институционального кризиса влечет за собой финансовый кризис. Такая вот цепная реакция. И как следствие – бюджетное секвестрование уже начало негативно сказываться на ряде направлений деятельности организации.

Вопрос: Насколько вероятно в этом году поднятие в рамках Комитета министров вопроса об исключении Российской Федерации из Совета Европы за неуплату взносов?

Ответ: Правило такое – если страна не платит взносы в бюджет организации в течении двух лет (для России этот срок наступит в июне этого года), это дает основание для ограничения ее представительства в органах СЕ, но не исключения. Однако в нашем случае ситуация гораздо серьезнее, и к ней нельзя подходить формально. Ведь ПАСЕ грубо попрала устав Совета Европы в отношении Российской Федерации. Именно по этой причине мы заморозили выплаты, а не потому что хотим выйти из организации или хотим кого-то шантажировать. Неуплата Россией взноса обусловлена наступлением для нас «особых обстоятельств», в силу которых Россия как член организации не может осуществлять всех прав, предусмотренных для всех остальных государств-членов уставом Совета Европы.

Поэтому те страны, которые поставят вопрос о нашем исключении, возьмут на себя ответственность за развал Совета Европы. Вполне вероятно тогда, что Франции, на которую как раз придется председательство в КМСЕ в это время, придется спасать «Большую Европу». Здравомыслящие европейцы осознают всю глубину нынешнего институционального кризиса в организации, и насколько они готовы отправить СЕ на пенсию, пока трудно сказать.

Вопрос: Какова процедура исключения страны из Совета Европы? Прописана ли она в уставе?

Ответ: В тексте устава СЕ нельзя найти самого термина «исключение». Это было сделано отцами-основателями организации намеренно. Создавая Совет Европы, они рассчитывали на сотрудничество, а не на его разрыв.

В соответствии со статьей 8 устава КМСЕ может предложить стране-члену выйти из Совета только в случае грубого нарушения статьи 3 устава, предусматривающей признание принципа верховенства права и принципа, в соответствии с которым все лица, находящиеся под юрисдикцией государства, должны пользоваться правами человека и основными свободами.

Если государство отказывается, то КМСЕ может принять решение о прекращении членства страны в Совете Европы.

Таким образом, указанная процедура, если следовать букве и духу устава, формально не связана с финансовыми обязательствами государств-членов.

Вопрос: Что станет для Российской Федерации показателем того, что ее озабоченности, связанные с ПАСЕ, услышаны, и она готова перевести свой взнос в бюджет Совета Европы?

Ответ: Наша позиция по этому вопросу остается неизменной. Мы категорически против того, чтобы регламент ПАСЕ использовался в качестве инструмента для сведения политических счетов внутри организации.

В Парламентской ассамблее на данный момент существует норма, позволяющая вводить санкции против национальных делегаций. Это противоречит главной уставной цели Совета Европы – «достижение большего единства между его членами».

Сначала необходимо привести регламент ПАСЕ в соответствие с уставом Совета Европы, в котором гарантированы равные права всех 47 государств-членов Совета Европы. Это позволило бы вернуть российских парламентариев в Ассамблею. После полного восстановления представительства России в Совете Европы, как уже неоднократно говорилось, Россия выплатит в полном объеме свой взнос в бюджет Совета Европы.

Вопрос: Российская сторона не представила в этом году необходимые для аккредитации делегации документы. В ПАСЕ указывают на то, что страна, не представившая необходимые документы в январе, не участвует в работе сессии в течении года. Означает ли это, что Москва не примет участие в выборах нового генерального секретаря Совета Европы в июне этого года?

Ответ: В январе 2019 года палаты Федерального Собрания приняли свои заявления о нецелесообразности направления заявки на подтверждение полномочий членов российской делегации в 2019 году. Мне нечего добавить к позиции наших парламентариев.

Вопрос: Как российская сторона оценивает четырех кандидатов, выдвинутых на пост генерального секретаря?

Ответ: В числе претендентов на позицию генсекретаря четыре политика: заместитель премьер-министра, министр иностранных дел и обороны Бельгии Дидье Рейндерс, вице-премьер, министр иностранных дел Хорватии Мария Пейчинович-Бурич, бывшая министр иностранных дел Греции Дора Бакоянни и бывший премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс.

Четверка сейчас ведет активную избирательную кампанию, о чем свидетельствуют материалы европейских СМИ.

Мы внимательно наблюдаем за этим процессом, фиксируем политические позиции соискателей, в том числе по важным для России вопросам. Ни один из кандидатов пока не озвучил предметной программы относительно будущего Совета Европы.

В конце марта на одном из заседаний Комитета министров состоится обмен мнениями со всеми участниками избирательной гонки, в ходе которого претенденты официально представят свои концепции и планы развития Совета Европы. После этого можно будет реально оценивать их подходы и шансы на избрание.

x
x
Дополнительные инструменты поиска

Международная безопасность