11.09.1813:27

Выступление заместителя Министра иностранных дел России С.А.Рябкова на открытии первой Конференции ООН по космическому праву и космической политике, Москва, 11 сентября 2018 года

1636-11-09-2018

  • en-GB1 ru-RU1

 

Уважаемая г-жа Директор,

Уважаемый г-н заместитель Генерального директора,

Хотел бы приветствовать организаторов, участников и гостей первой Конференции ООН по космическому праву и космической политике. Уверен, что данное мероприятие станет хорошей площадкой для широкой дискуссии и обмену опытом в этой области.

Ожидается, что Конференция будет содействовать формированию компетенций в сфере космического права и космической политики, в т.ч. в развивающихся странах, учитывая цели существующей программы по наращиванию потенциала, обучению и образованию, реализуемой Управлением ООН по вопросам космического пространства. Ожидаем, что участники Конференции продемонстрируют высокий уровень анализа подходов, которыми государства могли бы руководствоваться с тем, чтобы Организация Объединённых Наций, и, в частности, её Комитет по использованию космического пространства в мирных целях (Комитет ООН по космосу) могли успешно обеспечивать дальнейшее развитие международного регулирования космической деятельности.

Позвольте мне сделать некоторые комментарии, которые представляются уместными с учётом повестки дня Конференции.

На различных международных форумах периодически делаются общие ссылки на необходимость развития международного космического права. Тем не менее, нет сформировавшихся общих подходов, как на академическом, так и на политическом уровнях, в отношении задействования потенциального нового правового регулирования.

Хорошо известно, что после того, как Генеральная Ассамблея своей резолюцией 34/68 от 5 декабря 1979 г. консенсусом одобрила Соглашение о Луне, государства – члены Комитета ООН по космосу во всё большей степени стали придерживаться идеи обеспечения в дальнейшем международных регулятивных рамок посредством разработки и принятия конкретных юридически не обязывающих документов.

Такой подход представлялся приемлемым и разумным, поскольку давал возможность обеспечивать регулятивные рамки в конкретных областях космической деятельности (как, например, использование ядерных источников энергии в космосе) на основе политических обязательств. Подобная концепция по существу предполагала надлежащее регулирование, которое характеризовалось дополнительной гибкостью и полностью отвечало потребностям ответственного поведения в космосе.

Аналогичный подход, будь он в полной мере и эффективно применён к своду руководящих принципов обеспечения долгосрочной устойчивости космической деятельности, работа над которым, к сожалению, была прервана в июне текущего года, мог бы способствовать восполнению очевидных пробелов в международном правовом регулировании безопасности в космосе. К сожалению, по политическим причинам этого не случилось. Если бы все государства были более конструктивны и дальновидны при рассмотрении серьёзных вопросов безопасности космических операций, то Комитет ООН по космосу сделал бы значительный шаг в направлении формирования более широкой системы общей безопасности в космическом пространстве.

Международное регулирование в космической сфере, похоже, потеряло значимость для некоторых государств, которые претендуют на то, что их собственные стандарты, процедуры и практики имеют исключительную ценность.

Ситуация вокруг переговоров по разработке свода руководящих принципов обеспечения долгосрочной устойчивости космической деятельности вызывает у нас особую озабоченность.

Само собой разумеется, что государства должны поощряться к тому, чтобы на национальном уровне формировать политику, регулирующую их космическую деятельность в соответствии с международным правом. Однако здесь не должно быть какого-либо геополитического подтекста и намерений установить правила для всего мирового сообщества.

Хотели бы также отметить, что, при всей важности развития т.н. наилучших практик, государства не могут позволить себе переключиться на разработку будущих международных документов, содержащих лишь ссылки на такие практики или их общее описание, поскольку посредством таких документов создать регулирование будет невозможно.

Юридически не обязывающее нормативное регулирование могло бы играть ещё большую роль, если бы государства поддержали его посредством принятия соответствующих политических директив на национальном уровне. Полагаю, что буду прав, если скажу, что Россия является единственной страной, которая в своей Военной доктрине однозначно подтвердила приверженность установлению под эгидой ООН режима безопасности космических операций. Предложили бы всем государствам последовать этому примеру, создавая таким образом предпосылки для успеха будущих переговоров.

Проблем неизбежно станет больше, если государства будут пренебрегать международным регулированием космической деятельности и встанут на путь наделения самих себя полномочиями по регулированию космического пространства, выходящими за пределы того, что разрешено международным правом. Односторонний подход уже очевиден и проявляет себя, в первую очередь, в попытках сформировать совершенно новое, политически мотивированное понимание того, каким образом следует осваивать космические ресурсы. Увлечённость политикой односторонних действий может нанести ущерб безопасности в космосе.

Наличие надлежащих международных регулятивных рамок, относящихся к безопасности космических операций, за что выступает Россия, означало бы, что государства успешно продвигают цели укрепления доверия в космической деятельности. Само такое регулирование было бы важным фактором формирования, в частности, модели т.н. управления движением в космосе (УДК), которая видится в качестве возможной новой концепции осуществления космической деятельности.

Интересам всех государств служило бы достижение обоснованных суждений в отношении потенциального УДК. Пока же все мы находимся в самом начале процесса осмысления и разработки потенциального нового международного регулирования. Критически важное значение для такого начинания имеют, например, предоставление и совместная актуализация информации об объектах и событиях в космосе. Тем не менее, в контексте разработки свода принципов обеспечения долгосрочной устойчивости космической деятельности государства согласовали лишь общее положение о необходимости обмена информацией об объектах и событиях в космосе, не сумев, однако, определить инструментарий для достижения эффективного информационного взаимодействия.

С учётом того, что Соединённые Штаты в своих недавно утверждённых политических документах предложили другим государствам «встроить» свои интересы в создаваемую США национальную структуру УДК, мы могли бы рассчитывать, что Соединённые Штаты, тем не менее, поделятся своим видением подлинно международного регулирования УДК.

Россия активно прорабатывает идеи потенциального регулирования, которое исключало бы возникновение конфликтов в космическом пространстве. Мы выступаем за всестороннее изучение факторов, ставящих под угрозу безопасность в космосе. Для государств было бы очень важно иметь международное регулирование, которое способствовало бы тому, чтобы нештатные ситуации в космическом пространстве не выходили из-под контроля и подлежали разрешению.

В заключение хотел бы особо подчеркнуть, что совместно осмыслить новое эффективное международное регулирование в космическом пространстве еще не поздно. Россия готова к такой предметной работе.

Благодарю Вас.

x
x
Дополнительные инструменты поиска