12.08.1819:19

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ «на полях» Пятого каспийского саммита, Актау, 12 августа 2018 года

1483-12-08-2018

  • en-GB1 ru-RU1

Вопрос: Что такое Каспий? Это все-таки озеро, море или ни то, ни другое?

С.В.Лавров: Каспий - это особый водоем. Его соответствующие характеристики изложены в тексте Конвенции о правовом статусе Каспийского моря (Конвенция), с которой можно ознакомиться. На Каспий не распространяются нормы, касающиеся открытых морей и океанов, в том виде, в котором они закреплены в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. У Каспия есть свой режим, который отражен в Конвенции. Тем самым мы нашли компромисс между позицией тех, кто требовал полного распространения на Каспий Конвенции 1982 г., а с такими предложениями уже не один год выступали некоторые западные коллеги, и между теми, кто считал, что это озеро, а по сему здесь вообще ни о чем договариваться не надо, были и такие мнения.

Я считаю, что это очень хороший результат, который Президент России В.В.Путин в заявлении для прессы назвал «историческим успехом», так оно и есть.

Вопрос: А что по поводу неразмещения вооруженных сил других стран на Каспии? Насколько можно быть уверенным в том, что именно так и будет?

С.В.Лавров: У нас нет сомнений, что главы государств, ставя свою подпись под документом, в котором содержится такое обязательство, поступали ответственно и с полным осознанием того, о чем идет речь.

Вопрос: Давно не собирались лидеры «нормандской четверки». Не пора ли им встретиться?

С.В.Лавров: Мы уже комментировали эту тему. Мы за то, чтобы «нормандская четверка» работала активно, но, чтобы эти встречи не заканчивались договоренностями, которые потом не выполняются. Мы много раз приводили примеры, связанные с саммитами «нормандской четверки» в октябре 2015г. в Париже и потом в октябре 2016г. в Берлине. В ходе этих саммитов была достигнута очень конкретная договоренность - сами лидеры на карте обозначили три населенных пункта (Покровское, Золотое и Станица Луганская), где должен был состояться не просто отвод тяжелых вооружений, а разведение сил и средств. В первых двух населенных пунктах произошло такое разведение сил и средств. В Станице Луганской украинская сторона, власти Украины ищут любые предлоги, чтобы этого не состоялось. В частности выдвинули одностороннее требование, чтобы перед тем, как начнется такое разведение сил и средств, должно быть семь дней полной тишины, ни единого выстрела. С тех пор специальная мониторинговая миссия ОБСЕ уже 22 раза объявляла, что зафиксирован 7-дневный, недельный период полной тишины. Украинские представители тут же говорили, что это статистика ОБСЕ, а они дескать насчитали пару-тройку выстрелов. Вторая договоренность, которая была достигнута в Париже, а потом подтверждена в Берлине, это т.н. «формула Штайнмайера» о способе введения в силу закона об особом статусе Донбасса. Это была договоренность, закрепленная главами государств. Она не выполняется, также как и договоренность по Станице Луганской, поэтому мы попросили наших коллег, которые хотят вновь собирать «нормандскую четверку» на высшем уровне, хотя бы из уважения к главам государств, сделать это после того, как предыдущие соглашения будут воплощены в жизнь.

Вопрос: В разговоре с Госсекретарем США М.Помпео Вы заявили о категорическом неприятии их заявлений о том, что США собираются ввести новые санкции. Что ответил М.Помпео? Отталкиваясь от событий последних недель, стоит ли встречаться России и США на высшем уровне, если потом отношения выстраиваются так, как они выстраиваются?

С.В.Лавров: Что касается неприятия последнего акта, который опубликовал Государственный департамент США, думаю все, кто хоть мало-мальски знаком с т.н. «делом Скрипалей», понимают всю абсурдность заявления, которое содержится в официальном документе Госдепартамента о том, что США «установили», что именно Россия виновна в инциденте в Солсбери.

Насчет Вашего вопроса относительно того, стоит ли встречаться, мы никогда не уходили от контактов, в том числе и с представителями тех стран, которые проводят явно недружественную политику по отношению к нам. Если лидеры почувствуют необходимость встретиться и вернуться к тем вопросам, которые, нам казалось, должны объединять Россию и США, но которые вызывают отторжение у некоторых кругов внутри США, то, я думаю, такая встреча состоится. По крайней мере, готовы развивать такие контакты на уровне глав внешнеполитических ведомств, если, конечно, американская сторона будет готова действовать на основе баланса интересов, равноправия и учета позиций друг друга.

Вопрос: В ультимативной манере нам говорят, что будет второй возможный пакет санкций, если мы сейчас чего- то не сделаем.

С.В.Лавров: Не чего-то. Нам говорят, что мы должны будем в течение трех месяцев после того, как 22 августа будет введен в действие первый пакет, выступить с некой гарантией, что мы больше не будем так себя вести и согласимся на то, чтобы зарубежные, международные инспекторы посещали по требованию наши химические предприятия. Могу сказать только одно - в рамках ОЗХО уже три года, как мы получили подтверждение о том, что на основе всех мыслимых инспекций, которые были проведены на нашей территории, процесс химического разоружения Российской Федерации завершен. Примерно в те же сроки, что и мы, это должны были сделать и США. Они опять попросили о продлении теперь уже, по-моему, до начала 20-ых годов, так что скорее всего нужно говорить о том, что есть проблема с уничтожением химического оружия у США. Мы не закрывали от инспекторов свои предприятия. Они посетили все, что хотели, и пришли к тому выводу, о котором я Вам сейчас сказал.

Дополнительные материалы

Видео

x
x
Дополнительные инструменты поиска