6.11.1817:53

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел, по делам Европейского союза и международного сотрудничества Испании Ж.Боррелем, Мадрид, 6 ноября 2018 года

2110-06-11-2018

  • ru-RU1 en-GB1 es-ES1

Уважаемый г-н Министр,

Дамы и господа,

Мне очень приятно находиться в Мадриде и продолжить наш диалог с испанскими партнерами. Отношения между нашими странами традиционно носят конструктивный, взаимоуважительный характер и, как мы сегодня еще раз отметили, уходят корнями в глубь веков.

В прошлом году отмечалось 350-летие первого посланца нашей земли в Испании, а через два года будем отмечать 500-летие начала переписки между Карлом I и тогда еще Московским князем Василием III.

Безусловно, в нынешней непростой ситуации в Европе, в тех обстоятельствах, в которых нам приходится выстраивать отношения с Евросоюзом, с НАТО, о которых сейчас г-н Министр упомянул, наши связи с Испанией остаются весьма позитивными и развиваются во всех областях. Прочной основой наших контактов и отношений является подписанная в 2009 г. Декларация о стратегическом партнерстве.

Мы сегодня с удовлетворением отметили продолжающийся уже второй год рост товарооборота. Он перевалил в прошлом году за 5 млрд долларов США. В этом году, наверное, будет дополнительная прибавка.

Активно работает межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, которая в прошлом году провела заседание в Москве. В этом году или в начале следующего года планируется ее заседание в Мадриде.

Мы в общем плане посмотрели на те вопросы, которые целесообразно вынести на повестку дня межправительственной комиссии. От России сопредседателем комиссии является Министр энергетики А.В.Новак. Сегодня наши коллеги информировали, что и новое правительство Испании тоже определилось с сопредседателем – от испанской стороны им будет Министр промышленности Р.Марото. Мы это активно приветствуем.

Также положительно оценили работу Делового совета, который возобновил свою деятельность несколько лет назад. Считаем, что это очень важный механизм для прямого диалога между предпринимателями и бизнесменами наших стран.

Мы также довольны тем, как начала свою работу двусторонняя Межведомственная группа по противодействию новым вызовам и угрозам с упором на контртеррористические задачи. 3 июля в Мадриде прошло ее очередное заседание. Сейчас мы готовим следующее – в Москве. Также рассчитываем, что в ходе этих контактов увенчаются успехом совместные усилия по подготовке межправительственного соглашения о сотрудничестве в борьбе с терроризмом. Проект этого документа находится на рассмотрении наших испанских коллег.

У нас есть договоренность активизировать работу и по другим аспектам договорно-правовой базы наших отношений. В частности, завершается подготовка документа о взаимном признании водительских прав и соглашения о взаимном признании документов об образовании. Думаю, и то, и другое будет прямо содействовать созданию более комфортных условий для общения между нашими гражданами, контактам между людьми.

У нас очень хорошо развиваются культурно-гуманитарные связи. Вслед за проведением за последние несколько лет перекрестных года языков и литературы и года туризма в будущем году стартует перекрестный год науки и образования, который мы сегодня также решили подготовить весьма тщательно и ускорить согласование списков мероприятий, которые будут готовиться в рамках этого проекта.

Приветствовали регулярные, интенсивные контакты по линии наших министерств иностранных дел. Сегодня подписали план консультаций на 2019-2020 гг. Конечно же, обсудили ключевые международные проблемы. Большое внимание уделили ситуации на Ближнем Востоке, на Севере Африки. Серьезных дополнительных усилий требуют задачи урегулирования в Сирии, Ираке, Ливии.

Рассмотрели и возможности нашего сотрудничества на различных площадках, включая Организацию Объединенных Наций (ООН), Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО).

Мы также обменялись мнениями, как уже сказал мой коллега, относительно нынешнего состояния отношений между Россией и Евросоюзом. С обеих сторон есть искренняя заинтересованность в том, чтобы эти отношения нормализовать. Но со своей стороны мы, конечно, не можем не обращать внимание на такой серьезный дестабилизирующий фактор Евроатлантики, как активизация деятельности НАТО на, по сути, российских границах.

У нас также есть общий интерес в том, чтобы взаимодействовать в рамках Совета Европы. В этой организации, как вы знаете, сложилась кризисная ситуация в связи с тем, что грубо нарушен ее Устав, который требует обеспечивать равную представленность государств в Парламентской ассамблее и во всех других органах этого общеевропейского института.

Говорили мы и об Украине. Как и Испания, Россия исходит из безальтернативности добросовестного, честного выполнения Минского комплекса мер. В этой связи, реагируя на интерес наших собеседников, мы подробно рассказали, основываясь на фактах, о той деструктивной линии, которую проводят киевские власти, упорно саботирующие выполнение взятых ими на себя обязательств.

В целом, считаю, что такие переговоры весьма полезны. Будем продолжать диалог между внешнеполитическими ведомствами на всех уровнях. Я пригласил г-на Министра в удобное для него время посетить с ответным визитом Российскую Федерацию.

Благодарю вас!

Вопрос: В Брюсселе разрабатывают механизм особой торговли для обхода ограничительных мер, спровоцированных американскими санкциями в отношении Ирана. Поможет ли это в становлении независимости от финансовых институтов США? Если этот механизм будет функционировать, будет ли Москва его поддерживать? 

С.В.Лавров: Американские меры в отношении Ирана абсолютно нелегитимны. Их осуществление – грубейшее нарушение решения Совета Безопасности ООН. Формы, в которых эти меры объявляются и реализуются, не могут не вызывать глубокого разочарования. Мы исходим из того, что нормы не только международного права, но и международного общения никто не отменял. Вести политику на основе ультиматумов и односторонних требований в нашу эпоху едва ли допустимо.

Говоря о сути того, что было объявлено, и как это будет влиять на торгово-экономические связи с Ираном, мы исходим из того, что Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), который был подписан в 2015 г. и единогласно одобрен в СБ ООН, сохраняет свою силу для тех, кто сохранил своё участие в этом механизме. После выхода США из СВПД своё участие в нём подтвердили европейцы, Россия, Китай и сам Иран. Сейчас в рамках совместной группы участников СВПД прорабатываются механизмы, которые позволят продолжать выполнять положения этого документа, прежде всего в том, что касается экономических связей с Ираном, и без участия США. Это дело непростое. Вы видите, какими неприемлемыми методами уже оказано давление на операторов системы «SWIFT». Однако эксперты активно занимаются этим вопросом и у них есть достаточно устойчивое понимание, что это возможно и такие меры будут найдены. 

Вопрос: Несколько западных стран обвинили Россию в попытках повлиять на выборы в США. Могли бы Вы это прокомментировать? Что Вы думаете о военной активности НАТО на границах России?

С.В.Лавров: Это совсем неинтересно и неново. Это обвинения, которые уже несколько, начиная с 2016 г. выдвигаются в наш адрес. В этой связи упоминаются не только выборы в США, но и референдум в Каталонии, недавние выборы в Швеции, наша вовлеченность в т.н. «дело Солсбери». Ни под одно из этих обвинений фактов представлено не было, хотя в каждом случае, когда нас начинают в чём-то подозревать, мы предлагаем садиться и разговаривать профессионально, показывать основания, на которых строятся подобные обвинения. Например, мы направили несколько официальных нот нашим британским коллегам с просьбой выполнить их обязательства по международным конвенциям, предоставить нам необходимую информацию, которая будет оправдывать их обвинительные заявления в наш адрес, требовали показать нашу гражданку, которая шесть месяцев удерживается непонятно где, вместе со своим отцом, который также является гражданином России. Нам официально ответили, что ничего говорить не будут, потому что это является предметом национальной безопасности Соединённого Королевства. Ни одного факта, подтверждающего наше вмешательство в какие бы то ни было выборы, будь то в США, Каталонии, Македонии или Черногории, представлено не было.

Сегодня мы об этом говорили с г-ном Министром. Он обращал внимание на то, что некоторые СМИ России якобы выходят за рамки своей журналистской деятельности и недозволительно занимаются вмешательством в различные внутренние избирательные процессы в других государствах. Я сказал г-ну Министру, как сейчас говорю вам, что мы предпочитаем обсуждать такого рода озабоченности не через микрофон, а профессионально, если есть вопросы к кому-то из российских граждан или СМИ. Мы не хотим, чтобы отношения с Испанией, нашим добрым другом, портились. Мы хотим, чтобы такие озабоченности не замалчивались, а предъявлялись на основе конкретных фактов. В частности, напомнил нашему коллеге о том, что мы всем нашим европейским и американским партнёрам неоднократно предлагали создать рабочие двусторонние механизмы по проблемам кибербезопасности. Это тема, которая будет с нами очень долго. Киберпространство используется в самых разных целях, в том числе неблаговидных. Мы за то, чтобы рассматривать любые возникающие вопросы через диалог. Мне показалось, что наши испанские партнёры заинтересовались идеей создания рабочей двусторонней группы по взаимодействию в сфере обеспечения кибербезопасности. 

Что касается военной активности НАТО на наших границах, то это нас беспокоит и создаёт угрозу безопасности России. Это грубо нарушает основополагающий Акт Россия–НАТО, которым предписано не размещать на территории новых членов на постоянной основе существенные боевые силы. Мы уже видим бригады, которые развёрнуты в странах Балтии, создание американских объектов противоракетной глобальной системы обороны в Румынии и Польше. Польские руководители выступили с инициативой разместить на постоянной основе дивизии США на своей территории, создав там базу.

Не может не тревожить объявленное намерение США выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Ясно, что все шаги, которые предпринимают наши натовские соседи в направлении наращивания своей инфраструктуры, военного присутствия на границах Российской Федерации, не могут оставаться без ответных, прежде всего военно-технических мер.

Но это не значит, что мы заинтересованы в эскалации напряженности. Наоборот, мы предлагаем нашим натовским коллегам перевести их заверения в том, что они заинтересованы в деэскалации ситуации, на язык практических действий – для начала возобновить нормальные полноценные контакты между военными. Натовские коллеги, к сожалению, уходят от такого серьезного разговора, но я думаю, что все равно жизнь когда-нибудь заставит это сделать.

Вопрос (адресован Ж.Боррелю): Обсуждался ли на переговорах вопрос о выходе США из ДРСМД? Что Вы думаете по этому поводу? Есть ли у Вас рецепт решения этой проблемы?

С.В.Лавров (отвечает после Ж.Борреля): Могу только приветствовать то, что сейчас здесь прозвучало. Когда США объявили о намерении выйти из ДРСМД, в Москве находился с визитом помощник Президента США по национальной безопасности Дж.Болтон. Из контактов с ним – в ходе встречи с Президентом России В.В.Путиным,  переговоров в Совете безопасности России, в нашем Министерстве мы поняли, что решение принято. Речь идет только о том, когда конкретно запускать процедуру выхода США из этого Договора.

Договор был заключен между СССР и США. Прежде всего, он касается наших двух стран. Но ясно, что в свое время он был квалифицирован, и эта оценка подтверждалась неоднократно, в качестве одного из краеугольных камней глобальной безопасности и стабильности. К тому, что происходит с этим Договором, к его судьбе среди серьезных политиков равнодушных нет.

Когда  о намерении США было заявлено публично, мы с учетом действительно глобальной важности этого Договора предложили обсудить складывающуюся ситуацию на сессии ГА ООН, внесли соответствующие предложения о том, чтобы провести дискуссию по этому вопросу. К сожалению, предложение не прошло. Многие просто не захотели ссориться с американцами, особенно небольшие страны. Но удивило то, что все страны Европейского союза проголосовали против обсуждения этой темы на ГА ООН. Надеюсь, что эта позиция не связана с существом подхода ЕС к самому содержанию Договора.

Вопрос: Отношения России и США очень сильно зависят от внутриполитической обстановки в Соединенных Штатах. Ожидаете ли Вы, что после предстоящих там промежуточных выборов наши отношения изменятся?

С.В.Лавров: Как я уже сказал, все обвинения по поводу нашего вмешательства в прошлые президентские выборы, что мы будем вмешиваться в сегодняшние выборы, оказались пустыми заявлениями. Никаких конкретных фактов, несмотря на наши многочисленные обращения, нам никто не предъявил. Это касается президентских выборов два года назад. Видимо, по той же причине отсутствия каких-либо фактов в отношении промежуточных выборов американские официальные лица уже заявили об отсутствии свидетельств того, что мы каким-то образом вмешиваемся в эти выборы.

Чем они закончатся, это будет решать американский избиратель. Мы не просто убеждены, мы твердо знаем, что внутриполитические пертурбации в США напрямую влияют на отношения Вашингтона с Москвой. Наши связи, контакты, партнерство, которого так ждут многие страны мира по проблемам глобальной безопасности, стали заложником внутриполитических дрязг в США. Не буду гадать,   как результат этих выборов повлияет на будущее наших отношений. Надо сначала дождаться, когда эти результаты будут объявлены. Прежде всего, хотелось бы, чтобы внутри США эта ситуация успокоилась, чтобы Вашингтон мог сконцентрироваться на каких-то позитивных шагах на международной арене в интересах развития равноправного сотрудничества. 

Вопрос (обоим Министрам): Вы говорили о территориальной целостности Испании, Украины. Какова ваша позиция относительно Крыма? Вы также упомянули о том, что ЕС, Испании и России необходимо вести конструктивный диалог. Может быть, Испания могла бы участвовать в пересмотре санкций или сделать какой-то жест, чтобы изменить отношения, сложившиеся после событий в Крыму и вокруг Скрипалей?

С.В.Лавров (отвечает после Ж.Борреля): Не очень удобно, но постоянно приходится возвращаться, когда возникает тема Украины, Крыма, к первопричинам нынешней ситуации.

Напомню, 21 февраля 2014 г. Президент Украины В.Ф.Янукович и лидеры оппозиции подписали соглашение об урегулировании внутриукраинского кризиса, которое предусматривало проведение досрочных выборов и одновременно - создание правительства национального единства. Подписи под этим документом поставили Франция, Германия и Польша от имени ЕС. Не прошло и суток, как это соглашение было растоптано оппозицией. А Германия, Франция, Польша и весь ЕС ни словом, ни делом не продемонстрировали свое несогласие с подобным подходом, с тем, что антигосударственные, антиконституционные перевороты неприемлемы. Просто ЕС смирился с приходом к власти радикалов.

Первым актом  новых властей была отмена закона, гарантировавшего права русскоязычного населения Украины. Один из тех, кто осуществлял вооруженный переворот, Д.Ярош (лидер т.н. «Правого сектора» - неонацистской, радикальной организации) заявил сразу после этого, что русским нечего делать в Крыму, потому что русский никогда не будет думать, говорить по-украински и почитать украинских героев, к которым он причислил С.Бандеру, Р.Шухевича – пособников Гитлера, нацистов. Д.Ярош сказал, что поэтому русский в Крыму должен быть уничтожен либо изгнан. Затем он направил своих очень хорошо вооруженных «молодчиков» штурмовать Верховный Совет Крыма. Тогда крымские власти и объявили о необходимости проведения референдума. Он состоялся. Все те, кто был искренне заинтересован в том, чтобы получить информацию из «первых рук», могли туда поехать. Многие западные представители НПО, деятели культуры были в Крыму и видели, как проходил референдум. Россия не могла не признать его итоги и не откликнуться на решение крымского народа вернуться в состав Российской Федерации.

За последние пару месяцев на Украине были приняты законы об образовании, о функционировании украинского языка в качестве государственного (он пока был принят только в первом чтении), которые запрещают не только обучать детей на каком-либо языке кроме украинского, но и использовать другой язык кроме украинского на работе, в быту, магазинах, спортзалах, кинотеатрах, театрах. Исключения предусмотрены в отдельных случаях только для языков ЕС. Иными словами - это прямая дискриминация только одного языка – русского, на котором разговаривает подавляющее большинство украинского населения. Я направил личные письма на эту тему, в том числе Высокому представителю ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини, Генеральному секретарю НАТО Й.Столтенбергу, руководителям ООН, ОБСЕ, Совета Европы. Пока ни от кого, в том числе от ЕС, не получил какой-либо реакции на свои обращения. Мы до сих пор не знаем, что ЕС думает по поводу такого отношения Украины к огромной группе своего населения, и как это соотносится с Конституцией Украины, где записана обязанность государства обеспечивать права национальных меньшинств, в том числе русскоязычного и других. Я уже не говорю о многочисленных европейских и международных конвенциях, в которых участвует Украина и которые обязывают ее обеспечивать языковые, образовательные права для всех национальных меньшинств. Пока, повторю еще раз, мы ожидаем, какая реакция будет со стороны руководства ЕС, которому мы направили такое обращение.

Вы спросили также про «дело Скрипалей». Не буду ничего добавлять. Я уже сказал, что мы думаем по этому поводу. Если есть конкретные факты, мы готовы их рассматривать. Но сейчас, наверное, самым главным является наше требование к Лондону предъявить российскую гражданку и ее отца. С.Скрипаль также является подданным Великобритании, а дочь – только гражданка Российской Федерации. Неприемлемо уже более полугода отказывать нам в свидании с ней, нашему требованию хотя бы показать, что она жива. Пока не изменится подобная высокомерная позиция Великобритании, мне кажется, обсуждать здесь совершенно нечего.

Относительно санкций я уже упоминал, что Испания - среди тех стран, которые понимают ненормальность нынешнего положения в том, что касается отношений между Россией и ЕС. Если ЕС готов делать шаги по выправлению ситуации, мы точно не останемся в долгу и ответим взаимностью. Но затевали всю эту историю не мы. Санкции  объявлялись, еще раз напоминанию, за волеизъявление крымского народа под угрозой уничтожения террористами. Санкции также объявляли за то, что Донбасс отказался признать антиконституционный государственный вооруженный переворот. Не могу расценить такие решения Брюсселя как оправданные.

Исхожу из того, что желающие нормализовать отношения, те,  кто понимает совершеннейшую контрпродуктивность нынешней ситуации, должны сделать первый шаг в рамках ЕС и договориться о том, как они будут дальше выстраивать отношения с Россией.

Мы понимаем, ЕС действует на основе консенсуса, но обычно консенсус – нечто среднее, компромиссное между крайними позициями. Пока же консенсус ЕС в отношении России выстраивается на основе наименьшего общего знаменателя, позиции русофобского, очень агрессивного меньшинства. Повторю еще раз, как только будет сделан шаг к нормализации отношений со стороны ЕС, мы точно ответим взаимностью. Уверен, что это будет на пользу всем членам ЕС и России.

Дополнительные материалы

Видео

Фотографии

Показывается результатов: 1.
x
x
Дополнительные инструменты поиска